Опубликовано: 11915

Приют для душегубов. Где живет людоед Джумагалиев?

Приют для душегубов. Где живет людоед Джумагалиев?

В прошлом номере “КАРАВАН” сообщил, как спустя 24 года стало известно о десятой жертве Николая Джумагалиева – серийного убийцы-каннибала советского периода. В психиатрических спецучреждениях он провел уже 31 год. Сегодня мы расскажем, в каких условиях содержатся Джумагалиев и ему подобные.

Первый срок

Недавно ужасному уроженцу поселка Узун-Агач Алма-Атинской области исполнилось 62, но, может, и 63 года. В одних документах дата рождения – 1 января 1952 года, в других – 15 ноября 1952-го. Мать Джумагалиева – белоруска, отец – казах. В семье было четверо детей – помимо Николая две старшие сестры и одна младшая.

В 1968-м он поступил в железнодорожное училище в Алма-Ате. В 1970-м был направлен на работу в Гурьев (ныне – Атырау), затем – армия. Начал службу в Самарканде, затем был переведен в Отар в войска химической защиты. После демобилизации в ноябре 1972-го вернулся в Узун-Агач, пытался поступить в Алма-Атинский сельскохозяйственный институт, работал электриком. Решив изменить свою жизнь, уехал на заработки в Караганду. Потом были Ухта (Коми АССР), Магадан и Мурманск, где он устроился матросом на рыболовный траулер и даже сходил в плавание. В апреле 1977-го снова вернулся в Узун-Агач, работал пожарным. Но 21 августа 1979 года его арестовали.

В тот день Николай у себя дома за выпивкой с тремя приятелями рассуждал об охоте. Он показал одноствольное охотничье ружье, сказав, что оно от деда. Гости попросили показать меткость, но хозяин промазал, стреляя в сидевшего на телевизионной антенне голубя. Перезарядил ружье и, входя в дом, споткнулся. Раздался случайный выстрел, и заряд угодил в одного из приятелей, который скончался на месте.

15 ноября 1979 года районный суд приговорил Джумагалиева к четырем с половиной годам лишения свободы за убийство по неосторожности и незаконное хранение оружия. Он оказался в исправительно-трудовой колонии общего режима в поселке Заречное Алма-Атинской области, а через несколько месяцев его перевели в поселок Бурундай на “стройки народного хозяйства”. Условия заключения там были сносные. Отработав трудовую неделю, Джумагалиев в пятницу вечером отпрашивался домой на выходные.

Кошмарные откровения

Но еще за семь месяцев до ареста в поселке Фабричный с ужасом поняли, что у них появился людоед: 25 января 1979 года на свалке нашли расчлененный труп молодой женщины. Обезглавленная верхняя часть туловища с руками была замаскирована мотками проволоки и другим мусором, голова и ноги лежали отдельно. Когда Джумагалиев уже отбывал срок, убийства продолжались. Но с ним их никто не связывал. Так продолжалось до 18 декабря 1980 года, когда около 5 часов утра в РОВД Узун-Агача позвонил гражданин Д. Дрожащим голосом он сообщил, что Джумагалиев убил и расчленил молодую женщину. Милиционеры сначала не поверили, один даже сказал, что “Николай – хороший парень”. В доме № 12 на улице Чапаева они увидели ужасную картину: совершенно голый и залитый кровью жертвы Джумагалиев потрошил ножом труп девушки… К материалам дела был приобщен дневник. При его изучении следователям стало не по себе: маньяк рассуждал вполне логично, но это была не человеческая логика!

Вот как Джумагалиев объясняет, почему он убивал только женщин:

“Во-первых, я удовлетворял так свою половую страсть. Во-вторых, чувствовал непреодолимое влечение к женскому телу: стремился его познать полностью и целиком. Поэтому и ел женское мясо. В-третьих, в книге “Черный туман”, которую я прочел несколько лет назад, было написано, что женщины древних германцев пили кровь, чтобы прорицать. Я тоже хотел прорицать и поэтому пил их кровь. И у меня получалось прорицать: я предсказал всю свою жизнь с 1980 до 1988 года, а до 2000-го видел смутно… Это мое мщение женщинам за то, что они нарушают законы природы. Мужчина должен быть выше женщины во всем… Я хотел нагнать страх на всех женщин в округе. Я ведь убивал не просто так. Татьяну Г. принес в жертву в годовщину смерти своей бабушки, а Валю – 13 декабря 1980 года, в жертву к столетнему юбилею моего дедушки…”.

Людоеды и некрофилы

3 декабря 1981-го решением суда людоеда поместили в спецлечебницу закрытого типа, где он провел 8 лет, вплоть до 1989 года, когда сбежал прямо из машины. За два года, что он скитался по всему СССР – от Москвы до Узбекистана, Джумагалиев совершил еще несколько убийств. В апреле 1991-го он решил спрятаться в самом надежном месте – за решеткой. Совершив кражу овец в Ферганской области Узбекистана, сдался, но был опознан и переведен в закрытую лечебницу в Николаевке (сейчас – Актас), что в трех десятках километров от Алматы. Что сейчас представляет собой Республиканская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением?

– В 1972 году лечебницу построили заключенные. Это не типовая больница, тут нет одиночных палат или палат на 2–3 пациента – только общие, на 4–8 человек, – рассказал нам источник из МВД. – Учреждение состоит из 12 отделений и рассчитано на 860 пациентов, но их бывает и больше. В основном попадают сюда из южных регионов страны. Кроме Джумагалиева здесь еще несколько людоедов, есть некрофил, который выкапывал умерших и совершал с ними половые акты. Принимая во внимание опасность, которую представляют пациенты, всех их содержат под постоянным наблюдением.

По периметру больница огорожена высоким железобетонным забором с натянутыми по верху колючей проволокой и петлями Бруно. Наружную охрану осуществляют сотрудники департамента Комитета уголовно-исполнительной системы по городу Алматы и Алматинской области. На внутренних постах в отделениях стоят специально обученные и подготовленные работники – санитары из медицинского персонала клиники.

Можно ли отсюда выйти?

– В клинику Актаса попадают не по выводам психиатрической экспертизы, как ошибочно полагают многие, а только по решению суда, – продолжает наш собеседник. – Причем судьи решают, в какое отделение направить лиц с психическими заболеваниями, совершивших тяжкие преступления. И на свободу отсюда можно выйти только по решению суда. В больнице практикуются реабилитационные процессы. Но таких, как Джумагалиев, к остальным не подпускают. У врачей серьезные опасения, что его заболевание в любой момент может усугубиться. И никто не может предугадать, какие шаги он предпримет. В момент, когда ему ставили диагноз, мнения ведущих казахстанских психиатров полярно разделились. По мнению Маркса Гонопольского, у Джумагалиева имелись признаки психопатии, но, несмотря на это, он считал возможным признать его вменяемым. Если бы это произошло, его приговорили бы к исключительной мере наказания. Но Григорий Зальцман придерживался другой точки зрения – шизофрения. В итоге окончательную экспертизу провели специалисты Института имени Сербского. Они согласились с выводами Зальц­мана.

Но есть одна любопытная деталь: обычно состояние здоровья у больных шизофренией быстро ухудшается и они, образно говоря, превращаются в развалину. В отличие от них Джумагалиев – крепок, выглядит неплохо для своих лет:

– Скорее всего, психопатом он не является. Психопаты обладают высокой степенью физической и психической активности, они очень быстро становятся лидерами среди других пациентов. Джумагалиев же этим не характеризуется, ведет себя тихо. Занимается ремонтом часов, магнитофонов и надеется, что его все-таки выпустят на свободу…

Но, скорее всего, этого не произойдет, потому что ни психиатры, ни судьи не могут дать гарантий, что, оказавшись за стенами клиники, он не примется за старое…

Алматинская область

Загрузка...

X Закрыть