Опубликовано: 7900

Война начинается в головах: как через темы секса воздействуют на казахстанцев

Война начинается в головах: как через темы секса воздействуют на казахстанцев Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Как через темы секса воздействуют на поведение масс и что нам пытаются внедрить под видом западных ценностей?

Авторы научно-популярной книги “Информационные войны XXI века: стремительная трансформация” (И. Сулейменов, Г. Мун, О. Габриелян, И. Пак, А. Бакиров, Г. Ирмухаметова), только вышедшей из-под пера, обеспокоены сторонним информационным влиянием на современное казахстанское общество.

Сегодня, по их мнению, информационные войны служат одним из основных инструментов достижения геополитических целей. Наибольшую тревогу вызывает непрерывное совершенствование методов их ведения.

– Информационная война идет уже давно, началась примерно в 80-е годы, и распад Советского Союза был обусловлен в том числе и тем, что он ее проиграл, – говорит один из авторов книги, профессор Алматинского университета энергетики и связи Ибрагим СУЛЕЙМЕНОВ. – Она никогда не затихала, шла и будет идти дальше. Другое дело, что с появлением социальных сетей, а также информационных технологий ее методы существенно трансформировались. Самый простой пример: недавно я был в аэропорту Амстердама – смотрю, телефон выдает рекламу, мол, “вы, скорее всего, в нашем магазине и вам понравится этот товар”. То есть был проанализирован мой психологический портрет по соцсетям, определено, что я люблю, и именно это мне было предложено.

Сейчас появилась возможность отслеживать поведение огромных коллективов людей, устанавливать психологические портреты социальных страт.

Как заставить молодых людей что-то делать? Подкидываем им компьютерную игрушку: собираем вместе, создаем площадку для обмена мнений, а дальше уже включаются процессы самоорганизации. Если правильно просчитать психологический портрет этой социальной группы, то они сделают именно то, что мы хотим.

Конструктор идентичностей

Социальные сети, как пишут авторы, дают в руки весь необходимый базовый материал – на основании фотографий и постов пользователей проводятся расчеты, благодаря которым вас могут использовать "втемную". Так, уже давно прикладная социология дала возможность конструировать идентичности “с заранее заданными свойствами”. В книге приводится яркий пример искусственно сформированной идентичности – советской, которая существует до сих пор: “В этом смысле эксперимент под названием “СССР” дал впечатляющий положительный результат… Он доказал, что идентичности можно создавать искусственно, причем соответствующие проекты могут быть осуществлены в масштабах крупного государства”.

По мнению авторов, геополитическое положение нашей страны не может быть оставлено без внимания соответствующих сил, и реализация различных сценариев, предусматривающих информационные атаки на Казахстан, достаточно реалистична.

– Посмотрите на карту. Это называется “подбрюшье” России, – продолжает Ибрагим Сулейменов. – Как проще всего устроить ей серьезные неприятности? Через "заварушку" в Казахстане: как известно, иногда бьют не для того, чтобы попасть, а чтобы был рикошет. Плюс еще растущая экономика Китая, который тоже далеко не всем нравится. Помните, Маккиндер – один из отцов-основателей геополитики, утверждал: кто владеет “Хартлендом” (то есть Евразией), тот владеет миром. Это перекресток, тем более сейчас, когда игра пошла совсем по-крупному, – китайская инициатива “Один пояс, один путь”. "Уят" и "уятмены": Кто был круче в 2017 году в Казахстане

Когда процветающие города Шелкового пути пришли в упадок? Когда морские перевозки стали экономически выгоднее сухопутных. Одна каравелла – это как минимум 20 караванов. Пока дела обстоят таким образом, все козыри у морских держав.

Что делают китайцы? Они пытаются бросить вызов мощи морских государств, переломить ситуацию. И где проходит этот (“Один пояс, один путь”) маршрут? Через Казахстан.

Конечно, такие рассуждения можно отнести к пресловутым теориям заговоров и решить, что на деле влияния внешних сил на Казахстан нет, а все, что у нас есть, – итог поступательного развития общества, но авторы книги уверены в обратном:

– Те, кто разрабатывал методики ведения информационных войн, не могли не предполагать, что простейшие формы защиты кому-то придут в голову. Поэтому они создали довольно изящные схемы прикрытия, к ним относится термин “конспирология”.

Теперь от любых рассуждений о мировоззренческом оружии молодые люди в своем большинстве просто отмахнутся, заявив, что очередной умник решил попиариться на конспирологии.

Писатель Кирилл Еськов, известный тем, что создал “евразийский ответ” на популярную трилогию “Властелин колец” Толкина, в одной из своих заметок приводит пример: есть “советский” способ обеспечения секретности и “американский”. Представьте, что гипотетически прилетает на землю НЛО. “Советский” способ скрыть это происшествие – с помощью километров колючей проволоки, подземных бункеров, подписки о неразглашении.

“Американский” – запускается шум во все издания, телеведущие обсуждают пришельцев, все это делается намеренно по-идиотски, в итоге обыватель, устав от нагромождения информации, не поверит, даже если увидит этот корабль собственными глазами.

Вокруг того, что связано с информационной войной, сейчас поднят такой дикий инфошум, что нужно очень аккуратно и кропотливо работать, чтобы доказать, что это не выдумка и не стариковское брюзжание на тему того, что молодежь разучилась себя прилично вести, а реальность.

Коррекция кодов

Допустим, факт стороннего информационного влияния будет принят общественностью, что в таком случае делать, как противостоять?

– Эти методы стали настолько эффективными, что уже можно ставить вопрос о коррекции социокультурных кодов отдельных этносов! Заставить народ вести себя, так как нужно, причем они этого не видят, – это то, что мы назвали мировоззренческое оружие. Досым Сатпаев: Казахстанцы быстро становятся жертвами чужой информационной войны

Надо понять, что у нас есть своя вполне определенная идентичность, что мы вовсе не должны копировать все институции, которые были развиты в других странах.

Те институции, которые эффективно работают в Великобритании, вовсе не факт что обязательно будут работать в Южной Корее, которая нашла свой путь. Классический пример – это чеболи: финансово-промышленная группа, которая организована совсем на других принципах, чем соответствующие организации в США.Нельзя предложить универсального рецепта, в том числе в экономике, если не учитывать социокультурный код, ментальность конкретного народа.

Мы не должны слепо копировать, надо создавать свое. Эта мысль для многих еще остается непонятной, плохо воспринимается.

Социокультурный код (равно как и общественное сознание) – это вещь нематериальная, но он существует и оказывает воздействие на функционирование почти всех институций.

Для дискредитации идей, связанных с методами противодействия мировоззренческому оружию, “подключили также различного рода уят-озабоченных”, пишут авторы. Так как эта публика легко управляема дистанционно, достаточно показать им очередную порцию “клубнички”.

– Обратите внимание, казалось бы, сугубо частный вопрос о том, что считать эротикой, а что порнографией, и насколько допустимо приводить откровенные фотографии в СМИ, приобретает именно мировоззренческое значение. Недавно все писали про Айжан Байзакову.  Вроде бы ерунда, но вот что происходит в головах молодежи – выстраивается неразрывная связь между понятиями “свобода” и “Запад”, а национальные ценности становятся в тот же ряд, что и понятие “ханжество”.

Подспудно им вкладывается мысль, что свободными они могут быть, только если усвоят “западные ценности”. Определенный слой молодежи у нас западно-ориентирован, но что они понимают под западными ценностями, что им вложили в голову?

В этом отношении Южная Корея поступила очень правильно, показав, что не только Запад – прогресс, но и мы сами есть прогресс. Там тоже работали специалисты высокого уровня, понимая, что на все эти вызовы надо отвечать, в том числе вызовами на уровне культуры, – продолжает Сулейменов. – Они эффективно поставили щит, теперь мода на все корейское распространяется в мире. У нас это пока, к сожалению, не все понимают. Как довести до истерики Айжан Байзакову - пять простых способов

Если заставляют человека думать примитивно, то он под прогрессом будет понимать ту самую выставленную в соцсетях голую задницу очередной скандальной дивы.

А все остальное, что Запад сделало Западом – трудолюбие, упорство в учебе, надежда на собственные силы, – это же ценности, они разве внедрились? Нет. Один из главных мифов, который циркулирует в нашем обществе: если мы не усвоим базовые принципы поведения Европы, останемся непередовыми. Ничего подобного. В книге приводится пример передового государства, Гранадский эмират, наука и культура которого стали вершиной золотого века ислама. Это государство было построено в Европе, но совершенно на других принципах.

Достичь впечатляющего успеха в технике и культуре можно, отталкиваясь от любого социокультурного кода, от любой основы, – посмотрите на Китай. Для этого вовсе не обязательно ассимилировать всё, включая гей-парады.

Это миф, что вы должны “купить все в пачке”. И таких мифов много внедрено в массовое сознание, это нужно преодолевать.

Секс – как лакмусовая бумажка

Вообще, вопросы семейно-брачных отношений и сексуальной культуры для казахстанцев – как лакмусовая бумажка, авторы не исключают, что эти проблемы – важнейшие с точки зрения социокультурного кода. И информационные воздействия на них “обеспечивают снижение конкурентоспособности этнических структур, являющихся носителями социокультурного кода”

. С одной стороны, те, кого молодежь называет “уят-озабоченными”, люди, апеллирующие “к национальным традициям, истокам народной духовности и многому другому…”. С другой – те, кто все это считает ханжеством, при этом между терминами “свобода”, “Запад”, “раскрепощенность” эти люди ставят знак равенства.

– Все это затрудняет любые попытки раскрыть молодежи глаза на характер ведения современной войны и применения мировоззренческого оружия. Сейчас, это видно невооруженным глазом, происходит пропаганда ЛГБТ-сообщества, гей-парадов.

Не может быть, чтобы кучка людей нетрадиционной ориентации вызывала такую волну. Это очень дорогостоящее мероприятие – посчитайте расходы на рекламу.

Кто-то же это сделал. Для чего? С точки зрения экономики ответ прозрачен – расчищают площадку под семью нового типа, которая будет отвечать новым реальностям. И, возможно, поэтому вопрос о многоженстве всплывает в недрах казахстанского общества, потому что оно чувствует, что перемены нужны. Амир Шайкежанов: Я гей. Ну и что?

Возвращаясь к примеру Гранадского эмирата, чем он может помочь быть более эффективным? Смотрите: у олигарха два сына, вероятность того, что один из них окажется недостойным наследником, велика. А теперь представьте: если у него таких сыновей – 20? Они начнут конкурировать между собой.

Сегодня характер кровнородственных связей в казахстанском обществе блокирует конкуренцию. На скольких рабочих местах сидят так называемые “счастливые племянники”?

Социокультурный код не позволяет сделать иначе – своего все равно будут поддерживать. Для восточного человека двоюродный племянник жены – это близкий родственник. А на Западе – это чужой человек. Поэтому фактор конкуренции там работает, а в обществе с очень сильными связями он будет работать, когда наследников будет много…

***

Это, конечно, очень упрощенное изложение точки зрения авторов, многим эти мысли покажутся бездоказательными. Что ж, в таком случае рекомендуем им прочесть книгу.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть