Опубликовано: 530

Сибирская язва: кто на новенького

Сибирская язва: кто на новенького

Какие сюрпризы ожидают казахстанцев на традиционных сельскохозяйственных ярмарках и почему к торговцам мясом на базарах предъявляют жесткие требования, рассказывает врач-эпидемиолог отдела мониторинга за карантинными и особо опасными инфекциями управления профилактики инфекционных и паразитарных заболеваний филиала НПЦСЭЭиМ МЗ РК Зангар ТУРЛИЕВ.

– С начала июня этого года у нас официально зарегистрирован один случай сибирской язвы в городе Шымкенте. Пока обошлось без летального исхода. Пациентку благополучно вылечили. Как оказалось, ее супруг купил 2–3 килограмма баранины на городской ярмарке. Сейчас такие распродажи уже стали традиционными. А приготовлением этого мяса занималась сама женщина. Ее заражение произошло именно в процессе кулинарной обработки сырья, – говорит Зангар Турлиев. – Инкубационный период инфекции – от 2 до 7 дней. И где-то на третьи сутки у женщины проявились явные симптомы этой страшной болезни.

Сначала маленькое зудящее покраснение, потом язвочка, и в конце концов появился безболезненный струпик – сухая корочка как бы на заживающей ране. Обычно эти язвочки появляются в местах наибольшего контакта с мясом, например, на пальцах рук.

Хорошо, что женщина – сама медик из местного управления здравоохранения и за квалифицированной помощью обратилась сразу. По клиническим проявлениям ей и поставили предположительный диагноз – сибирская язва. А потом, когда исследовали кровь и фрагменты раны ПЦР-методом (позволяет добиться значительного увеличения малых концентраций фрагментов белка в биологическом материале), он дал положительный результат. Его подтвердили и лабораторно-бактериологические исследования.

Зангар ТУРЛИЕВ. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

Зангар ТУРЛИЕВ. Фото Нэли САДЫКОВОЙ

– Всё осложнилось, когда специалисты местного санитарного департамента стали проводить противоэпидемические мероприятия, – продолжает рассказ эпидемиолог. – Конечно же, они сразу связались с акиматом, это ведь санкционированная ярмарка, и должны быть списки всех продавцов. Но хозяина данного продукта так и не смогли найти, хотя он обязан был предъявить справку от ветслужбы, что его мясо безопасно и не содержит инфекций. Сначала вроде бы отыскали торговца, а потом оказалось, что тот человек на ярмарке продавал только овощи и фрукты и скот на своем в подворье не держал. Так источник появления инфицированного мяса не найден до сих пор, хотя всё произошло в начале июня.

А 12 августа в Акмолинской области предположительно сибирской язвой заболели в общей сложности уже пять человек. Инфекция официально подтверждена у четверых.

– Что было у пятого?

– Его ПЦР-анализ дал отрицательный результат. Когда человека госпитализировали с симптомами сибирской язвы, сразу стали лечить. Может, паника сработала или что... При таком диагнозе обычно дают очень сильные антибиотики. А кровь на ПЦР-анализ у него взяли чуть позже. И он дал отрицательный результат. Возможно, оттого, что антибиотики в организме уже боролись с микроорганизмами сибирской язвы. Тут в принципе можно понять медперсонал, который по клиническим симптомам сразу приступил к лечению, чтобы не допустить тяжелых осложнений и летального исхода. Потому что при такой болезни есть явная клиника: появляются эти язвочки и их конечный результат – струпья. Появляется черное уплотнение, как уголек, когда его прокалывают иголкой, он безболезненный. Это явный признак, характерный именно для сибирской язвы.

Возбудитель болезни – спорообразующие микробы Bacillus anthracis. Заболевание передается человеку при контакте с больными животными, их трупами, сырьем животного происхождения, обсемененными объектами внешней среды.

Это одно из наиболее опасных инфекционных заболеваний животных (крупного и мелкого рогатого скота, лошадей, свиней и других) и человека с очень высокой смертностью. В период с 2009 по 2018 год на территории Респуб­лики Казахстан зарегистрировано 18 эпизодов сибирской язвы с количеством заболевших 57 человек. Бесбармак спасет мир: как казахская национальная еда борется с сибирской язвой

– Существует три формы этой болезни: легочная, кишечная и кожная. Первые две встречаются крайне редко, но именно они – самые страшные: обычно все заканчивается смертью. Кожная форма бывает при убое скота и разделке шкур, – поясняет Зангар Турлиев. – Проявляется не только на руках. Например, произвел специалист убой и мог почесать свое тело загрязненной рукой в месте укуса комара. И там тоже может возникнуть очаг инфекции. А кишечная форма болезни возникает при разделке мяса и несоответствующей его термической обработке.

Когда неизвестно, заражено мясо спорами сибирской язвы или нет, кипятить его нужно минимум 4 часа. Только после этого микробы погибают стопроцентно.

А у нас часто варят максимум 2 часа. И, конечно же, нельзя из такого мяса делать шашлыки. Такой способ приготовления точно не уничтожит бактерии возбудителя.

Антирекорд 2016 года

– К примеру, в 2016 году в Карагандинской области был случай с летальным исходом у женщины, – рассказывает специалист. – Она сделала фарш из зараженного мяса и пробовала его на вкус и соль в сыром виде. При сборе эпиданамнеза санитарные врачи провели опрос членов ее семьи, которые подтвердили это. Видимо, так и попали микробы в кишечный тракт, и у нее возникла кишечная форма сибирской язвы, которая проявляется в первую очередь сильными болями в животе. При этом температура тела может повышаться до 38–40 градусов. Появляется рвота с примесью крови и такой же понос. Всё зависит от того, где локализовалась язва. Та женщина поздно обратилась за помощью. Да и медики не смогли вовремя распознать болезнь, поначалу лечили ее от гастрита. В результате она погибла.

Легочная форма болезни в основном передается при вдыхании пыли, которая насыщена микробами сибирской язвы. Она является самой редкой. Но если в почве имеются ее споры, чаще всего в теплое летнее время, когда бывает засуха, низкая влажность, с пылью они разносятся по воздуху. Легочная форма у нас давно не регистрировалась.

Между тем в республике много стационарно неблагополучных пунктов. Это места захоронения трупов павших больных животных. Они всегда должны быть огорожены, и на предупредительных табличках должно быть указано: “Особо опасный неблагополучный пункт по сибирской язве”. К сожалению, такие требования стали выполняться всего несколько лет назад. Раньше многое было пущено на самотек.

Ограждения на скотомогильниках разрушились. Туда свободно могли заходить животные и есть зараженную траву. А споры сибирской язвы сохраняются в почве до 100 лет.

После вспышки инфекции в 2016 году в Карагандинской, Павлодарской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областях местные власти наконец-то стали конкретно заниматься этими скотомогильниками. Сейчас таких стационарно неблагополучных пунктов по стране более 2 тысяч.

– Что произошло в 2016 году?

– Тогда по республике заболели сразу 19 человек, трое из них погибли. Двое – в Карагандинской и один – в Павлодарской областях.

Сначала в Карагандинской области вынужденно провели убой скота без освидетельствования ветеринара. Хотя по правилам любой скот, если есть симптомы, владелец обязан показать ветеринару, который определит, есть ли болезни и какие. Только после этого он даст письменное разрешение на убой.

Жители же произвели его сами, потом это мясо не продали, а разделили между семьями.

Кстати, погибшая в Карагандинской области женщина приходилась сестрой хозяину скотины, который произвел ее убой и тоже погиб. Заражен был и его сын. Всего заболели 6 или 7 родственников. А потом, меньше чем через неделю, в том же дворе произошел еще один падеж. Погиб полуторагодовалый бычок. Лабораторные исследования его тканей дали положительный результат на сибирскую язву. Это было в июне.

Следом регистрация сибирской язвы была в Павлодаре. Туда мы выезжали дважды, на два разных очага. И если мы говорим о 2–3 случаях за 10 лет в зоне так называемой наибольшей активности инфекции, то тут заразились сразу 19 человек за один летний период 2016 года!

Как уберечься от страшной инфекции?

– Во-первых, когда покупаете мясо на базаре или у знакомых, надо, чтобы оно прошло ветконтроль и у продавца имелась справка о том, что мясо безопасно, – предупреждает Зангар Турлиев.

– А может продавец эту справку просто купить?

– Теоретически, да, но, думаю, сейчас ветеринары на такое не пойдут. Слишком велика ответственность. Особенно после вспышки 2016 года с летальными исходами за этим ведется строгий контроль.

– Как же быть с отсутствием такового на районных ярмарках?

– Вообще, перед тем, как люди хотят выйти что-то продавать, они дают заявку в акимат. И там есть свой перечень документов. Если они реализовывают мясо или другую продукцию животного происхождения, то обязаны иметь справку от ветеринаров.

– Но случай в Шымкенте говорит об обратном...

– Да, но после этого нужно же обезопасить людей, чтобы не распространялась инфекция. А там даже продавца не нашли. Мало ли, может у него еще есть животные, зараженные спорами сибирской язвы?

А в случае с августовской вспышкой в Акмолинской области, пока исследуют скот, проводят вакцинацию животных и людей из групп риска. Есть еще золотой стандарт – более углубленные бактериологические исследования крови, язвы, навоза, почвы, сена, шкур, всего, что было контактным. И у пятерых заболевших в Акмолинской области, которых лечат в инфекционном отделении Аршавинского района, как сообщают коллеги, динамика уже пошла на улучшение.

Чтобы не получить инфекцию, особенно необходима вакцинация тем, кто живет рядом со стационарно неблагополучными пунктами, а также работникам мясокомбинатов, убойных пунк­тов, персоналу предприятий, обрабатывающим кожу, ветврачам и сотрудникам лабораторий.

И, конечно же, недопустим убой скота в жилых дворах, как это случилось в Карагандинской, Павлодарской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областях. Сейчас в каждом регионе оборудованы специальные убойные пункты, где работает ветеринар. Он обследует и дает разрешение на разделку животных. Конечно, это всё на платной основе, зато хозяину разрежут и обработают туши, как положено. Хотя менталитет у населения таков, если сами умеют, лишний раз платить не хотят и идут на такой риск.

Бывает, нет настороженности и у молодых, неопытных медработников. Когда к ним приходят люди с характерными симптомами, они, не разобравшись, в спешке могут поставить ошибочный диагноз, к примеру: инфицированная рана. Обрабатывают ее зеленкой и отправляют домой. Тут надо делать упор на обучение молодых врачей и фельдшеров. Пороховая бочка мяса. О чем молчат ветврачи и министр сельского хозяйства

– По каким же признакам можно определить, что животное болеет сибирской язвой?

– Во-первых, у таких животных молоко бывает с примесью крови. И это видно уже при дойке. Во-вторых, у них появляются слизистые слюневые выделения изо рта, кровотечение с калом.

Явный признак заражения животного сибирской язвой, если спустя сутки после гибели его тело не коченеет, а остается вялым.

– Меня удивляет, как часто на базарах продавцы берут мясо голыми руками!

– Это неправильно. Это вообще такой бич в нашем обществе! По идее при продаже любой пищевой продукции для населения и продавцы, и специалисты по разделке мяса должны работать в перчатках.

А при разделке мяса рекомендуется надевать двойные перчатки и маску, чтобы и себя обезопасить, и покупателя.

Это обязательное требование. Но они просто ленятся постоянно надевать и снимать их.

– А если продавец работает не в перчатках, что еще, кроме сибирской язвы, передается через руки?

Гельминты, сальмонеллез, кишечные инфекции, бруцеллез, ну и много чего еще!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров