Опубликовано: 8300

Защемленное достоинство

Защемленное достоинство

Пропаганда порнографии, голый министр и всемирный заговор

Почему в Казахстане обнаженная девушка в национальных украшениях вызывает скандал, а разоблачение коррупционеров или очевидные социальные проблемы принимаются как должное?

Черные одежды

Пока художники предлагают “Одеяния для Ширин”, сама 18-летняя девушка решила полностью покрыться. На этот раз вместо обнаженного тела блогер, постигающая устройство электронных приборов, явила миру хиджаб на своей голове. Видео вызвало очередную волну критику. Напомним: ранее на юную жительницу Тараза подали в суд. Мусир Курмангазы, представлявший интересы изнасилованного в Южном Казахстане 7-летнего мальчика, обратился с заявлением в прокуратуру и полицию.

– Унизительное отношение к истории и культуре нашей страны не должно оставаться безнаказанным. Плюс ко всему это пища для размышлений. В первую очередь – для министерства культуры... Во вторую очередь – для депутатов парламента. Они должны в срочном порядке внести поправки в действующее законодательство, чтобы защитить нашу национальную культуру и историю, – заявил юрист.

Правда, ни парламентарии, ни главный по культуре темой Ширин пока не озаботились.

И пропел: “Камчой ее, камчой!”

Коллеги юриста ранее предложили ввести в законодательство понятие “уят” и наказывать бесстыдников общественными работами. Более радикально настроенные уятмены усмотрели в действиях Ширин пропаганду порнографии и потребовали для юной особы сурового наказания.

– Дайте нам свободу, и мы в два счета решим эту проблему! – написал Жан Ахмадиев, именующий себя певцом, но больше известный постановочным избиением проституток Алматы камчой. – Это не девушка – это проститутка. Нормальная казахская девушка не стала бы показывать свою грудь. У нас распространение порнографии запрещено, за это можно закрыть.

Закрыть в Казахстане, к слову, можно и за оскорбление…

Глас другого поборника национальной морали – Талгата Шолтаева, накрывшего в Астане статую девушки платком (высоконравственный дух мужчины не выдержал наготы искусства, точнее, сосков героини) на этот раз не был слышан. «Это позорище на всю страну» - как в Казахстане наказывают за вызов уяту

Зато жители поселка в Алматинской области не поленились и устроили митинг против Ширин (взяли ли они соответствующее разрешение на это в компетентных органах, не сообщалось).

– Раньше наши женщины были настоящими хранительницами очага и не показывали даже кончиков своих волос, не то что сейчас! Мы против такого! – негодовали мужчины.

Сама Ширин в ответ хейтерам заявила: легко обидеть 18-летнюю девушку, а вот высказать претензии в лицо тем, кто, например, ворует у народа, духа не хватит.

– Чиновники, которые воруют у нашего народа, не позорят страну? А безграмотные люди, которые говорят о чести и воспитанности, при этом делая в каждом слове ошибку, используя лишь одни маты, – они не позорят нашу страну? – задалась риторическими вопросами Ширин. – Я не хотела делать фотографии с таким посылом: посмотрите на меня, я решила хайпануть. (В русском языке слова “хайп” и “хайпить” являются сленговыми. “Хайп” означает “ажиотаж” и “шумиха” – в медиа, в СМИ, в Интернете или еще где-то – вокруг какого-либо события или какой-либо личности. “Хайпить” – это, соответственно, разводить эту самую шумиху, поднимать ажиотаж вокруг кого-то/чего-то. – Прим. ред.)

Больше у меня контент идет не на то, чтобы продемонстрировать, какая я плохая, а на то, чтобы показать наш менталитет и насколько наши люди не хотят меняться.

Страсти Геростратовы

Независимый политолог, историк Жаксылык САБИТОВ рассматривает фотосессии и видео Ширин как мелкие провокации, нацеленные на увеличение базы подписчиков в социальных сетях.

– В этом она похожа на персонажа древней Греции – Герострата, который захотел стать знаменитым за счет сожжения храма Артемиды в Эфесе. Только вот масштабы уже не те – как личности, так и событий. Герострат стал именем нарицательным, а Ширин будет определенный короткий отрезок времени на волне, а потом информационные потоки пойдут в другую сторону, – прогнозирует эксперт. – Что касается саукеле: хотя он и является узнаваемой частью казахской материальной культуры, я не считаю его сакральным объектом. Поэтому реагировать на провокации “геростратовских эпигонов” не стоит.

Запоминая имена “новых Геростратов”, вы мотивируете новые неокрепшие умы идти по этой протоптанной дороге.

Всех в дурку!

Политолог, автор энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане” Данияр АШИМБАЕВ уверен: по-хорошему всех надо в дурку сажать – и тех, кто делает такую (само)рекламу, и тех, кто их критикует.

– Если кто-то хочет в национальном костюме нагишом бегать – ничего страшного нет, закон он не нарушает. Если родители выпорют за это – тоже ничего страшного не произойдет. Но утверждать, что нарушаются моральные нормы нравственности, устраивать из этого национальную трагедию, привлекать экспертов?! При желании и определенном складе ума кейс Ширин и ему подобные можно, конечно, расценить как геноцид, всемирный заговор против нашего славного народа. Что общего между “шелковой” Кыз Жибек и скандальной Байзаковой

Тем более, напоминает эксперт, инстазвезды – это отдельная категория соцсетей, не связанная с категориями морали, нравственности и логики. Есть маркетинг, капитализация, личные продажи. А подобная реакция общества их только увеличивает.

– Но считать Ширин долгосрочным проектом, тем более политическим… побойтесь бога!.. На днях я просматривал каналы на ТВ, на одном из них 40 человек обсуждали Ширин, в их числе были имамы и старики. Это отдает патологией!

На мой взгляд, национальное достоинство оскорбляют не красивые обнаженные девушки, а работа нашего правительства, уровень экономического развития, инфляция, курсовая политика, качество госуправления, коррупция, ситуация в образовании, уровень преступности.

Но я не припомню, чтобы толпа негодовала от политики минтруда или требовала расправы над министром образования, хотя поводов они дают не меньше, чем Ширин или Байзакова, – подчеркнул Данияр Ашимбаев.

Раньше – академики, сейчас – баяны

При этом собеседник не призывает чинить судилище над министрами – здесь ситуации бывают неоднозначными.

– Впрочем, если бы в знак протеста министр разделся, было бы, конечно, веселее. Вот те протестуют (правда, против чего, непонятно), у меня тоже есть своя форма протеста, решает министр, и оголяется. И пусть развлекаются все вместе, – представил картину собеседник.

А подключение разговоров о традициях в случае с Ширин – это анормальность, заявил политолог.

– Сами традиции толком не сформулированы, а те, кто считает себя их носителем, мягко говоря, не соответствуют морально-этическим нормам. В свое время людей называли по именам: Магжан, Мухтар, Ильяс, Олжас, Тохтар. И было понятно, что речь идет о классиках, академиках: Жумабаеве, Ауэзове, Есенберлине, Сулейменове, Аубакирове.

А теперь все говорят о каких-то Ширин, Баян, и, видимо, это лучшее, на что способно наше общество.

Физиков нет, инженеров нет, героев труда нет, героев-полицейских тоже нет (в хорошем смысле этого слова), а есть персональные светские хроники, если можно так вежливо сказать, – заключил автор энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане”.

Большая политика для маленькой девочки

Политолог Талгат КАЛИЕВ считает кейс Ширин классической информационной интервенцией.

– Ширин повторяет успешную модель интервенции, апробированной Айжан Байзаковой. А поскольку в одну реку войти дважды нельзя, были использованы дополнительные провоцирующие факторы – тот же самый саукеле. Нельзя исключать, что с ней работали профессиональные технологи, – 18-летний ребенок не способен сконструировать такую модель интервенции.

Если проанализировать риторику девушки, то ее рассуждения о коррупции не соответствуют уровню образования (он выше, чем у студентки колледжа), это позволяет предположить, что над текстом работали другие люди. Третье – режиссура: текст в видео Ширин явно заучен, она говорит без достаточных на то эмоций.

Над Ширин работают, и, судя по всему, в режиме цейтнота, чтобы завтра использовать в конкретных ситуациях, прогнозирует эксперт.

– Этот кейс заложен на будущее, в котором на нашем обществе будут апробироваться совершенно разные технологические форматы. Для начала я бы использовал Ширин в коммерческих целях – для увеличения продаж, рекламы. Если брать шире – то даже в политических целях: она высмеивала бы определенных кандидатов или, на­оборот, помогала бы их продвижению как якобы свободных и отвечающих интересам казахстанских женщин с позиции модернизации отношения к ним, – поделился с нами Талгат Калиев.

И с тяпкой в поле выйдет

Руководитель научно-исследовательского центра “Сакральный Казахстан” Берик АБДЫГАЛИУЛЫ не считает нужным обращать внимание на Ширин:

– Нельзя быть заложниками хайповой психологии. Я не одобряю, но и не осуждаю девушку. Есть картины Николая Хлудова, на которых изображены казашки с открытой грудью. Они меня не оскорбляют, так почему должна оскорблять девушка в саукеле, пусть и обнаженная?.. У нас масса других вопросов важных есть.

Чувства политолога, публициста Айдоса САРЫМА нагая девушка в саукеле также не задевает.

– Это ее оскорбляет больше, наверное. Не вижу причин так бурно реагировать на Ширин, для которой худшим сценарием было бы, если бы на второй день все забыли о ней. Девочка активно раскручивает себя, она либо сама настолько умна (тогда я снимаю шляпу), либо команда, которая ее ведет, настолько талантлива.

Ширин “окучивает” максимально большие группы населения: после казахов она переключилась на салафитов, надев хиджаб.

Если в поле внимания будут фермеры – она и в огород с тяпкой выйдет, – полагает Айдос Сарым.

А говорить о гибели национального кода и традиций в этом случае не нужно, размышляет публицист:

– Мы живем в новой медиакультуре, Интернет-культура – это совершенно новое для нас явление, и даже гуру Сети пока не знают, как жить в этом пространстве. Они только пытаются нащупать какие-то основы, кодексы, этику. И нашему обществу еще предстоит научиться с этим жить и, в конце концов, правильно реагировать.

Бывает хуже

Мусульманский общественный деятель Мурат ТЕЛИБЕКОВ в снимках Ширин видит обычное женское тело, не более:

– Чтобы увидеть нечто большее, нужно обладать пылким воображением и богатой фантазией. И потом – что значит оскорбить национальные чувства через надевание саукеле, пусть и на обнаженное тело? Послушайте, господа, возможно ли это? Представил себе на мгновение реакцию россиян, если вдруг москвичка Маша Иванова сделает обнаженную фотосессию с русской шапкой-ушанкой на голове и валенками на ногах. А что скажет ташкентская интеллигенция, если вдруг Гульчатай Каримова прикроет нагую грудь узбекской тюбетейкой? Начнутся массовые волнения, демонстрации протеста?.. Инструкция, как не быть уятменом и перестать ненавидеть казахстанских женщин

В Соединенных Штатах национальный флаг носят даже на трусах… и без трусов – никто и ухом не ведет.

Для Телибекова позор и оскорбление национальных святынь видятся в ином.

– Когда я вижу в тюрьме осужденного за коррупцию бывшего председателя Комитета национальной безопасности Нартая Дутбаева или экс-министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева, вот тогда мне по-настоящему становится стыдно. Меня даже Саша Барон Коэн так не трогает, честное слово, – признался нам Мурат-ага. – Но мне бесконечно стыдно, когда я вижу, как казахстанская женщина обращается через СМИ к людям с просьбой помочь ей деньгами, чтобы вылечить тяжелобольного ребенка.

Я воспринимаю как оскорбление нации, когда молодой врач с высшим образованием получает зарплату в 50 тысяч тенге, а студентка университета занимается проституцией, чтобы оплатить учебу.

Перечислять можно бесконечно, поэтому Телибеков устал стыдиться:

– Чувства притупляются, атрофируются, исчезают. Вместо стыда приходит нечто другое – равнодушие, подобострастность, озлобленность, низменные инстинкты. Возможно, одно из этих чувств вызвала обнаженная девушка в национальных украшениях и головном уборе. Однако по незнанию своему люди спутали их с моралью, нравственностью, национальной гордостью и чувством собственного достоинства. Ничего страшного. Бывает и хуже.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи