Опубликовано: 19800

Казахстанцы дважды платят за выезд на природу – что происходит

Казахстанцы дважды платят за выезд на природу – что происходит Фото - Caravan.kz

Как совместить охрану природы и экотуризм? Почему за вход на территорию особо охраняемой природной территории (ООПТ) до сих пор взимают плату? Насколько этот шаг обоснован? И, главное, куда и на что расходуются полученные деньги? 

В этом вопросе разобралась корреспондент медиапортала Сaravan.kz.

Согласно официальным данным, в республике насчитывается 14 национальных парков общей площадью почти в три миллиона гектаров, а в самом ближайшем будущем планируется создание еще одной особо охраняемой территории. При этом статданные свидетельствуют вроде как о росте туристов – как из-за рубежа, так и казахстанцев. Специалисты считают, что все это – благодаря развитию экотуризма, что «осуществляется с учетом международного опыта путем обустройства маршрутов и троп». Хотя сегодняшние визит-центры, глэмпинги, кемпинги, казак-аулы и места для караванинга находятся пока еще, судя по отчетам министерств, в зачаточном состоянии, а также постоянно дают о себе знать вопросы перегруза посещаемости ООПТ. Проблему усугубляет и то, что водные ресурсы республики до недавних пор находились в ведомстве нескольких министерств и местных исполнительных органов. Что зачастую означало несогласованность их действий, хотя основная «нагрузка» ложилась все-таки на Минэкологии и природных ресурсов.  

И потому сегодня необходимо предусмотреть, чтобы завтра, после того как в республике серьезно начнет развиваться экологический туризм, в стране не оказалось вытоптанных Национальных парков, как это случилось, например, в Южной Корее. Где в свое время открыли все особо охраняемые природные территории, но не учли создавшуюся очень высокую рекреационную нагрузку на них, после чего пришлось их все закрыть на пять лет, чтобы выровнять биологический баланс.

С этой же целью, чтобы, образно говоря, пока не вытоптали все живое и в казахстанских ООПТ, Минэкологии пару лет назад приступило к работе над ограничением количества людей, которое было бы позволительно, согласно стандартам посещаемости того или иного Национального парка.

Данное направление поддержало и ПРООН, которое помогло рассчитать рекреационную нагрузку на некоторые природно-экологические тропы для того, чтобы у всех Нацпарков был свой персональный подобный план, который не должен нарушаться и превышать допустимые нормы. Иными словами, посещаемость должна будет являть собой систему онлайн, через которую будет идти продажа билетов.

"Естественно, этот шаг может и, скорее всего, вызовет недовольство со стороны тех, кто не попадет в число посетителей, заблаговременно запланировавших свой поход в Нацпарк, но это своеобразная культура посещения, которую в Казахстане должны учиться внедрять. Потому как даже в зарубежных странах просто взять и приехать погулять в Нацпарке – так не бывает. Обязательно должна быть проведена предварительная работа, чтобы посетители понимали, что ООПТ – это все-таки, согласитесь, определенные правила поведения, в том числе, санитарные. Плюс должна быть соблюдена техническая безопасность. Пока что этого, к сожалению, почти не наблюдается", - подчеркнули разработчики программы.

Однако, Казахстан – не Южная Корея, как в отношении площади, так и размещенного на ней населения. И если у них закрывается большинство территорий, за посещение которых требуется оплата, то в Казахстане такой территории в разы больше.

Экологический туризм в Казахстане – насколько возможна гармония между человеком и окружающей средой

Вот только, как ни странно, почти все это относительно пригодные для посещений места, как оказалось, в республике посетить невозможно. На что, конечно, можно возразить, что ситуации, как и условия посещения и местонахождения того или иного Национального парка, бывают разные.

Например, если курорт Боровое, расположенный в Акмолинской области, условно делится на природно-заповедную зону, куда можно заехать на автомобиле, только предварительно оплатив вход и свободную от любых сборов, рекреацию, то про окрестности Алматы этого сказать никак нельзя. Все предгорья и горные системы, окружающие южную столицу, как выяснилось, совершенно закрыты от любого свободного посещения – везде необходимо, куда бы ты ни отправился, оплатить некий сбор, по поводу которого в социальных сетях до сих пор не утихают споры.

При этом напомним, что еще в 2021 году в отношении данной оплаты в законопроект были внесены поправки. В отдельную категорию попали дошкольники, инвалиды, ветераны труда, для которых предусмотрено бесплатное посещение. Но были они приняты или остались на той же стадии, что и ранее – официальных данных нет до сих пор.

Так что на сегодняшний день плата за вход на территорию Нацпарков для любой категории казахстанцев по-прежнему состоит из той части, что вроде как идет в доход государства, а это 0,1 МРП (1 МРП=3692 тенге) плюс оплата за пользование Нацпарком.

Под этим, согласно данным экологического ведомства, подразумевается примерная цифра от 300 до 500 тенге, которые получает якобы Нацпарк за предоставляемые услуги. Например, в этот перечень входят сбор и утилизация мусора, так же, как и оборудование троп, или такой банальный вопрос, как размещение биотуалетов.

Одновременно вот уже на протяжении не одного года в министерстве признают, что «сегодня существует определенная проблема в отношении того, чтобы все собранные средства поступали точно по назначению».  И хотя для ее решения предлагалось, например, «уточнить бюджет с целью внедрения хотя бы автоматизации КПП (контрольно-пропускные пункты), благодаря чему денежные потоки стали бы более прозрачными», финансирование на данный проект не то что не было выделено, но даже до сих пор не предусмотрено. 

Однако вряд ли даже автоматизированные системы КПП смогут добиться того, что посетители, как предлагается, будут приходить согласно спискам и по билетам, купленным онлайн. Потому что все может случиться с точностью до наоборот – население, которому хочется выехать на природу, и которое имеет право на отдых в этих самых природных местах, будет изыскивать любые способы, чтобы всеми правдами и неправдами попасть на территорию закрытого со всех сторон Национального парка. Ведь свободных доступных мест с таким положением вещей просто не будет.

А это уже приводит к мысли о возможной коррупционной составляющей, которую, впрочем, нельзя исключать никогда. По той простой причине, что каждому известна ситуация – при переезде шлагбаума на территорию той или иной ООПТ, оплата производится в 99 процентах только наличными, да еще зачастую без выдачи квитанций. Но только этот момент, судя по всему, уполномоченными органами либо упускается, либо попросту намеренно игнорируется. Тем более, что помимо пешеходов, за мотоциклы, мопеды, квадроциклы необходимо уплатить 0,2 МРП, за въезд на легковом автомобиле – 0,3 МРП. С микроавтобусов до 16 мест и грузовых автомобилей возьмут один МРП, с автобусов до 32 мест – два МРП, более 32 – три МРП.

Вот только почему добросовестные налогоплательщики должны дважды платить за одно и то же? Вразумительного ответа ни от кого до сих пор добиться не удалось.

Астана

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи