Опубликовано: 1600

Как в Антикоррупционной службе в зародыше убивают мысли о мздоимстве

Как в Антикоррупционной службе в зародыше убивают мысли о мздоимстве Фото - Тахир САСЫКОВ

Код нравственности госслужащих, дистанционное ведение уголовных дел, экскурсии в места лишения свободы. Это не отрывки из криминального чтива с элементами фантастики, а реальность работы Антикоррупционной службы Казахстана.

Папа, не бери взяток!

Об итогах работы с мздоимством и прочими видами стяжательства на недавней коллегии отчитался председатель Агентства РК по противодействию коррупции Алик ШПЕКБАЕВ. Для большего эффекта антикоррупционной работы на больших экранах крутили ролики: вот убеленный сединами отец обращается к сыну и просит не брать взятку. А вот малыш в окружении игрушек говорит родителю: “Мне не нужны деньги, мне нужен папа!”.

Перечисление побед на ниве антикоррупционной борьбы Алик Шпекбаев сопровождал впечатляющими сравнениями и отсылками к поэзии. Но сначала – про прозу жизни.

– В Казахстане в 2019 году зарегистрировано 1 717 коррупционных преступлений, более половины из них приходится на факты взяточничества. Осуждено 1 002 должностных лица.

Пресечено 112 фактов системной коррупции с участием широкого круга лиц. Сумма установленного ущерба составила 24,6 миллиарда тенге, из которых 22,7 миллиарда тенге возмещено, это практически на четверть выше прошлогоднего значения, – сказал председатель агентства.

Плодятся и размножаются

Зоркий глаз антикоррупционщиков вывел на чистую воду нечистоплотных работников из квазигосударственной сферы, правоохранительных органов и судов, для чего были созданы специальные департаменты по выявлению и расследованию коррупционных преступлений в указанных секторах.

– В квазигоссекторе выявлено 324 коррупционных преступления, осуждено 160 должностных лиц. К уголовной ответственности привлекаются 237 сотрудников правоохранительных органов, из которых 163 уже осуждены. При активной поддержке руководства Верховного суда принимаются меры по очищению судебного корпуса. Осуждены семь судей. Ведется расследование в отношении еще четырех служителей Фемиды, – сообщил Алик Шпекбаев.

Заражены коррупционной болезнью и сельское хозяйство, здравоохранение, образование. В последних двух направлениях, по данным главы ведомства, коррупционные преступления в основном связаны со взяточничеством при трудоустройстве и финансовыми махинациями. При этом большинство из них совершаются в организациях, подведомственных акиматам.

– Решение этой проблемы – в полном освобождении руководителей бюджетных учреждений от проведения госзакупок и централизации бухгалтерий. Необходимо кардинально пересмотреть действующую конфигурацию распределения госфункций. Чтобы размыть ответственность, госорганы под разными предлогами наплодили сотни подведомственных предприятий с откровенно раздутыми штатами и нулевым КПД, – подчеркнул председатель АПК.

Агенты перемен

По признанию Алика Шпекбаева, если раньше доминировала однобокая борьба с последствиями коррупции, то отныне в агентстве придерживаются другой формулы: превенция, масштабное просвещение, партнерство и действенные уголовно-правовые меры.

– Хотя по-прежнему имеют место призывы к возрождению так называемых сталинских методов. Весьма показателен ошибочный тезис, что мы должны вселять страх. “Я ничего так не боюсь, как испуганных людей”, – этой цитатой американского поэта Роберта Фроста я бы ответил всем, кто призывает нас к тотальному устрашению, – вспомнил слова лауреата Пулитцеровской премии глава АПК.

В качестве профилактики в ведомстве практикуют экскурсии для госслужащих в места предварительного заключения. Таким образом, код нравственности, о котором упомянул в речи Шпекбаев, должен только укрепиться.

– Они производят неизгладимое впечатление и в зародыше убивают какие-либо мысли о коррупции. Но, к сожалению, есть алчные и ненасытные чиновники, которым понятен лишь один язык – язык Уголовного кодекса, – заметил по этому поводу Алик Шпекбаев.

Что касается просвещения, то, по мнению председателя АПК, пришло время во всех учебных заведениях ввести дисциплину “Основы добропорядочности”.

Впрочем, уже сейчас ряды юных и постарше борцов со всемирным злом ширятся – свыше 75 тысяч волонтеров помогают развивать антикоррупционные площадки госорганов “Адалдық алаңы”.

– Больше всего госорганов в формате open space работают в Алматинской и Северо-Казахстанской областях, аутсайдеры по этой части – Жамбылская и Мангистауская области, среди центральных госорганов лидеры – МОН, министерства финансов и экологии. В миннацэкономики, обороны, торговли и интеграции проектные офисы отсутствуют.

Глава АПК напомнил, что работа по продвижению идеологии добропорядочности началась в прошлом году, в структуре агентства организовали одноименные департаменты.

– Разъяснение этого понятия у некоторых сначала вызывало ироничную улыбку, но позднее они искренне прониклись идеей и стали агентами перемен. Кто-то утверждал, что идея скопирована у европейцев, и мы пытаемся насаждать чуждую нам идеологию, но еще великий Абай изложил принципы целостного человека, которому свойственны стремление к добродетели, верность делу и тяга к знаниям, – вновь сделал отсылку к поэтической теме главный борец с коррупцией.

Также Шпекбаев проинформировал, что на днях принято постановление правительства о новой системе поощрения граждан.

Человек, сообщивший о факте коррупции, может получить 10 процентов от суммы взятки после обвинительного приговора.

Теперь сумма вознаграждения будет дифференцированная, как в большинстве стран ОЭСР. Максимальная сумма поощрения составит 10 миллионов 600 тысяч тенге.

Правила игры

Не останавливаясь на достигнутом, ведомство намерено расширить границы своей работы.

– В большинстве передовых стран термин “коррупция” в равной степени применим как к государственному, так и к частному сектору. В Казахстане же субъектами коррупционных преступлений являются лишь госслужащие и руководители квазигосударственного сектора. Хотя традиционно наиболее высокие коррупционные риски наблюдаются в деятельности коммерческих банков, субъектов естественных монополий, крупных производственных и добывающих предприятий, торговых сетей, – констатировал Алик Шпекбаев. – Предусмотренные в Уголовном кодексе статьи о коммерческом подкупе и получении незаконного вознаграждения фактически не работают. Хотя по своей сути они соответствуют всем признакам взяточничества и требуют перевода в разряд коррупционных. Тендер в погонах: эксперт откровенно рассказал о том, что творится вокруг организации госзакупок в минобороны

Агентство намерено подключиться к разработке законопроекта о единых закупках госорганов и национальных холдингов.

– Правила игры должны быть одни и для госорганов, и для нацкомпаний. Наша задача – не допустить коррупционных рисков в новом законе. Уже в этом году мы должны приступить к обеспечению максимальной прозрачности финансовых транзакций при освоении бюджетных средств и реализации тендеров. Народ должен знать, кто получил казенные деньги, и видеть, куда они направлены, – считает глава ведомства.

Пойдут на нары

Кстати, аналитики агентства совместно с НПП “Атамекен” предотвратили неэффективное использование 800 миллионов тенге бюджетных средств при госзакупках – и это только за декабрь 2019 года.

– Установлено 358 фактов незаконного вмешательства в бизнес, защищены права 400 предпринимателей. Сегодня под нашей защитой (антикоррупционное сопровождение) находится 400 бизнес-проектов отечественных и иностранных инвесторов на сумму свыше 12 триллионов тенге. В этом году благодаря работе с НПП все территориальные подразделения агентства получат доступ к единому окну закупок, – сообщил Алик Шпекбаев.

Также он упомянул, что 81 процент госуслуг сейчас предоставляется в электронном виде.

– Оставшиеся 19 процентов несут высокие коррупционные риски – это госуслуги в сфере земельных отношений, архитектуры, строительства. Несмотря на поручение Елбасы о создании геопортала, регионы заболтали эту нужную инициативу. В Актюбинской, Алматинской, Костанайской, Кызылординской, Павлодарской, Карагандинской областях не приступили к этой работе, из чего делается вывод – либо нет понимания, как организовать эту работу, либо есть заинтересованность в сохранении привычной схемы стабильного, так сказать, “заработка”. Оцифровать земельные участки – не настолько сложная задача, – резонно заметил глава АПК.

К слову, цифровизация дошла и до следователей антикора – в 3 территориальных департаментах уже апробируют ведение уголовных дел в электронном формате.

В завершение своей речи Шпекбаев подчеркнул, что антикоррупционная борьба только усилится, уже введенная персональная ответственность первых руководителей за доказанную коррупцию подчиненных станет серьезным рычагом для стимулирования инертных начальников.

– Чиновники начали воспринимать штрафы как индульгенцию. Того, по кому плачет тюрьма, отправляют отбывать наказание в облегченных условиях вместе с теми, кто совершил преступление по неосторожности!.. Будут проработаны меры по усилению ответственности за коррупцию. Речь идет об отмене наказания коррупционерам в виде лишения свободы в колониях-поселениях, условно-досрочного освобождения и кратных штрафов по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям, ужесточении наказания за посредничество во взяточничестве и покушении на взятку, – сказал Алик Шпекбаев.

Как заработать на квартиру

Председатель управляющего комитета Регионального хаба в сфере госслужбы Алихан БАЙМЕНОВ на коллегии среди прочего отметил необходимость доработки новой системы оплаты труда госслужащих, чтобы низкая зарплата не становилась фактором коррупции.

– Нынешняя система коэффициентов в свое время была искусственно искажена. На данном этапе можно было поднять коэффициент оплаты всем работникам сельского, районного звена, а также специалистам областного и центрального. Если сравнивать с международным опытом, то у нас слишком большой разрыв труда между высшими должностными лицами и низшими, – сказал Байменов.

Также он поднял вопрос дисбаланса полномочий, ресурсов и ответственности в госуправлении.

– Сравнив бюджеты районов – 10-летней давности и сегодня, я понял, что мы крайне ослабили районное звено управления. 7–8 лет назад у них здравоохранение взяли, теперь районо (отделы образования) выбили в подчинение областных. Нужно рассмотреть введение ответственности за ресурсы и полномочия, проанализировать, почему в унитарной стране при закупе товаров и госуслуг на областном уровне существует разный уровень централизации товаров и услуг.

Один аким говорит: “Свыше 5 миллионов тендер забираю себе – в области будем проводить”, другой говорит: “Сами проводите”. Всегда ли это объясняется вопросами экономии либо речь идет об элементарном влиянии на тендерные процедуры? – задался резонным вопросом Байменов, также предложив сократить количество членов тендерных комиссий, установив для них персональную ответственность и обязанность отчитываться перед Антикоррупционной службой при закупках выше установленного порога.

Адвокат Айман УМАРОВА подняла тему соразмерности ответственности за получение и дачу взятки, посредничество.

– Очень важно, чтобы эти меры были соразмерны, чтобы за 5 тысяч не получил 8 лет, а за огромную сумму взятки и особо крупный размер хищений – штраф.

Один мой клиент сказал: “Зачем 18 лет платить ипотеку, когда я могу пойти на госслужбу, украсть (эти деньги), отсидеть максимум 5 лет?!”…

Нужно создать рабочую группу из числа работников Антикоррупционной службы, юристов по подготовке предложений в Уголовный и Уголовно-исполнительный кодекс по ужесточению санкций по статьям “дача взятки”, “посредничество во взяточничестве” и “хищение бюджетных средств”, в том числе из квазигоссектора. Нам бы хотелось, чтобы такого квазигоссектора не было, – сказала известная правозащитница.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи