Опубликовано: 16300

Кому мстили погромщики: какие технологии майдана были применены в Казахстане

Кому мстили погромщики: какие технологии майдана были применены в Казахстане Фото - из открытых источников

О психологии масс писали такие мастера психоанализа, как Карл ЮНГ, Зигмунд ФРЕЙД и особенно Эрик ФРОММ. Механизм того, как личность растворяется в толпе, давно изучен, но не перестает шокировать.

В 1993 году, во время штурма Белого дома, мир облетели ужасные кадры, когда обезумевшая мамаша таранила щиты ОМОНа коляской с грудничком. В Актюбинске в 1962 году участник Великой Отечественной наравне со сбродом крушил отделение милиции в Жилгородке, да и сейчас в штурме облакимата принимали участие люди, не имевшие ранее проблем с законом.

– Это проявление истерии, – считает актюбинский психиатр Александр КОЛЕСНИКОВ. – Механизм этого психического состояния таков: у человека отключается критическое мышление, а так как природа пустоты не терпит, личность наполняют эмоции. В толпе это особенно страшно, состояние остальных передается человеку. Люди выбирают самого харизматичного в толпе, подражают ему и начинают чувствовать себя одним целым. В этом случае отключается такой мощный инстинкт, как самосохранение, не говоря уже об этике и морали. Состояние это затягивает, как азарт заядлого картежника. Под влияние толпы могут попасть и случайный прохожий, и зевака, который пришел посмотреть на митингующих. Дальше всё зависит от степени самоконтроля. Кому-то хватает и окрика, чтобы выйти из истерии, а кто-то может находиться в этом состоянии несколько дней. Я наблюдал за событиями у облакимата г. Актобе из окна своего кабинета и увидел любопытную картину. Утром, 5 января, на площадь опять потянулись люди. Они уже познакомились за ночь и приветствовали друг друга. Тут один из митинговавших вчера постоял немного, подумал и развернулся. Говорит приятелю: "Я уже поорал вчера, сегодня не хочется".

Кровавый праздник непослушания

Но далеко не все могут остановиться. Чувство единства с сотнями незнакомых людей вызывает эйфорию. Еще сильнее кайф потому, что можно выплеснуть агрессию, что-то разгромив, избив кого-то, и не получить за это наказание.

А если получилось ограбить магазин, то придет удовлетворение от дорогих вещей, полученных на халяву.

Мирная жизнь теперь будет казаться пресной и захочется повторения вчерашнего куража. Тут уж достаточно человека немножко подтолкнуть. Дать ему алкоголь или наркотики, взять на слабо, пригрозить бойкотом, высмеять за трусость. Обвинить в предательстве. Пары фраз хватит, чтобы человек снова вернулся в кровожадную толпу, чем и пользовались провокаторы.

На митинг не пойдут люди, довольные жизнью. Беспорядки в Казахстане начались не у акиматов. Они зародились еще в кухонных разговорах. Ситуация с коронавирусом, скачки цен, личные проблемы копились долго. Но агрессию и раздражение приходилось скрывать, а тут людей прорвало. Нашлись общие враги, на которых можно срывать агрессию. Врагов указали провокаторы – те, кому это было выгодно.

– Практически у всех протестующих психология ребенка или подростка, – считает Александр Колесников. – Это же свойственно детям: раз у меня нет такой игрушки, то и у тебя ее не должно быть. Поэтому ее надо или отобрать, или сломать. Обратите внимание: грабили именно дорогие магазины, то есть те, которые погромщики не могли себе позволить посещать. Даже в центре беспорядков небольшие донерные остались нетронутыми.

Погромщики мстили ломбардам и банкам, жгли машины, которые не могут себе купить. 

Избивали полицейских за то, что когда-то участковый выписал им штраф за брошенный мимо урны окурок, и солдат, посмевших прервать такую увлекательную игру в непослушание.

Первый выигрыш, когда власти пошли на уступки и снизили цены на газ, привел митингующих к мысли, что они всё делали правильно. Значит, надо продолжать буянить – дадут еще больше.

На этом фоне становится ясно, что список требований митингующих тоже был составлен неслучайно.

Провокаторы, затеявшие всё это, составляли его с тонким знанием человеческой психологии.

Неадекватные требования, например, выход из ВОЗ, ООН или легализация многоженства стояли рядом с требованиями, которые согласен поддержать любой казахстанец: вроде контроля цен на продукты или повышения зарплат. По правилам игры, присущим толпе с подростковым мышлением, надо было бороться за все пункты, без исключений. Тут власти не могли бы все их выполнить, даже если бы захотели. Значит, организаторам беспорядков нужны были не решения давно назревших проблем, а что-то совершенно другое.

Пять ключей всевластия

Одесский психиатр Борис ХЕРСОНСКИЙ после событий на Украине в 2014 году тщательно проанализировал методы, которые использовали провокаторы для разогрева толпы и стратегию информационной войны. Люди в Алматы: одни грабили, другие бесплатно раздавали продукты

Шум толпы, барабаны, крики, чадящие костры не случайны. От них быстро устает сознание человека, и люди входят в подобие транса. В обычной жизни мы встречаемся с этим на футбольных матчах и рок-концертах. От криков фанатов, файрволов, огоньков фонариков и зажигалок обычный зритель будто пьянеет. Так толпа становится менее критичной и, соответственно, более внушаемой.

Не хлебом единым

"Печеньки с наркотой от госдепа" стали мемами еще на майдане. Но, оказывается, даже простой чай без всяких примесей может стать методом провокации. Мирные протестующие, выпив чая из одного термоса, поделившиеся друг с другом хлебом, сигаретами, конфетами, становятся будто бы роднее. Совместные трапезы между незнакомыми людьми, пусть даже символические, используют многие религиозные конфессии. Так христиане причащаются кусочком просфоры. Плюс ко всему, на уровне инстинктов, голодный и замерзший человек будет с огромной симпатией относиться к тому, кто протянет ему миску горячего супа. То, что в этот момент будет говорить "благодетель", воспринимается как истина или как мнение, достойное уважения.

Скованные одной цепью

Когда "клиент готов", начинается идеологическая обработка. Человек должен почувствовать себя важным, значимым, спасающим родных, делающим историю. Такие напутствия часто дают спортсменам перед важными состязаниями, солдатам перед боем: "Судьба страны в наших руках!", "Народ ждет от нас подвига", "Мы тут ради своих детей". Главное побольше местоимений "мы", так человек почувствует свое единство с тысячной толпой и потеряет индивидуальность.

Истерика на трибуне

Провоцирующие методы ораторов знакомы всем, кто смотрел кинохронику с речами Адольфа Гитлера. Впрочем, ничего нового вождь третьего рейха не изобрел, а использовал приемы, известные еще в Древней Греции и Риме.

Сначала оратор на трибуне выдерживает долгую паузу. Мастера этого дела могут выдержать до минуты. Толпа начинает нервничать от ожидания, и напряжение растет. После паузы оратор говорит тихо и спокойно, слушатели напрягаются еще больше, пытаясь разобрать речь. Затем слова звучат всё громче, и, в конце концов, оратор истошно орет, захлебываясь в истерике. Состояние передается слушателям, и им трудно устоять на месте, хочется действовать. Тут оратору только и остается подсказать, что нужно делать. Например, пойти на штурм здания. Толпа в эйфории выполнит любой приказ

Мантра безумия

Для разогрева толпы используется обычная речевка. Она может быть пафосной, вроде "Слава Украине! ", или даже шутливой, как это было с фразой "Кто не скачет, тот москаль! ". Главное, чтобы ее текст был ритмичным, легко запоминался и его хотелось бы повторять. В идеале со смыслом фразы должно быть согласно подавляющее большинство. Когда толпа повторит речевку несколько десятков раз, группа провокаторов начинает скандировать другую, в этом же ритме и с этим же числом слогов. Тексты в ней уже не так безобидны. Так, например, "Ющенко! " превратилось в "Бей ментов! ". Разгоряченная толпа приняла это как призыв к действию. Эти и другие приемы были использованы и в Казахстане.

АКТОБЕ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи