Опубликовано: 23100

Черные страницы в истории: как народные комиссары боролись 100 лет назад с людоедством в Казахстане

Черные страницы в истории: как народные комиссары боролись 100 лет назад с людоедством в Казахстане

Не так давно в Актюбинском государственном архиве были рассекречены шокирующие документы. В циркулярах казахстанских чекистов говорилось об участившихся случаях людоедства в регионах.

Доход от степных казино

Всё началось в июле 1921-го. Тогда  на запад Казахстана  пришла страшная засуха, погубившая посевы, а то, что уцелело, уничтожили полчища саранчи.  Вместо того, чтобы хоть как-то помочь народу, красные комиссары решили восполнить недостачу зерна для  развернутой программы продразвёрстки. Вместо пшеницы у людей в рамках продразвёрстки стали изымать скот. Это привело к голоду и высокой смертности. Поняв, что натворили, коммунисты решили исправлять ситуацию. Так, артели Актюбинска стали облагаться дополнительным налогом, у рабочих и служащих ежемесячно удерживали из зарплаты однодневный заработок в пользу голодающих крестьян. Кроме того, власти некоторое время сквозь пальцы смотрели на подпольные игорные дома и даже бордели. Но лояльность к некоммунистическим развлечениям была недолгой. На степные «казино» и притоны устраивали облавы, конфисковали имущество «несознательных элементов», а  все вырученные средства от непотребных  развлечений и азартных игр реквизировались на борьбу с голодом.

Но и денег от крышевания шулеров и проституток категорически не хватало. Тогда народные комиссары стали обвинять в организации притонов законопослушных граждан, у которых было что отобрать.

Отражение в искусстве

Первая тревожная телеграмма была отправлена в Москву 8 марта 1922 года. В секретном циркуляре актюбинский комиссариат юстиции сообщал, что из отдаленных аулов Приаралья поступают донесения на факты людоедства. Как бы ни старались народные комиссары скрыть этот факт, кошмарные новости дошли до простых жителей Москвы и Петрограда и даже попали в искусство.

Поэма Сергея Есенина «Страна негодяев» была окончена в 1923 году. Действие первой части происходит на полустанке Уральской железной дороги. Солдат Замарашкин там беседует с коллегой о ситуации в стране.

Там… За Самарой… Я слышал…

Люди едят друг друга…

Такой выпал нам год!

Скверный год!

Отвратительный год

И к тому ж еще чертова вьюга.

Через несколько страниц о проблеме говорит уже народный комиссар на партийном собрании.

  Гибнут озими, падает скот.

  Люди с голоду бросились в бегство,

  Кто в Сибирь, а кто в Туркестан, План смерти: кто запускал механизмы голода в Казахстане?

  И оскалилось людоедство

  На сплошной недород у крестьян.

Любопытно, но цензоры этих строк не заметили, а поэму не допустили к печати из-за антисемитизма. Один из не самых симпатичных персонажей был евреем.

Самый гуманный суд в мире

К февралю 1924-го ситуация с каннибализмом в казахстанских степях стала совсем критической. Если раньше на людоедство решались совсем отчаявшиеся, деградировавшие от голода сельчане, то той страшной зимой человеческое мясо даже продавалось на стихийных рынках.

Первые случаи каннибализма карались крайне строго. Обвинённых в людоедстве расстреливали после короткого допроса.

После участившихся случаев народные комиссары решили разделить подозреваемых в поедании человечины на две группы. Тех, кто употреблял человеческое мясо, обезумев от страшного голода, или питался трупами, карали мягче, чем тех, кто намеренно устраивал охоту на людей или даже пытался на этом нажиться.

В ответ на вопросы казахстанских чиновников, что делать с людоедами, из Москвы пришёл ответ:

«Преступные деяния первого рода должны быть рассматриваемы на общем основании, как убийства из личных или корыстных видов, с применением к виновным более или менее строгой кары уголовного закона в зависимости от мотивов преступления, личности преступника и особых обстоятельств дел, и с отнесением таких дел в порядке подсудности к ведению ревтрибуналов. Деяния второй категории, хотя прямо и не предусматриваются действующим законодательством, и как стоящие в непримиримом противостоянии с общегосударственными интересами охранения народного здоровья, а также с современной культурой и правосознанием, должны быть отнесены к деяниям запрещенным и наказуемым. При этом, однако, представляется необходимым самое внимательное обсуждение всех обстоятельств каждого дела, связанных как с особым душевным состоянием, возникающим на почве физиологического голодания, так и с самой исключительностью факта питания человеческим мясом, могущей в отдельных случаях дать указания на психическую ненормальность или признание физического вырождения обвиняемого»

Человечина на продажу

Несмотря на строгие карательные меры, количество случаев каннибализма только росло.

По данным 1932–1933 годов, больше всего фактов каннибализма зафиксировано в Уильском, Тургайском, Бат-Бакаринском, Темирском, Табынском и Челкарском районах Актюбинской области.

Дело в том, что эти районы находятся в зоне рискованного земледелия, а 20-е годы прошлого века выдались крайне неурожайными. Кроме того, в степях Тургая не растет ничего, чем можно было бы унять голод. Лесов с грибами и ягодами тут тоже практически нет, а водоемов с рыбой очень мало.  Первое время выжить помогали сурки и суслики, но их популяция резко сократилась. На юге Казахстана люди ещё как-то могли прокормить себя, но и оттуда приходили страшные новости.

В феврале 1933-го, недалеко от нынешнего Тараза, на рынке была задержана женщина, открыто торговавшая отварной человечиной.

В котле были обнаружены останки ребёнка 6-7-лет. После допроса торговка показала свой тайник.

На кладбище, в старом мазаре хранился уже разделанный труп мужчины. Там же нашли разрубленую на части девушку 22 лет и останки того самого малыша.

Чудовищная привычка

Зимой 1933 го года только в Актюбинской области  было зафиксировано 13 случаев убийства с целью продажи человеческого мяса. И это лишь те случаи, когда убийц поймали с поличным.

Секретные документы умалчивают, знали ли покупатели о происхождении мяса, но, как видно из других циркуляров, милиционеры и чекисты могли безошибочно определить человечину.

В феврале 1933-го в тюрьму Каркаралинска, что под Карагандой, приятель принёс заключенному Шакенову передачу. Вид отварного мяса показался сотрудникам исправительного учреждения подозрительным, и они сообшили об этом ГПУ. Домой к «заботливому» приятелю пришли с обыском милиционеры, и увиденное их шокировало. На кухне подозреваемого лежал разделанный труп молодой женщины. С тела несчастной были  уже срезаны мягкие ткани.

Сеятели смуты

Точное число фактов каннибализма в степных краях не может назвать никто. Люди тогда исчезали тысячами. Только в Актюбинске за 1933 год без вести пропало более 500 человек. Совсем необязательно они стали жертвами преступления. В те времена многие бежали от голодной смерти в Китай, Узбекистан, Иран и по понятным причинам о своих планах не распространялись.

Чиновники на местах старались умалчивать о большинстве фактов каннибализма, и в отчётах фигурировали лишь самые вопиющие и громкие случаи, а народная молва, наоборот, преувеличивала число жертв людоедов.

Нередко слухи распространялись намеренно, с целью провокаций, чтобы подбить народ на бунт и погромы.

Бывший церковный староста Иван Безматерный на рынках нарочно распускал сплетни с шокирующими деталями и резюмировал свои проповеди словами, что это дьявольская советская власть довела народ до такого, разрушив храмы и осквернив иконы.

Свои тезисы о сатанистах-коммунистах староста даже отправлял в другие города СССР, что его и погубило. Письма перехватили на почте, и Ивана Безматерного арестовали за контрреволюционную деятельность. При этом ни один из фактов людоедства, о которым писал староста, не подтвердился.

И это был не единственный случай с попытками провокаций. Сеятели смуты хотели устроить погромы и на национальной, и на религиозной, и даже на сословной почве. Но тут наркомы действовали на редкость оперативно и подавляли провокации ещё в зародыше.

Пробуждение от кошмара

Последний официально зарегистрированный случай каннибализма из-за последствий продразверстки в Актюбинске датируется 1936 годом, да и то там фигурирует слабоумный сельчанин, который ел человеческое мясо по привычке, свихнувшись во время пика людоедства.

После 1934 года природа сжалилась на жителями степей, и годы выдались относительно урожайными. Голод ещё бушевал, люди недоедали, но на отчаянные меры уже никто не шёл.

С 1941-го в Казахстан эвакуировали крупные предприятия, и с этих пор снабжение неблагополучных регионов худо-бедно наладилось. У страны появились другие проблемы и заботы, циркуляры отправились в глубины архивов, и про них благополучно забыли. Гриф «Секретно» с документов сняли к началу нулевых в связи с истечением срока давности.

Долгое время слово «людоед» ассоциировалось у казахстанцев лишь с дикими племенами Африки и детскими сказками.

Кто мог подумать, что этот кошмар вернётся вновь, пусть и не в таких масштабах.

Людоедские гастроли

Осенью 1990 года по Актюбинску поползли слухи один другого страшнее. Народная молва гласила, что в тихом городке объявился безумный маньяк-каннибал. В перестроечное время  судачили и не о таком. Даже на всесоюзном телевидении мелькали репортажи не только о кровожадных маньяках, но и об НЛО, йети, барабашках, так что слухи об актюбинском каннибале мало кто воспринимал всерьёз. Тем более они обрели уж совсем фантастический характер. Например, поговаривали, что этот людоед сильный экстрасенс и гипнотизирует своих жертв, чтобы те покорно шли к нему на съедение. Была и другая, ещё более фантастическая версия.

Говорили, будто людоед ест лишь девственниц, некурящих и непьющих, а чтобы убедиться в этом, он тайком, в автобусе 15-го маршрута, откачивает шприцом у девушки немного крови, чтобы попробовать её на вкус.

Несмотря на бредовость, слухи распространялись с невероятной быстротой, и впечатлительные актюбинцы стали паниковать.

Областная газета «Путь к коммунизму» отреагировала на это едким фельетоном, нещадно бичуя сплетников, но после строк, полных сарказма, приводился комментарий милиции, что слухи были порождены страшной находкой. В лесополосе тогда обнаружили обглоданный труп. Стражи порядка утверждали, будто обглодали его крысы и собаки. Пол жертвы в официальной сводке не указывался. Горожане тогда ещё верили официальным лицам, решили, будто речь идёт о каком-то бомже, и сплетни исчезли так же неожиданно, как и появились.

Разгадка же появилась аж 24 года спустя. В сентябре 2014-го серийный убийца Николай Джумагалиев на очередном допросе вспомнил про свою поездку в Актюбинск и признался в убийстве молодой женщины.

Ели мясо мужики

Медицинская экспертиза признала у Николая Джумагалиева проблемы с психикой. Впрочем, о безумцах, решивших попробовать человеческого мяса говорить можно долго. Этой теме посвящены репортажи российского журналиста Александра Невзорова, о подобных случаях упоминал Леонид Каневский в передаче «Следствие вели…», а нашумевший казахстанский  сериал «5:32», как утверждают создатели, был полностью основан на реальных событиях.

Совсем другое дело, когда на людоедство идут те, кого медэкспертиза признала вполне вменяемыми.

Так, в 1999 году в городе Алга Актюбинской области два человека съели своего приятеля. Во время допросов их показания разнились. Сначала они утверждали, что имела место обычная бытовая ссора, перешедшая в поножовщину.

Когда приятели поняли, что натворили, то они решили съесть труп, чтобы такое количество мяса не пропадало.

Немного спустя обвиняемые в людоедстве заявили, будто нарочно заманили жертву, чтобы пустить её на мясо. Потом каждый из подсудимых вдруг вспомнил, что спал в момент убийства, а на мокрое дело пошел его товарищ. Тем не менее все показания были точны только в одном: поесть человечины их толкнул мучительный голод.

 

Мы выживали как могли

В то время работу жителям Алги давал местный химкомбинат. При СССР Алга была довольно богатым городком с большими зарплатами и  хорошим снабжением. Нередко  в Алгу приезжали даже жители областного центра, потому что в алгинских магазинах продавались дефицитные товары. В перестроечные времена жизнь там стала похуже, а к 1999 году химкомбинат превратился в руины. Выжить там могли только те, у кого есть скот или приусадебный участок, а у алгинских людоедов не было ни того ни другого.

На допросах обвиняемые признались, что ели человечину несколько дней. Мясо им не нравилось, оно плохо пахло и было жёстким как резина.

Убитого приятеля разделали на удивление аккуратно. На вопрос судьи, где они этому научились, подсудимые ответили, что разделывали друга так, как привыкли разделывать баранов. Вот только голову и внутренности они есть не стали, а сложили их в корыто и поставили в коридор.

 

Они могут быть рядом

Каннибалы так обезумели от голода, что не догадались избавиться от останков жертвы.  Это и стало главной уликой против них. Алгинский участковый в поисках пропавшего мужчины обходил все квартиры, где тот мог остановиться, и жуткое корыто сразу попалось ему на глаза, как только людоеды открыли дверь.

Суд постановил назначить убийцам наказание в 19 лет лишения свободы. В 2018 году людоеды вышли на свободу. Жить им было негде, и каннибалов поселили в центр социальной адаптации. Там же им помогли найти работу. Один из них долгое время трудится  разнорабочим на кладбище, а другого пристроили в военкомат, разносить повестки. Но стучаться к призывникам мужчине не понравилось, он уволился из военкомата где-то через месяц, на этом его следы потерялись. Известно только, что убийца поселился в трущобах частного сектора Актобе.

Де-юре человек, уже отбывший уголовное наказание, абсолютно чист перед законом, а неприкосновенность его частной жизнь, в том числе и жуткого прошлое, охраняется конституцией. Так что жители "старого города" в Актобе могут и не догадываться, что тихий старичок, с которым так приветливо здороваются их дети, когда-то ел человечину.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи