Опубликовано: 6300

Если в Казахстане исчезнет мясо, будем есть орехи - профессор Сагитов

Если в Казахстане исчезнет мясо, будем есть орехи - профессор Сагитов Фото - Тахир САСЫКОВ

Скоро на полях будет пахать исключительно робототехника. В степях зашумят леса, а Европа будет платить Казахстану за… кислород. Еще в алматинской роще Баума установят… секс-ловушки. А филиал Казахского НИИ защиты и карантина растений появится на Кубе. Об этом и многом другом нам рассказал генеральный директор института, доктор биологических наук, профессор Абай САГИТОВ.

Кислородное неголодание

– Абай Оразович, вы обследовали рощу Баума в Алматы. Мы съездили, посмотрели – роща в запущенном состоянии. Так что с ней будет дальше?

Роща Баума – кислородная оболочка Алматы. Сто лет назад посаженная мистером Баумом, она спасает город, его жителей.

Там деревья высотой до 45 метров. Таких рощ вокруг Алматы нужно посадить с десяток. Это наши легкие!

Обследование показало: в роще большой процент вредителей и болезней. Дубовый пилильщик – повсюду, если не лечить деревья, они могут погибнуть. Институту выделяют 15 миллионов тенге, чтобы мы приступили к работе.

Мы используем так называемые секс-ловушки – феромонные ловушки для создания “облака самки”.

Самец, например яблоневой и восточной плодожорки, ищет и не может найти самку. А нет яиц – нет вредителя. Такой примерный сценарий будем готовить и для дубового пилильщика. В роще сразу появится много птиц. Конечно, там еще нужно навести порядок: убрать сухостой, сделать дорожки, установить скамейки, полицейские будки...

Если посмотреть на Алматы, в целом нужно посадить минимум несколько миллионов саженцев вокруг него.

Таких, как королевский Гайд-парк, – десятки в Лондоне. Вокруг океан, и все равно англичане разбивают огромные парки. Они все предусмотрели, у них города хорошо продуваются. Наши – задыхаются. Пилильщика не вытравить. А вот людей – запросто!

Завтра земляне будут продавать-покупать кислород, чтобы дышать. Когда-то все читали “Гиперболоид инженера Гарина”, думали – чистая фантастика. Но прошло время, и многие вещи стали реальностью. Так будет и с кислородом.

В Европе негде сажать деревья, а в Казахстане земли – море. Есть специальные устройства, которые позволяют за день посадить 300–500 гектаров черенков.

Чем больше посадим деревьев, тем в будущем больше нам будет платить Европа за кислород.

Сам Бог велел сажать деревья

– В мире выделяются огромные деньги на восстановление лесов…

– И наши леса вернутся к нам в виде миллионов долларов. Через спутники эксперты смотрят, как происходит фотосинтез на Земле, выделяется СО2, движется процесс опустынивания земель. Если мы его остановим, у нас будет все!

В Казахстане всего 4,5 процента лесов, из них 2,5 – саксаульники. Это полукустарник. Многие спорят, говорят: степи были испокон веков. Но уже Президент Казахстана доказал: и в степи все хорошо растет. Он Астану соединил с Боровым, посадил 70 тысяч гектаров деревьев, там сейчас сплошные леса.

В сталинское время высаживали лесополосы, до сих пор они растут, сдерживают суховеи, ветра, опустынивание.

Настало время, когда мы можем за 5–6 лет увеличить количество лесов. 30 лет назад в Венгрии осталось всего 8 процентов леса. Сразу перешли в наступление барханы. Ученые подобрали деревья и остановили процесс. Довели лесистость до 18 процентов. Индия скоро высадит 15 миллионов гектаров лесов.

В недрах казахстанской земли 70 таких озер, как Балхаш.

Если сделать скважину глубиной 120–140 метров, на юго-востоке обязательно выйдет вода. Отсюда надо высаживать леса, двигаться на север.

Там черноземная полоса, сам Бог велел сажать деревья.

Не критикуйте тополь – он полезный

– Какие деревья желательно сажать в городах Казахстана, чтобы они очищали воздух?

Самый лучший очиститель – тополь, как бы его ни критиковали.

Пирамидальный тополь поглощает 180 килограммов углекислого газа и выделяет 30 килограммов чистого кислорода.

Сотрудники института вырастили из одной клетки туранговый тополь, способный выживать на очень соленых почвах

Сотрудники института вырастили из одной клетки туранговый тополь, способный выживать на очень соленых почвах

В нашем питомнике мы выращиваем десятки тополей без пуха для лесополос: казахстанский, калифорнийский, немецкий, итальянский, бельгийский, испанский. Особенно хорош китайский, у него очень плотная, ценная древесина. Кстати, за три месяца тополь вырастает до трех метров в высоту. Казахстанские питомники даже 10 процентов не могут получить всходов. А наш институт по новой технологии получает 100 процентов всходов тополей и хвойных пород. Институт просят посадить 80 тысяч тополей – от аэропорта Семея до соснового бора. 50 тысяч уедут в Павлодар.

Кызылорда хочет вокруг Сырдарьи высадить 80 тысяч. Они остановят опустынивание плюс под их кроной будут расти остальные деревья. Там, где тополя, хорошо растут хвойные.

Хороши для наших городов дубы, они прекрасно растут в Алматинской области. Также грецкий орех. В Китае он очень крупный, и мы будем привозить его, делать прививку на наш дикий. Целые леса посадим в Туркестанской, Жамбылской, Алматинской областях, засадим орехом предгорья. Завтра не будет населению хватать мяса – будет орех, чистый белок.

Нас ждет война…

– Казахстан атакуют разные сельхозвредители. А каков прогноз на будущее?

– В 2019 году ожидается массовая вспышка саранчи в Туркестанской области. Больше скажу – человеку предстоит настоящая война с ней.

Многие фермеры уже не хотят, чтобы поля обрабатывали ядохимикатами, потому что траву ест скот. А отравленное мясо потом идет на стол.

Выступают против химии и многие акимы. Биологические препараты могут остановить ее.

На саранче паразитируют вирусные, бактериальные и грибные болезни. Мы их нашли, создали биопрепараты и используем силу самой природы для борьбы с вредителем. Этой саранчой мы кормили голубей – ни один голубь не погиб. Биопрепараты снижают численность саранчи до хозяйственно неощутимого уровня. Сейчас специалисты института работают в Кызылорде. Дальше мы двинемся в Актюбинскую область. В следующем году министерство сельского хозяйства планирует сделать закуп биосредств для борьбы с саранчой. Всё, химия отступает…

Сеем мусор и получаем мусор

– Кто еще нам угрожает?

– Если раньше считали, что 30–40 процентов урожая погибает от вредителей, болезней, сорняков, то сейчас доходит до 80–90 процентов. Много вошло в Казахстан карантинных сорняков, вредителей, болезней. Свежий пример – томатная моль. Если не уничтожить вредителя, в открытом грунте не будет томатов. Против этой моли можно использовать только полезных насекомых – биоагентов.

Мы завезли из Швейцарии таких клопов. Их у нас продают по 90 тенге за штуку. На биофабрике при институте мы размножаем их в такой массе, что можем продавать по 50 тенге.

В Швейцарии 450 подобных биофабрик, которые тиражируют биоагентов и продают по всему миру. В Узбекистане биофабрик более 1 200. Сейчас многие страны переходят на органику – Швейцария, Китай, Австрия, Израиль, Германии, Голландия, США и др.

Опасный сорняк – горчак – засоряет миллионы гектаров земли, не дает ничему расти. Если его съест жеребенок, он сразу погибнет. Институт разработал трехъярусный культиватор-плоскорез с внесением определенных гербицидов. После уничтожения горчака выращивали пшеницу, и всё нормально растет. Казахстанцы едят продукты, которые приводят к вырождению нации - шокирующее исследование "Каравана"

Огромная проблема для Казахстана – зараженные семена пшеницы, кукурузы, дыни, томатов, да много чего. Мы сеем мусор и получаем мусор.

В лаборатории молекулярной генетики наши специалисты ставят диагноз на уровне генома: каким вирусом, бактерией, грибами заражены семена. Потом отрабатываем методику борьбы, полностью очищаем их от болезней. Со следующего года минсельхоз планирует фитоэкспертизу семян по всей республике передать нашему институту. В этом году опытные станции привезли к нам семена, некоторые местами невозможно лечить, их нужно уничтожать. Если будем засаживать поля здоровыми семенами, выше на 35–40 процентов получим урожай. В противном случае снова будем зависеть от Запада.

На нашем испытательном полигоне и в “Байсерке-Агро”, “Агропарке” мы уже полностью отработали технологии по сое, освоили инновационную технологию возделывания кукурузы.

Урожай в два раза выше – до 12 тонн с гектара. Получаем семь урожаев люцерны – это рекорд. Обычно 2–3. То же самое с пшеницей. Завезли французский сорт ячменя, который дает до 12 тонн с гектара.

Контрафактные яды идут на наши поля

– Специалисты лаборатории токсикологии пестицидов неоднократно делали экспертизу фруктов, овощей, мяса для “КАРАВАНА”. Выяснилось: в них содержится остаточное количество пестицидов, которыми напичканы наши почвы. Как так получилось?

– В советские годы в каждом колхозе, совхозе было несколько отделений, где находились химсклады с ядохимикатами. Их надо было уничтожать, сжигать в плазменных печах. Ведь тот же запрещенный давно инсектицид – ДДТ, не разлагается несколько десятков лет, толстым слоем лежит, например, на дне Балхаша. В Казахстан завозится много контрафактных ядохимикатов, все они есть на рынке. Китай закрыл свои химзаводы, и все химикаты для полей идут к нам. Продавцы просто не понимают, с чем имеют дело, и обещают, что ни один вредитель не тронет фрукт или овощ.

Люди думают, как избавиться от муравьев, тли, используют химию, а травят продукцию и людей.

– На рынках уже вовсю продаются арбузы, дыни. Ваши специалисты исследовали бахчевые?

– Постоянно это делаем. В первую очередь выявляем в больших количествах нитраты, нитриты. Бахчевые часто выращивают на удобрениях, они никуда не исчезают. Когда везут фуры в Россию, по дороге останавливают, возвращают, уничтожают. Сейчас в Казахстане дынная муха появилась, уничтожает дыни, арбузы. Некоторые фермеры вынуждены каждые четыре дня проводить обработку ядохимикатами, и эти плоды есть невозможно. Я бы не советовал есть все раннее.

Нет смысла разводить апорт

– А что у нас с восстановлением апорта? Ваши специалисты столько лет ведут исследования…

– Последние лабораторные исследования выявили: апорт сильно восприимчив к заражению карантинным заболеванием – бактериальным ожогом плодовых. До 60-х годов прошлого столетия у нас была изоляция яблонь. Когда в бывший Союз начали завозить зарубежные сорта, с ними завезли бактериальный ожог. Сейчас апорт – основной очаг заражения культурных видов яблок. Скорее всего, мы придем к тому, что оставим его для туристов.

Разбивать промышленные сады апорта нет смысла. В этом году все фермеры, кто посадил апорт, вырубают деревья, так как он заражает другие.

В Алматинской плодовой зоне апорт заражен бактериальным ожогом на 100 процентов. Институт использовал весь арсенал защиты, ничего не помогает. На других сортах – польских, американских – это удалось, держим на хозяйственно неощутимом уровне.

Бактериальный ожог свирепствует в Алматинской, Жамбылской и Туркестанской областях. У нас долго не могли его диагностировать из-за отсутствия ПЦР-лабораторий. А кто скрывает свою болезнь, тот завтра умрет. Если бы в 2009–2010 годах начали принимать меры, такого кошмара в садах не было бы. Иностранцы боятся, что останутся без яблок. А мы – нет!

Кубе помогли и еще поможем

– Вы часто выезжаете в другие страны на конференции по обмену опытом. Какие инновации привезли в Казахстан?

– Их очень много. Активно используем беспилотную авиацию – это один из методов, как увеличить урожай. По договору с институтом работает команда программистов.

Завтра на полях будет только робототехника. Роботы не воруют солярку, удобрения, запчасти – всё прозрачно.

Будут 20 операторов сидеть и управлять комбайнами, тракторами. Приходят умные технологии. Дроны облетают поля, лесные массивы, и за день мы можем провести мониторинг площади в 1 000 гектаров одним беспилотником – где какие болезни, каких не хватает удобрений и так далее. Через спутники мы присоединились к мировым метеостанциям.

На телефон фермеру регулярно будет приходить информация: когда, против какого вредителя и как обрабатывать поля, что сеять.

Уникальны все наши методы борьбы с вредителями. Мы привезли зарубежные технологии, адаптировали и внедрили. 12 видов полезных насекомых выращиваем. Три года назад в Казахстан приезжал президент Академии наук Кубы. Говорит, если есть такой ученый Сагитов, найдите его. Я когда-то поставил на Кубе биометод, сейчас это государство занимает по органическому земледелию первое место в мире. У них тогда не было денег покупать пестициды. Когда суслик уже не агроном

А сейчас просят, чтобы я открыл там филиал своего Института защиты и карантина растений. Осенью поеду и открою.

– Насколько профессия биолога будет востребована в будущем?

– Катастрофически не хватает специалистов – защитников растений! Мои ученики по нескольку лет проработали в Израиле, США, проходили стажировку во Франции, Италии, Германии, Испании, Аргентине, Турции, Польше, Китае. И здесь они очень востребованны. Так что судите сами.

Ожирение от… хорошей жизни

– Наши фермеры выращивают ГМО?

– Нет. Я не считаю ГМО вредными, там всего пять генов, которые манипулируют между собой. Казахстанский биотехнолог профессор Избасар Рахимбаев написал по ГМО книгу. Я хотел ГМО проверить, но их не завезешь к нам. Мы как-то генно-модифицированный рапс проверяли, ничего такого не увидели, урожай был большой.

Сколько бы ни писали в газетах, журналах, ни показывали фильмы о вреде ГМО, впоследствии их авторов разоблачают на 100 процентов. Все эти опыты методически не выдержаны.

Американцы устали всем доказывать, что это безвредно. Они богатеют и богатеют.

У них очень жесткий регламент. Если кому-то ГМО нанесли вред, производитель не избежит электрического стула. Как лишние килограммы мешают казахстанцам зарабатывать

– Тогда почему в США столько людей с избыточной массой тела?

– От хорошей жизни, у них все есть. Америка – богатая страна, хочешь работай, хочешь не работай, получай пособие. У них нет целей. Когда у человека все есть, у него нет интереса к жизни. Культура питания тоже накладывает свой отпечаток. В будущем при таком разгуле болезней и росте человечества без ГМО никак!

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть