Опубликовано: 550

Из листа ожидания выбыл

Из листа ожидания выбыл Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Каждый год в Казахстане умирают 100 человек, не дождавшихся трансплантации

Органы министра информации и общественного развития Казахстана могут спасти жизнь нескольким пациентам, ожидающим трансплантации. На этой неделе Даурен АБАЕВ подписал заявление о согласии на посмертное донорство.

Почки от коммунистов

На прошлой неделе министр информации и общественного развития, комментируя дела трансплантологов, заявил, что намерен подписать документы на посмертное донорство. Мы спросили Даурена Аскербековича, оформил ли он официально свое желание стать спасителем для страждущих казахстанцев после собственной смерти.

– На этой неделе подпишу. По-моему, достаточно письменного заявления в поликлинике по месту прикрепления (это на самом деле так. В следующем году подать такое заявление можно будет через портал электронного правительства. – Прим. авт.) В Казахстане по умолчанию после смерти человека могут изъять органы, но на данный момент из-за информационной шумихи и судебных дел врачи относятся к этому с опаской, поэтому желательно письменное согласие, – отметил в разговоре с нами Даурен Абаев. – У казахов самое главное кости – сүйектер, недаром в народе говорят: “Бастысы – сүйектер жатқан жер” (Главное – где лежат кости).

А внутренние органы в течение недели исчезают, поэтому очень важно, чтобы казахстанцы с должным пониманием отнеслись к этому вопросу.

Первый зампред партии “Nur Otan” Бауыржан БАЙБЕК отвечать на вопрос о готовности к посмертному донорству отказался.

– Это личное дело каждого человека. Придет время – посмотрим. Я собираюсь долго жить, – на всякий случай добавил он.

А вот еще несколько мнений, высказанных “КАРАВАНУ” по этому поводу.

Министр внутренних дел Ерлан ТУРГУМБАЕВ оказался неготовым озвучить свою позицию. Аким Восточно-Казахстанской области Даниал АХМЕТОВ стать донором после смерти пока не готов, а министр цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности Аскар ЖУМАГАЛИЕВ предпочел ответить на вопросы про космические технологии, а не про земную юдоль.

Министр здравоохранения Елжан БИРТАНОВ рассказал нам, что уже давно оформил свое согласие на посмертное донорство.

Мажилисмен Бекболат ТЛЕУХАН, отец 14 детей, был застигнут врасплох нашим вопросом, но, подумав, признался: скорее всего, не подписался бы на то, чтобы его органы после смерти пересадили кому-то. К слову, депутат помогает людям при жизни, являясь донором крови.

Его коллега Абай ТАСБУЛАТОВ уверен: при вопросе посмертного и прижизненного донорства надо разбираться в каждом конкретном случае.

– Если война, ребенка надо будет выручать, то, конечно, да. Надо комплексно подходить, – сказал генерал-лейтенант.

Мажилисвумен Гульжана КАРАГУСОВА прямо заявила:

– У меня есть кому отдать (органы). За всю долгую жизнь, правда, не знаю, что там здоровое у меня... Но, вообще, я предпочитаю, чтобы меня сожгли, моей душе так лучше – не гнить где-то, а чтобы удобрили… – сказала нам депутат. В Казахстане пересадить можно все, кроме сердца у детей, – врач-трансплантолог

Мажилисмены Владислав КОСАРЕВ и Айкын КОНУРОВ, как настоящие коммунисты, готовы пожертвовать свои органы после смерти.

– Но врач должен сказать, что пригодно для трансплантации – мое больное сердце вряд ли кому сгодится, почки оперированы, там камни были и киста, печень дефектная – 12–13 лет гепатитом поражена, – откровенно поделился с нами Владислав Борисович.

Презумпция согласия

Ну а пока министры отвечают для себя на вопрос о готовности стать посмертным донором, в минздраве решают, как помочь тем казахстанцам, кто нуждается в трансплантации сегодня. На днях здесь прошел "круглый стол" по этой теме.

Вице-министр здравоохранения Лязат АКТАЕВА напомнила, что операции по пересадке органов и тканей входят в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи, то есть оплачиваются государством. В этом году медицинские организации получили на эти цели 3 миллиарда 202 миллиона тенге.

Управляющий директор Фонда медицинского страхования Нурлан КАСИМОВ сообщил, что пересадка почки стоит примерно 3 миллиона 200 тысяч тенге, печени – 5 миллионов 800 тысяч, сердца – 25 миллионов тенге.

– В дальнейшем эти пациенты наблюдаются по месту жительства, обеспечиваются бесплатными лекарствами на амбулаторном уровне. С этого года мы начали оплату подготовки донорских органов. То есть клиника, в которой появляется потенциальный донор, поддерживает жизнедеятельность органов и систем, проводит операции по их изъятию. Это мы тоже оплачиваем, – сказал Касимов.

И. о. директора Республиканского центра по координации трансплантации и высокотехнологичных медуслуг Адил ЖУМАГАЛИЕВ напомнил: в стране действует презумпция согласия на посмертное донорство.

– Тем не менее каждый гражданин имеет право запретить использование органов или тканей, зафиксировав это документально. За принуждение к изъятию или незаконное изъятие органов живого лица для трансплантации предусмотрено до 12 лет лишения свободы. Услуги трансплантации тканей и органов от трупа человека иностранцам и лицам без гражданства не оказываются, – подчеркнул Жумагалиев.

По его данным, с 2012 года по настоящее время проведено 95 мультиорганных заборов от посмертных доноров, изъято и пересажено 368 трупных органов.

От живых доноров в первом полугодии этого года пересажено 128 органов, от трупных – 46.

В прошлом году от живых доноров было пересажено 180 органов, от трупных – 32, в 2017-м эти показатели составили 217 и 86 соответственно.

– В Казахстане наблюдается острый дефицит донорских органов. В листе ожидания, где цифры меняются каждый день, по данным на 22 ноября находилось 3 128 человек. 2 706 казахстанцев, в том числе 69 детей, ждут пересадки почки, 295 (6 детей) – печени, 120 (13 детей) – сердца, 7 человек нуждаются в легком. Ежегодно порядка 100 человек выбывают из листа ожидания – умирают, не дождавшись операции, – рассказал Адил Жумагалиев.

Он заверил, что трупные органы из страны не вывозятся, а их распределение, осуществляемое информационной системой на основе медицинских критериев, не зависит от благосостояния и социального статуса реципиента.

– В следующем году в республике будет внедрена система учета доноров и реципиентов, которая обеспечит полноту охвата и обследования лиц, ожидающих трансплантации, достоверность листа ожидания, минимизирует человеческий фактор при подборе пары донор – реципиент и повысит справедливость распределения органов, – заявил Жумагалиев.

К слову, наиболее активными регионами по посмертному донорству являются Акмолинская, Северо-Казахстанская и Костанайская области. Жумагалиев связывает это с большей информированностью.

– В южных регионах люди менее активны. Это не связано с религиозными установками, потому что все религиозные организации напрямую с нами работают, поддерживают. Ни один представитель религиозной организации против не выступал, – заметил чиновник.

…И ВИЧ в довесок

Председатель комитета контроля качества безопасности товаров и услуг минздрава Людмила БЮРАБЕКОВА сообщила об итогах проверки трансплантационных центров в шести регионах республики.

– В ноябре прошлого года минздрав с Генпрокуратурой провели одномоментную проверку центров в Нур-Султане, Алматы, Шымкенте, Усть-Каменогорске, Таразе и Актобе. Основанием для проверки послужила информация от Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИД о вероятной передаче ВИЧ от донора реципиенту перед проведением плановой операции по трансплантации почки в ТОО “Научно-клинический центр кардиохирургии и трансплантологии, г. Тараз” – сообщила Бюрабекова.

В ходе проверки 15 медицинских организаций выявлено 19 нарушений в части соблюдения методики и алгоритма трансплантации, обследования на ВИЧ-инфекцию и тканевую совместимость доноров и реципиентов, допуска врачей без сертификата к операциям по трансплантации.

– Отдельные клиники отсутствовали в перечне центров трансплантации тканей или органов, утвержденном приказом министра. По результатам проверок взыскано 10 штрафов на сумму 500 тысяч тенге (в период 2017–2018 гг. при плановых проверках было наложено 33 штрафа на 1,2 миллиона тенге). По двум организациям – упомянутому центру в Таразе и ТОО “Центр медицинской помощи” – дочерней организации ТОО “Медицинская компания “Сункар” – в суд переданы материалы с инициативой о лишении лицензии по трансплантологии, – сообщила глава комитета минздрава.

Заместитель директора департамента организации медицинской помощи минздрава Гульнара ЖАНГАРАШЕВА проинформировала, что с 1 февраля 2018 года реализуется Дорожная карта по развитию трансплантологии в РК.

В феврале 2019 года была создана межведомственная рабочая группа, которая передала часть предложений по улучшению ситуации в трансплантологии в мажилис.

– В проекте кодекса “О здоровье народа и системе здравоохранения” указано, что живым донором по трансплантации может быть лицо, находящееся с реципиентом в родственной связи и имеющее с ним тканевую совместимость. Эта норма касается и граждан РК, и иностранцев. Изъятие органа или ткани у несовершеннолетних или недееспособных запрещается, – рассказала Жангарашева. – Также группа предлагает рассмотреть внедрение въездной медицинской визы, где будет указана цель въезда – проведение трансплантации на территории Казахстана. Факт добровольной передачи органа от донора реципиенту, их родственная связь должны устанавливаться в стране выезда. Врачи должны быть ограждены от принятия решения о законности трансплантации в каждом конкретном случае. «Оказался не нужным» - родители бросили ребенка в больнице после пересадки почки

Ты знаешь, так хочется жить...

Президент республиканского общества пациентов в трансплантации “Өмір сыйы” Сандугаш ОРЫНБАЕВА рассказала, что в 2017 году из листа ожидания выбыл 91 человек, в 2018-м – уже 121.

– Это 30 оборвавшихся жизней… А посмертное донорство может спасти от 5 до 7 жизней, – подчеркнула Сандугаш, сама перенесшая операцию по пересадке почки от трупного донора.

Председатель ОО трансплантированных больных “Өмір тынысы” Жанибек ОСПАНОВ, в чьей груди бьется сердце умершей женщины, отметил, что скандалы, сотрясающие сферу отечественной трансплантологии, негативно отражаются на конечных получателях – на людях, ожидающих пересадку.

– Мы обеспокоены такой ситуацией, – сказал он и добавил, что в вопросах смертного донорства людей нужно сначала проинформировать, а потом спрашивать. – У неподготовленного человека этот вопрос вызовет отказ. А если людям правильно донести информацию, население поддержит программу.

Еламану ДАУЛЕТХАНУ 23 года. Ровно год назад парень перенес операцию по пересадке почки, вторую жизнь ему подарила мама.

– Я находился в листе ожидания два года. К сожалению, в Казахстане трупное донорство не развивается. Поначалу я наотрез отказывался брать почку мамы, но в итоге согласился, – поделился с нами Еламан. – Хроническая ангина перешла в пиелонефрит, потом была пневмония, а в 2016-м отказали почки. Два года я был на гемодиализе, было тяжело: аппарат крутит кровь четыре часа, вы лежите в кровати со страхом, что повысится или резко упадет давление. Несколько раз во время процедуры я терял сознание. На гемодиализе постоянно чувствуешь боль. Разную боль…

Сейчас Еламан чувствует себя лучше, работает и занимается спортом. На прошедших летом Первых национальных спортивных играх среди людей после трансплантации органов и пациентов на диализе он занял первое место в теннисе в своей категории.

Айдар ШЕКЕНОВ 12 лет ждет почку. 40-летний отец троих детей в детстве перенес пиелонефрит, перешедший в гломерулонефрит.

– С 2007 года почки перестали работать. Раньше была программа от минздрава – договоры заключали с Россией, Беларусью по пересадке органов. Ребята, которые по ним ездили, до сих пор ходят. Я тогда тоже ездил в Минск, но у меня были проблемы с сердцем, я их решил, однако программу к этому времени закрыли, – рассказал нам Айдар.

Мужчина рассказал о постоянных головных болях, рвоте, о том, как из организма вымываются кальций и другие необходимые элементы, ломаются кости, о том, как изнашиваются сердце и печень. 12-летние дети лишь недавно узнали, что их папа болен.

– На каком-то собрании пришлось встать и выступить, у них рты пооткрывались: “Папа, у тебя, что, почки не работают?!”. Я объяснил сыновьям, они спросили, когда будет пересадка. Сказал – когда-нибудь… – говорит мужчина.

А сегодня Айдар идет на прием к министру здравоохранения. Нам хочется верить, что и он, и другие пациенты дождутся пересадки органов и будут сняты с листа ожидания не потому, что умерли, а потому, что родились заново…

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров