Опубликовано: 5500

Вспомнить то, что нельзя забыть. 1998 – Год единства и национальной истории

Вспомнить то, что нельзя забыть. 1998 – Год единства и национальной истории Фото - Предполагалось, что Ельцин пробудет в Алматы 2 дня, но время его визита было сокращено до 6 часов

В этом году Казахстан отмечает 30-летие Независимости. Мы многое пережили, всё это отражено в официальных документах и публикациях СМИ. “ КАРАВАН” не собирается писать свой учебник истории. Мы просто хотим напомнить те факты, события, явления, которые изменили всех нас за это время .

“КАРАВАНУ” в этом году тоже исполняется 30 лет. Перелистаем страницы Независимости вместе?

Конституция с изменениями и претенденты с амбициями

Осенью объявили внеочередные выборы Президента Казахстана. Перед этим в 19 статей Конституции внесли поправки, изменения и дополнения. Для Президента снят верхний возрастной предел – 60 лет, и им может стать гражданин РК не моложе 40 лет (до этого было 35). Срок полномочий увеличен до 7 лет. Отменено ограничение на срок пребывания в должности одного и того же человека. Изменен порядок передачи полномочий в случае освобождения или отречения от должности главы государства – председатель мажилиса добавлен после спикера сената, но до премьер-министра.

Изменен срок полномочий депутатов парламента: для сенаторов – до 6 лет, для мажилисменов – до 5. Установлен порог – 7 процентов голосов избирателей для допуска политических партий на основе партийных списков на проход в мажилис.

На стадии регистрации отсеялись 2 претендента – экс-премьер Акежан Кажегельдин и “черт из табакерки” (как его охарактеризовал один политолог) – Амантай-кажы. Первый (его уже начали обвинять в коррупции) возглавил Республиканскую народную партию Казахстана и заявил о своей оппозиционности. Второй развесил на деревьях в Алматы свои простыни-лозунги с призывами избавить мир от коррупции, ядерного оружия и мафии. В итоге в финал президентской гонки вышли лидер казахстанских коммунистов Серикболсын Абдильдин, экс-глава таможенного комитета генерал Гани Касымов и общественный деятель – писатель Энгельс Габбасов.

Рыночный фастфуд

Умельцы, способные быстро напечь гору пирожков, баурсаков, чебуреков, налепить манты, растянуть лапшу для лагмана, открывают свои точки по продаже домашнего фастфуда на рынках. А где еще? Тут же всегда много едоков.

В Алматы работали стихийные точки общепита, в которые в обеденное время выстраивались огромные очереди

В Алматы работали стихийные точки общепита, в которые в обеденное время выстраивались огромные очереди

На алматинской барахолке работали точки, в которые в обеденное время выстраивались огромные очереди. Клиенты знали поваров по именам: у кого вкуснее самса, а где готовят настоящий узбекский плов. Популярность набирали и закусочные на колесах – когда еда сама приезжает туда, где ее ждут. Здесь тоже были свои лидеры.

На “европейке”, самой популярной барахолке Алматы, все знали: у хрупкой Зауре самые лучшие баурсаки, сосиски в тесте и чай. А седой дедушка, которого все называли “аташка”, готовил изумительные манты. Ходили слухи, что когда-то он работал поваром у самого Кунаева.

Аташка в белоснежном фартуке и нарукавниках загружал манты, овощную заливку, соусы, термосы с чаем и салфетки на самодельную тележку и отправлялся по рядам барахолки. Манты разлетались не хуже пирожков с картошкой от бабы Зины. Снедь он упаковывал в пакеты и одноразовую посуду. Такой же сервис был на многих рынках. Отдельные повара заслужили такую народную любовь, что поесть их жирные беляши и чебуреки специально приезжали даже сотрудники банков – потому что дешевле, чем американский фастфуд. Спустя годы этот народный промысел переехал в подземные переходы. Именно там его качество и упало.

Визит на 6 часов

12 октября в Казахстан с официальным визитом прибыл тогдашний президент России Борис Ельцин. На повестке дня были вопросы развития торгово-экономического сотрудничества, делимитация казахстанско-российской границы и арендная плата за использование комплекса “Байконур”.

Предполагалось, что Ельцин пробудет в Алматы 2 дня, но время его визита было сокращено до 6 часов. Причиной этому в Кремле назвали недомогание российского президента вследствие трахеобронхита. Якобы врачи даже прописали ему постельный режим. Но есть и неофициальная версия, согласно которой у Бориса Николаевича были совсем другие проблемы со здоровьем: он стал отвечать на вопросы невпопад, странно себя вести и откровенно заговариваться, что очень походило на деменцию. Тем не менее встреча в Алматы прошла успешно: Ельцин провел переговоры с Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ, подписал ряд документов и вручил Президенту Казахстана орден Андрея Первозванного.

Сбежал с миллионами

В мае главу Фонда обязательного медицинского страхования Талапкера Иманбаева объявили в международный розыск. Как потом выяснит суд, чиновник отправился в США по студенческой визе. Но, видимо, не рассчитывая на стипендию, увез с собой 906 миллионов тенге, которые за 2 года накопились на счетах ФОМС. Заочно Иманбаева приговорили к 9 годам заключения. И о самой идее медстрахования забыли на 20 лет.

Только в 2018 году с казахстанцев вновь стали собирать обязательные взносы на лечение. Как уверяют новые руководители минздрава и ФОСМС, на этот раз никому с накопленными деньгами сбежать не удастся. Иманбаев, к слову, на связь с казахстанскими СМИ вышел только в 2014 году. Уверял, что стал жертвой интриг и никаких денег не крал. А где они?

Из бизнеса – во власть. Миссия эпохи перемен

Пока страна только училась жить в условиях рыночной экономики, были и те, кто нажил за годы Независимости состояние и заработал определенный авторитет в народе.

Еркин Калиев, Мухтар Джакишев, Ораз Жандосов, Булат Абилов – вот далеко не полный список тех, кого в прессе называли “технократами”, “младотюрками” и “новыми казахами”.

Первым в кресло вице-премьера сел Ораз Жандосов (до этого еще и Национальный банк возглавлял). Министром финансов стал экс-банкир Сауат Мынбаев, министром энергетики, индустрии и торговли – экс-глава, KEGOC Мухтар Аблязов. Нурлан Каппаров, основатель компании “Акцепт”, возглавил “Казахойл”. Спустя год он станет замминистра энергетики – самым молодым вице- в истории Казахстана – всего в 28 лет. Мухтар Джакишев за несколько лет превратит “Казатомпром” в компанию мирового уровня. Вспомнить то,что нельзя забыть. 1997 – Год общенационального согласия и памяти жертв политических репрессий

У действующих до того министров был опыт советской экономики, который в условиях глобального кризиса не работал. Расчет правительства Нурлана Балгимбаева был прост: смогли построить свой бизнес – смогут и страну. Младотюрки взялись за реформы с энтузиазмом. И привнесли в работу кабмина флёр либерализма. Только Булат Абилов не стал примерять на себя кресло чиновника. Хотя года 2 работал советником главы государства. Популярность нового поколения управленцев росла, и в 2001 году они решили, что могут разговаривать с политическими тяжеловесами на равных и даже диктовать им свои условия, объявив о создании партии “Демократический выбор Казахстана”. Что было дальше? Вскоре в правительство вернулись старые кадры.

Новое имя столицы

9 июня состоялась официальная презентация Астаны как столицы Казахстана. Елбасы писал в своей книге “В сердце Евразии”, что это название пришло ему в голову в 2 часа ночи: “С названием пришлось повозиться. “Акмола” в переводе с казахского – “белая могила”, что вызывало кривотолки. “Над вопросом переименования столицы я думал неустанно. И однажды ночью меня осенило – Астана! Столица, она и есть столица! На казахском звучит очень красиво и ярко. Так же звучит и на русском, и на английском. В этом названии есть какой-то оттенок решительности, твердости и четкости – Астана! Словно какой-то броский и краткий лозунг, отражающий наши общие настроения и ожидания от переноса столицы”.

Газеты города организовали настоящий диспут о том, как же теперь звать местных жителей? После долгих споров укоренилось – астанчане.

Столичный лоск Астана приобрела не сразу. Первые годы горожан бесили ежедневные веерные отключения электричества и перебои в подаче горячей воды. А на улицах была даже не акмолинская, а еще целиноградская грязь. Бороться с нею решили при помощи “чистых пятниц”: за каждым госорганом закрепили конкретную улицу, на которой чиновники наводили и поддерживали порядок за свой счет. Вскоре родился лозунг: “От каждого учреждения – 100 посаженных деревьев”. Столько посадить не удалось. Зато квартиры в то время стоили копейки: двушку можно было купить за 3–5 тысяч долларов.

Нурсултан Назарбаев: Над вопросом переименования столицы я думал неустанно. И однажды ночью меня осенило – Астана! Столица, она и есть столица! На казахском звучит очень красиво и ярко. Так же звучит и на русском, и на английском

Нурсултан Назарбаев: Над вопросом переименования столицы я думал неустанно. И однажды ночью меня осенило – Астана! Столица, она и есть столица! На казахском звучит очень красиво и ярко. Так же звучит и на русском, и на английском

То, что обычный областной центр в одночасье стал столицей, не могло не сказаться на спросе на недвижимость. Цены начали расти. Уже через месяц-два двухкомнатную квартиру можно было найти, но уже за 6–8 тысяч долларов.

В тот же год зародилась новая традиция – строить ледовые городки. Уж с чем-чем, а со снегом и морозами в Астане никогда не было проблем. Потом ледовые городки начали появляться в других городах Казахстана.

У города было много имен: сначала Акмолинск, потом Целиноград, Акмола. Астана, Нур-Султан. Но живут в столице всё те же астанчане.

Старость – не в тягость?

1 января в стране стартовала пенсионная реформа. Важнейшая социальная функция государства перешла в частные руки. Отцы-основатели новой системы – финансисты Ораз Жандосов, Наталья Коржова и Гульжана Карагусова – в рамках информационной кампании пытаются донести до граждан: уже сегодня вы сами определяете размеры своей будущей пенсии.

Гульжана Карагусова, Ораз Жандосов, Наталья Коржова

Гульжана Карагусова, Ораз Жандосов, Наталья Коржова

Классическая схема “сохранить и приумножить” предполагает, что каждый казахстанец будет ежемесячно перечислять в Накопительный пенсионный фонд 10 процентов своего заработка. Затем эти деньги НПФ передаст в управление инвестиционной компании. Та, в свою очередь, вложит их в ценные бумаги или депозиты и даже постарается на этом заработать. Сложную трехуровневую схему понимают не все.

При этом гражданам повысили пенсионный возраст. Если в постсоветском Казахстане женщины и мужчины выходили на пенсию соответственно в 55 и 60 лет, то теперь – в 58 и 63.

Через 3 года объем средств в НПФ превысил 775 миллионов долларов, что было равно 4,5 процента от ВВП.

Примета времени: на работе людей заставляли чуть ли не под угрозой задержки зарплаты заключать договоры с пенсионными фондами. К марту в стране их уже – 1,5 десятка, но деньги все по старинке несут в Государственный фонд (56 процентов вкладчиков). Компании по управлению пенсионными активами, не особо утруждаясь, почти все полученные деньги (97 процентов) вкладывали в государственные ценные бумаги. Кстати, ЕНПФ до сих пор поступает так же.

Все истоки новых проблем – из прошлых

Не от хорошей жизни многие сельчане разбирают свои дома по кирпичику и досточке и перевозят их поближе к крупным городам. Туда, где можно было что-то заработать и прокормиться. Переезжали целыми аулами. Именно так получили свое начало микрорайоны “Шанырак” вокруг Алматы. Такой вот народный лайфхак: денег у людей не было от слова “совсем”. В результате с карты страны исчезли десятки населенных пунктов.

90-е не зря называют “лихими”. Криминала было выше крыши, могли запросто ограбить на улице.

Милиции (в декабре 1998 года ее переименовали в полицию) было по барабану, что кого-то пырнули, убили или обсчитали на кассе.

Зарплата маленькая, риск высок, график круглосуточный – текучка в правоохранительных органах нереальная. И в госслужбе никто не хотел работать... Это при безумной-то безработице!

Коллега вспоминает: “Раз в 3 месяца мы ездили в аул к родственникам. Мешок муки, картошки, лука, риса, упаковка подсолнечного масла, сладости для детей... Едешь ночью по трассе – и ни одной машины навстречу или в попутном направлении. Непроглядная темень на протяжении сотен километров. Сейчас в это верится с трудом, но так было. Проблемы с бензином, электричеством, связью, ремонт дорог – а что это? Сегодняшние пробки-заторы – это из телевизора про Америку. Люди жили на мизерные пенсии стариков. Даже на свадьбы приходили без подарков! Вероятно, отсюда появилась народная традиция набирать на сарқыт всё, что можно, с праздничного/поминального стола.

Через несколько лет ситуация поменялась.

Импортированный кризис

Он был предсказуем. Уже более года кризис бушевал в Юго-Восточной Азии. Жертвами пали все “азиатские тигры”. Цены на нефть снизились с 19 долларов в марте 1997 года до 13 “зеленых” в марте 1998-го. Стремительно дешевели национальные валюты, росли инфляция и долги, разорялись целые корпорации.

Отток капитала спровоцировал кризис в России. За год рубль подешевел с 13 до 4,2 тенге. Дешевые российские товары начали вытеснять казахстанские. Казахстан пытался удерживать курс нацвалюты: в январе доллар стоил 76 тенге, в декабре – 83. Часть казахстанцев отправилась за товаром, прежде всего, автомобилями, в Россию.

Население ожидало падение курса. Но глава Нацбанка Григорий Марченко убеждал народ, что оснований для девальвации нет.

Поддерживая отечественных производителей, государство попыталось ограничить импорт. Главной целью антикризисных мер правительства стало сохранение стабильности финансовой системы. За год из-за падения цен на экспорт ВВП Казахстана сократился на 2,5 процента, инфляция выросла до 17.

Граница – на замке

До 1991 года переговоры с Китаем вела советская правительственная делегация с участием представителей сопредельных с КНР союзных республик. В 1992 году была сформирована объединенная команда Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана. Переговоры шли до 1998 года. По их итогам между РК и КНР 4 июля были заключены договоры, которые четко определили границы казахстанско-китайских рубежей. На местности демаркация полностью завершилась только в 2002 году.

На местности демаркация полностью завершилась только в 2002 году

На местности демаркация полностью завершилась только в 2002 году

Поймали иранских шпионов

24 февраля в центре Алматы сотрудники казахстанской контр­разведки взяли 3 сотрудников министерства информации и безопасности Ирана. Вся операция на глазах изумленных горожан около Зеленого базара заняла всего несколько секунд, как в кино. Их взяли в момент получения документов от казахстанца, завербованного иранскими спецслужбами более года назад. До вручения дипломатической ноты момент задержания был показан в эфире телеканала “Хабар”.

Зампредседателя КНБ Рахат Тилебалдинов заявил, что иранская разведка “занималась сбором социально-политической, экономической и другой информации, которая касалась конкретных лиц в органах власти и управления”.

Контрразведка РК заявила: “Мы не позволим, чтобы из Казахстана делали всемирную явочную квартиру. 3 иранцам и одному казахстанцу были предъявлены обвинения в шпионаже. Им грозила тюрьма – от 10 до 15 лет.

Посол ИРИ в Казахстане Хасан Кашкави попытался лично разобраться в инциденте. Всё время с момента задержания иранцев дипломат категорически отрицал причастность своих граждан к шпионажу и опроверг сведения о том, что арестованы люди, работающие на спецслужбы: “Возможно, это дело рук третьего государства. Мы не ведем никакой разведывательной деятельности в Казахстане”, – заявил Кашкави.

Но у нашей контрразведки были основания полагать, что иранцы занимались деятельностью, несовместимой с их официальным статусом. МИД РК вручил послу Ирана официальную ноту, в которой подвел итог месячного противостояния между Тегераном и Алматы: 19 марта 3 шпионов освободили. “Это был жест доброй воли, продиктованный стремлением крепить добрые отношения между двумя государствами”, – заявили в МИД РК.

Одноразовыми стали не только презервативы

В офисах, редакциях одноразовые пластиковые стаканы быстро заменили закаленные граненые, фарфоровые, заодно и рюмки. На рынке появились одноразовые бритвенные станки. А зажигалки стали дешевой мелочью, за которую никто не держался. Даже фотоаппарат можно было купить на раз – попользовался и выбросил. Как презерватив. Наступила эра одноразовых вещей.

Первая одноразовая посуда из полистирола, что появилась на казахстанском рынке, предназначалась только для холодных блюд. Однако население использовало ее и для горячих, что вскоре вызвало ужас у санитарных врачей. Как показали экспертизы, нагретая в микроволновой печи тара выделяет столько яда, что им можно травить тараканов и мух. Дешевые китайские поделки изымали из продаж, запрещали. Но их ассортимент только рос. А те, кто удовлетворял растущий спрос, богатели. Появились даже рекомендации для потребителя – покупать разовую посуду без запаха. Жуткий запах, как и яркая нестойкая краска, – сигнал опасности!

Завоз одноразовых бритвенных станков, которые разделялись на женские и мужские, стал настоящим прорывом для командировочных, любовников, шоптуристов. Впервые разовые станки стали применять в салонах красоты.

Еще на рынке появилась одноразовая обувь. Легкая, сшитая из яркого материала, она предназначалась… для покойников.

Но разве об этом знали те, кто набивал багажники автомобилей дешевыми башмаками, чтобы не гнать тачки из Европы порожними? Обладатели такой обуви даже не могли дойти до остановки – расходились швы, отлетала подошва. Хорошо, кто-то очень внимательный прочитал на стельке мелкий шрифт “für die Toten” (“для покойников”).

Жизнь – она тоже одноразовая…

Поменяли ракетки на клюшки

В 1998-м главной игрой политической и бизнес-элиты Казахстана стал гольф. Самое тусовочное место – клуб в предместьях Алматы, возле санатория “Алатау”. Каждые выходные он собирал десятки любителей этого вида спорта и команды болельщиков. До этого самым модным у крутых был большой теннис – “забава президентов”. После того, как в 1994-м в США с гольфом познакомился Нурсултан Назарбаев (тогда, говорят, игра удалась ему с первого удара), гольф-лужайки начали плодиться в окрестностях Алматы и Астаны. Глава республики одним из первых поменял теннисную ракетку на клюшку.

Наш истеблишмент быстро уловил все прелести игры: можно обсудить все деловые проблемы и нюансы сделок. В том числе – и с силовиками.

Кто много хочет – мало получит

В июне британская компания TWG и казахстанская Kazakhstan Mineral Resources Corp обменялись исками в Верховном суде. В том году делили не только нефть – в управлении KMRC были ОАО “Казхром”, ОАО “Алюминий Казахстана”, ОАО “Соколовско-Сарбайское ГПО” и ОАО “Евроазиатская энергетическая корпорация”. А британская TWG в каждом из этих предприятий числилась среди ключевых акционеров. Но с самого начала года британцы закрыли все кредитные линии для Казахстана. По их мнению, руководство KMRC и лично глава компании Александр Машкевич используют прибыль предприятий в собственных целях и не блюдут интересы акционеров. В KMRC же считали, что это британцы слишком много хотят. И вообще пришла пора урезать их долю. Разбирательства длились 3 года, но без компенсации британцы из Казахстана не ушли.

Он сказал: “Всем выйти из сумрака!”

Казахстанский журналист и писатель Сергей Лукьяненко в том году взорвал книжный рынок СНГ своим романом “Ночной Дозор”, первым из серии “Дозоров”. История об Антоне Городецком, мире магов, волшебников, вампиров и нормальных людей, противостоянии Светлых и Темных имела колоссальный читательский успех. Появилась современная, очень крутая отечественная фантастика, остановиться читать которую было просто невозможно.

Вселенная “Дозоров” росла и крепла. Всего Лукьяненко написал 6 романов, последний вышел в 2014-м. Автор обещал засесть за 7-ю книгу, которая завершит всю историю “сумраков”. Раньше самый известный российско-казахстанский писатель современности был частым гостем в Алматы (кстати, жил он в обычном спальном районе города, в “Орбите”). В интервью “КАРАВАНУ” в 2011 году Сергей рассказывал, что к мегапопулярности “Дозоров” относится философски: “Всегда найдутся те, кому понравилось и кому не зашло. А еще есть те, кому вообще безразличны твои книжки. Когда всё это держишь в уме – легче жить на свете”. За экранизацию знаменитых “Дозоров” взялся другой экс-казахстанец – Тимур Бекмамбетов, но это уже совсем другая история.

Цифровое равенство

15 октября в строй вошла Трансевразийская оптико-волоконная линия связи (ТАЕ) по маршруту Шанхай – Франкфурт-на-Майне. Общая протяженность ТАЕ составила около 27 000 километров и соединила 20 стран. На казахстанском участке этой магистрали сдали в эксплуатацию порядка 1 700 километров ВОЛС. Он обошелся заказчику в 25 миллионов долларов. Благодаря новой магистрали Казахстан подключился к мировой сети “Интернет”. Это стало отправной точкой построения Национальной информационной супермагистрали, которая соединила сначала все областные города страны, а затем – и сельские районы. И базой – для покрытия большей части страны связью, в том числе – мобильной, для ликвидации “цифрового неравенства” через обеспечение всех групп населения нормальными средствами коммуникации, обмена информацией и получения всех видов данных.

Бизнес-войны

В Караганде началась война между двумя тяжеловесами местного бизнеса – депутатом маслихата Николаем Усатовым, владельцем АО “Алтын-дэн”, и Рауаном Шаекиным, хозяином концерна “Азия-Центр” (через 1,5 года он на 1,5 десятка лет сядет в кресло мажилисмена). Оба обвиняли друг друга в рейдерстве, уходе от налогов, банкротстве вполне успешных предприятий, контрабанде и других преступлениях. Позже следствие установит, что Усатов, за копейки приватизировавший мелькомбинат, макаронную фабрику, пару хлебозаводов, птицефабрику и уткоферму, успешно их разорил. Речь шла о миллиардах тенге. Совхоз “Донской” процветал. Семья Усатова его тоже приватизировала, хотя директор совхоза Осадчий В.А. был против. Вскоре он пропал без вести. А сам Николай Усатов сбежал в Россию. Вспомнить то, что нельзя забыть. 1996

Обвинение в заказном убийстве и других преступлениях закрыли в 2008-м: подозреваемый умер в Москве. А покойников к ответственности не привлекают.

Впрочем, такие бизнес-войны были во всех промышленных центрах страны.

Электродетектив на 20 лет

25 ноября в Павлодарскую область прибыл политик, председатель РАО “ЕЭС России” Анатолий Чубайс, чтобы обсудить перспективы экспорта электроэнергии из региона в ближайшие области России. В 2003 году совет директоров РАО принял решение о покупке 50 процентов акций Экибастузской ГРЭС-2. 50 процентов акций принадлежало АО “Самрук-Энерго”, еще 50 – “Интер РАО”. Совладельцы планировали строительство 3 блоков станции. Даже заключили межправсоглашение. Однако российские партнеры вскоре объявили о выходе из этого актива и отказались участвовать в проекте расширения, который уже стартовал, даже часть оборудования успели закупить. Только в 2019 году фонд “Самрук-Казына” завершил сделку по выкупу акций. С этой ЭГРЭС-2 вообще детектив: зарубежных “охотников” на нее всегда было много, но рано или поздно все уходили: “дочка” на “выданье”, но дорого стоит. Осталась у родителей.

Иногда надо просто стрелять

Министр МВД Каирбек Сулейменов наградил почетной грамотой сержанта Ержана Токбаева и старшего сержанта Кайрата Ештаева, милиционеров отдельной специальной роты охраны при ГУВД Южно-Казахстанской области. 12 октября, возвращаясь с задания по сопровождению грузов, они отбили нападение вооруженных бандитов на пассажирский поезд Атырау – Алматы, пустив в ход автоматы Калашникова. Один из преступников был убит.

Как справедливо делить нефть

К 1998 году практически все нефтяные месторождения на территории Казахстана принадлежали иностранным компаниям. “Карачаганак” разрабатывали американцы. В Актобе нефть качали китайцы. Были еще итальянцы, австрийцы и прочие экспаты. Причем каждый инвестор когда-то божился на долгосрочных контрактах, что будет охранять экологию, как родную. Ну и где те обещания?

Чтобы напомнить инвесторам об их обязанностях, в феврале премьер-министр Нурлан Балгимбаев объявил о временной приостановке приватизации в нефтяном секторе страны.

Весь год шли переговоры, по итогам которых иностранные инвесторы взяли на себя обязательства сохранять объемы инвестиций в Казахстан вне зависимости от мировых цен на нефть. А также вкладывать в экологию республики приличные суммы. Ну а Президент страны начал ежегодно обсуждать с самыми главными гостями все проблемы в рамках заседаний Совета иностранных инвесторов, специально созданного органа, куда вошли все самые “понаехавшие” и члены правительства.

Заседания совета проходят и по сей день. И всегда по одному и тому же сценарию: инвесторы жалуются, как им сложно с мировой конъюнктурой. И что работают они в Казахстане исключительно из альтруизма.

Своя шкура ближе к телу

Единственный в стране Семипалатинский кожевенный комбинат, история которого началась 130 лет назад, стал частным. Когда-то местный купец Плещеев в полуподвальном помещении организовал факторию по выделке кожи. В 1920 году губернский Совет народного хозяйства открыл там завод для переработки овчинного сырья. В 1936 году производство было реорганизовано в кожевенно-шубный комбинат, который стал одним из крупнейших предприятий Прииртышья. В 1998-м завод превратился в ТОО “Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат”, после чего в течение 2 десятилетий несколько раз закрывался, был на грани банкротства, вновь открывался... Легкопромышленники уверяют, что перманентные кризисы единственного в стране кожевенного предприятия лишают казахстанский бизнес дешевого отечественного сырья для выпуска одежды и кожгалантереи.

Тогда же правительство приостановило приватизацию по индивидуальным проектам. Потому что прибыльные месторождения и предприятия, отданные в частные руки, не выполняют инвестиционные обязательства. Через 5–7 лет выяснится, что инвесторы заработали миллиарды тенге, а налогов выплатили – сущие копейки. Расторжение договоров займет годы. Госказна потеряла миллионы.

Только факты

На призыв “КАРАВАНА” к 22 высшим чиновникам страны опубликовать свои доходы – откликнулись всего несколько министров, акимов и спикеры парламента

В сентябре для проведения разведочных работ и добычи углеводородов на перспективной структуре Кашаган создана международная шельфовая компания “OKIOC”, в которую вошли все участники Каспийского консорциума

В Астане, рядом со зданием Верховного суда, поставили памятник 3 биям, основоположникам казахского правосудия: Казыбек би, Толе би и Айтеке би. Потом суд переехал на Левый берег. А памятник остался на месте.

Японский город Нагасаки взял опеку над пострадавшим от ядерных испытаний Семеем. В мае был подписан договор о сотрудничестве между Государственной медицинской академией г. Семея и медицинским факультетом Университета Нагасаки. Японские доктора по сей день приезжают в лечебные учреждения Семея, чтобы провести хирургические операции и обучить новым медицинским методикам местных специалистов. В том же году благотворительные фонды Японии начали передавать Семею новейшее медоборудование, которое стало основой городского диагностического центра.

26 марта Казахстан открыл представительство в НАТО с целью укрепления связей с альянсом. Главой казахстанской миссии назначили посла Казахстана в Бельгии Ауесхана Кырбасова.

Империя “Валют-Транзит” банкира и поэта Андрея Беляева построила первый в Караганде аквапарк. К тому времени олигарх и строитель финансовых пирамид скупил добрую половину достопримечательностей шахтерской столицы – гостиницу “Казахстан”, Дворец культуры горняков и другие знаковые объекты.

В апреле талдыкорганец Федор Синявский стал первым пенсионером, отстоявшим в суде справедливый перерасчет своей пенсии.

На Олимпиаде в Нагано Казахстан взял всего 2 бронзы – Владимир Смирнов и Людмила Прокашева. Зато на тех Играх наши хоккеисты вышли в ¼ финала – лучшее достижение мастеров клюшки и шайбы.

Людмила Прокашева

Людмила Прокашева

Пропал сухогруз “Нурсултан”. Позднее выяснилось, что его продали за долги какой-то японской компании.

В мае КНБ сообщил, что в Казахстане продают китайские лекарства, которые относятся к разряду синтетических наркотиков. Аптеки накрыла волна проверок. Имена импортеров остались неназванными.

В начале года в Костанае резко возросло количество наркозависимых. Только в 1-м квартале – более 800 человек. За 3 года – рост в 3 раза. Полиции пришлось придумывать новые меры борьбы с наркопреступностью.

Пятилетие тенге Нацбанк страны отметил выпуском новых монет номиналом от 1 до 50 тенге.

Компания “Карачаганак Петролеум Оперейтинг”, согласно соглашению о разделе продукции, начала выделять по 10 миллионов долларов ежегодно на социальное развитие Западно-Казахстанской области. Наконец-то регион мог построить школы, больницы и ремонтировать дороги.

Воду в дома Актау подавали по графику – всего несколько часов в день. В “нагрузку” – веерные отключения электричества.

В январе в Шымкенте должников начали отключать от света за долги. Рейды по квартирам неплательщиков возглавил аким города Кылышбек Избасханов. В рейдовых группах – полицейские, представители горэнергонадзора, журналисты.

В августе в Костанайскую область прибыли первые казахи-репатрианты из Монголии и Китая. Из республиканского бюджета переселенцам купили жилье и выплатили подъемные.

В апреле в Павлодаре открыли хоспис – дом милосердия, где онкобольным бесплатно оказывали медицинскую и психологическую помощь.

В Наурыз 50 малоимущих костанайцев получили подарки из Америки в качестве гуманитарной помощи. Остальные передали в областной фонд милосердия и здоровья. Кому именно эта помощь досталась – до сих пор неизвестно.

Союз промышленников и предпринимателей РК обратился к Президенту Назарбаеву с претензией: монополия KEGOK и местных энергокомпаний наносит вред не только потребителям, но и производителям. Претензия осталась без ответа. Вспомнить то, что нельзя забыть. 1995

В отставку подал министр транспорта, экс-глава КТЖ и основатель компании “Глотур” Еркин Калиев, ярый поклонник гольфа.

В апреле Шымкентский фосфорный завод “попросили” выйти из состава АО “Казфосфор”, оставив умирать. ЗАО “Шымкентфосфор” областные власти пытались реанимировать. Даже нашелся местный инвестор – компания “Онтустик”, которая согласилась выплатить долги по зарплате – 500 миллионов тенге. До 1 мая погасить долги по налогам – 100 миллионов тенге, запустить “Шымкентфосфор” и обеспечить предприятие оборотными средствами на сумму 23 миллиона долларов. Удалось лишь частично.

В феврале сотрудники ДКНБ Южно-Казахстанской области взяли торговцев оружием и боеприпасами. Изъяты патроны и 25 гранат.

Курс доллара

январь – 75,55 тенге, декабрь – 82,9 тенге

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи