Опубликовано: 7100

Шито белыми нитками: почему швейные фабрики в Казахстане работают вполсилы, а обувные закрываются

Шито белыми нитками:  почему швейные фабрики в Казахстане работают вполсилы, а обувные закрываются Фото - senate.parlam.kz

Проблемы в законодательстве, нехватка кредитов или нежелание чиновников менять ситуацию?

Сенаторы пытаются разобраться: почему же швейные фабрики в Казахстане работают вполсилы, а обувные и вовсе закрываются? И это при том, что наши солдаты одеты в сшитую из российских тканей форму, койки в больницах застилаются узбекскими простынями, а дети носят опасную китайскую обувь.

Армия: модный приговор отдыхает

Одежда и обувь – это базовая потребность человека. Но в Казахстан, который может выращивать и лен, и хлопок, производить практически любой вид синтетической ткани, шкуры скота пускать и на шубы с шапками, и на любую обувь, завозится почти 80 процентов одежды и обуви. При этом с высоких трибун уже много лет говорится о необходимости развивать свою легкую промышленность, а в прошлом году было принято решение выделить на экономику простых вещей 600 миллиардов тенге.

Чего не хватает казахстанским швеям и обувщикам? В проблеме всерьез вознамерились разобраться сенаторы. На этой неделе они провели уже четвертую подряд встречу с заинтересованными в ее решении бизнесменами и чиновниками.

Как уверяют бизнесмены, самая большая проблема, с которой они сталкиваются постоянно, – это нехватка оборотных средств. Без «быстрых» денег говорить о завоевании народного рынка очень сложно, поэтому сейчас почти все казахстанские текстильные и швейные фабрики ориентированы на пошив вещей для государства.

Но и здесь не все так просто. Вот, например, одежда для военных. Со стороны кажется, что солдатская униформа не меняется вообще, но тут, оказывается, такие взыскательные модники, какие ни одному кутюрье и не снились.

- В 2016 году мы подписали долгосрочный контракт с «Казахстан Инжинирингом»: на три года с пролонгацией еще на пять лет. Чтобы выполнять свои обязательства, мы закупили дополнительное оборудование на 5,3 миллиарда тенге. Через два года министерство обороны просит заменить в униформе 100-процентный хлопок на рипсток – смесовую ткань. Мы закупили еще оборудование на 1 миллион 200 тысяч долларов, установили. В прошлом году новое требование – полиуретановое покрытие. Мы еще покупаем оборудование на 735 тысяч евро и на 240 тысяч евро – сам полиуретан, - рассказывает директор фабрики "AZALA Textile" Бауржан ДЖАМАЛОВ.

История закончилась тем, что в этом году военные решили, что полиуретан им не нужен. Как и шымкентская фабрика. Долгосрочный контракт с бизнесменом разорвали. По информации Бауржана Джамалова, сейчас уже проведен новый конкурс по поставкам одежды для военных на этот год. Причем по условиям конкурса претендент должен был в течение трех дней разработать новую модель формы и еще за семь дней – подобрать ткань под эту модель.

Строго секретно

Имя победителя конкурса пока держится в секрете, но Бауржан Джамалов предполагает, что это или российский «Чайковский текстиль», или белорусский «Моготекс», или китайский поставщик, с которыми работает какой-нибудь казахстанский трейдер.

- Трейдер – это значит посредник? То есть наше министерство обороны любит работать с посредниками? - уточнила спикер сената Дарига НАЗАРБАЕВА.

- Я не могу так говорить, но итоги тендера все покажут, - ответил Джамалов.

В целом, как отмечает бизнесмен, ему разузнать о том, что нужно казахстанской армии, практически невозможно: информация засекречена и предоставляется только швейным предприятиям, потому что мало ли что может случиться, если все в стране будут знать численность и дислокацию войск, а также особенности обмундирования...

- Но если запатентованные министерством обороны узор и палитра размещаются в «Моготексе» или Китае... Я считаю, это страшнее для нашей национальной безопасности, чем эту форму изготовлять в Казахстане, - резюмирует глава AZALA Textile.

Кому служим?

Ответить на критику вызвался вице-министр индустрии и инфраструктурного развития РК Талгат ЖАНЖУМЕНОВ. Он намекнул, что казахстанские производители не устроили военных качеством своей продукции.

- Дарига Нурсултановна, я не являюсь бизнесменом, я 35 лет прослужил в армии, у меня в этих вопросах свое понимание. Я не являюсь лоббистом российских, белорусских или других компаний, но хочу сказать, что если наш военнослужащий требует более комфортную военную форму, то мы после опытной носки предъявляем соответствующие требования, - говорит Талгат Жанжуменов.

Да и вообще, по мнению чиновника, бизнесмены слишком многого хотят от армии: силовой блок потребляет лишь 7–8 процентов от всего произведенного казахстанским легпромом. В денежном выражении это 15–15,5 миллиарда тенге в год с учетом обуви.

- Может, для вас это копейки, но не для отрасли легкой промышленности! На 15 миллиардов, вы не представляете, сколько заводов, оборудования можно построить и купить! – осадила Жанжуменова Дарига Назарбаева.

Вообще за эту встречу ей пришлось еще несколько раз объяснять Талгату Женисовичу вроде бы прописные истины.

- Долгосрочные контракты с бизнесменами заключал «Казахстан Инжиниринг», который не является государственным органом… - начал излагать причины расторжения долгосрочных контрактов Жанжуменов.

- А кто учредитель «Казахстан Инжиниринга»? - перебила его Дарига Назарбаева.

- Учредитель – министерство индустрии и инфраструктурного развития, - признался вице-министр того самого министерства.

- То есть государство. И получается, что государство обнадежило бизнес, побудило его пойти на дополнительное кредитование и расширение своего производства, а потом – раз, и отказалось от своих обязательств… - уже совсем просто решила обозначить суть претензий бизнеса Дарига Назарбаева.

В целом, уверена спикер сената, поддержка отечественного производителя должна быть ключевой целью госзакупок всех государственных органов и нацкомпаний. Потому что ситуация, когда в стране есть свои простыни и наволочки, а минздрав покупает 98 тысяч комплектов постельного белья в соседней стране, – ненормальна.

- Раз уж наше государство тратит деньги на содержание силовых структур, то эти траты должны приносить пользу не только вам, но и стране в целом, а это и рабочие места, и налоги, и замещение импорта. Мы же все работаем на государственной службе. То есть служим, - напомнила она собравшимся.

Сапоги с сюрпризом

Проблема импорта разных шмоток – это вопрос не только экономики. Как уверены пришедшие в сенат бизнесмены, надо подумать также о безопасности граждан.

Вот, например, обувь. Почти вся она ввозится в страну извне. А между тем крупнейшее еще с советских времен производство кожаных изделий – Семипалатинский кожевенно-меховой комбинат объявлен банкротом.

- Банк развития Казахстана нам недодал в качестве кредита почти миллиард 400 миллионов тенге, из-за этого мы не смогли запустить котельную, то есть без работы остались почти 7 тысяч рабочих! Мы ведь производили 16 видов кожи и галантереи, за нами стали банкротиться смежники, которым мы поставляли кожу. У нас брали сырье 72 компании по Казахстану, - рассказывает генеральный директор Семипалатинского кожевенно-мехового комбината Жумагазы РАХИМГАЛИЕВ.

Счета завода арестованы, БРК ищет для него нового инвестора. Но зачем все это – непонятно и действующему директору комбината, и сенаторам: не лучше ли позволить пролонгацию кредита бизнесмену, который уже вложился в предприятие, знает технологию производства и готов работать?

- У государственных финансовых институтов была схема: они финансируют строительство здания, покупку оборудования, а вот дальнейшие расходы на подсоединение к сетям, строительство котельной не предусматриваются. И проект превращается в проблемный. Государство потратило миллиарды тенге, но это предприятие не работает. Сейчас оборудование меховой фабрики выкинули на улицу. Полгода назад оттуда всех рабочих выгнали. Оборудование находится в агрессивной среде и приходит в негодность. Станки стоимостью 300-400 тысяч евро уже покрываются ржавчиной. Если буквально завтра не запустить завод, их можно будет выкинуть, - рассказывает председатель Ассоциации переработчиков кожи и меха Казахстана Бейбут РАХИМГАЛИЕВ.

Между тем, как уверяет предприниматель, наличие в стране собственных кожевенных производств – это вопрос безопасности.

- Если завтра какая-нибудь казахстанская фабрика закупит китайскую кожу, выделанную химпрепаратами из группы фенолов - опаснейшего канцерогена, и поставит в минобороны, то через месяц-два вся наша армия выйдет из строя! Что дальше будет с нашими солдатами - это уже другая история, - не на шутку испугал собравшихся Рахимгалиев.

Скажете, теория заговора и быть такого не может? А теперь вспомните, сколько обуви у нас ввозится в страну контрабандой!

- Я сама мама двоих маленьких детей. И иногда ради интереса покупаю такую обувь. Я ее не ношу, я ее разрезаю. Просто разрезаю и смотрю, что там есть. Я вижу, что некоторые материалы там вообще не должны быть. Некоторые материалы токсичны. Есть такой материал, как гранитоль, он вообще не должен быть ни в детской, ни во взрослой, а он есть в обуви 21–22 размера! Но никто эти вещи, к сожалению, у нас не проверяет, - говорит директор обувной компании «Samhat» Самал ТЛЕУБАЕВА.

«Произведено в Казахстане» – скоро везде в магазинах?

При этом, как отмечает женщина, пусть мало, но в Казахстане есть качественная собственная обувь. И если кто-то попадает в ее магазин, то, как правило, становится постоянным покупателем. То же самое с одеждой. Казахстан может обувать и одевать себя самостоятельно, но для этого надо развивать рекламу, изучать спрос, выставляться в популярных магазинах. Сами казахстанские производители пока всего этого не могут: были бы деньги на выплату зарплат, кредитов и коммуналки – уже хорошо.

Пока сенаторы лишь собирают предложения, как развивать отечественную легкую промышленность. Но, скорее всего, по аналогии со многими другими странами в рекомендациях будет субсидирование аренды бутиков. Ну и, конечно, ужесточение требований к казахстанскому содержанию в закупках. Вещи для госорганов должны шиться не только в стране, но и из казахстанских тканей, казахстанскими нитками, а скреплять все это должна казахстанская фурнитура. Так развивали промышленность в Узбекистане, Турции и России. А мы чем хуже?

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи