Опубликовано: 1100

Тлекбек Акпаев: К нам приехала делегация УЕФА, а тут такой скандал

Тлекбек Акпаев: К нам приехала делегация УЕФА, а тут такой скандал Фото - Тахир САСЫКОВ

В Казахстане выросло целое поколение футбольных болельщиков, которые только со слов родителей знают, что когда-то наша сборная соперничала не с Германией, Голландией или Бельгией, а с Непалом, Макао и Пакистаном.

По-разному сложились судьбы людей, которые помогли отечественному футболу сменить азиатскую прописку на европейскую. Так, бывший первый вице-президент Футбольного союза Казахстана (ФСК) Тлекбек АКПАЕВ многие годы по долгу службы и состоянию здоровья провел за границей. Не так давно он вернулся на родину, успев за лето и кафедру футбола и хоккея Казахской академии спорта и туризма (КазАСТ) возглавить, и в состав вице-президентов Федерации футбола Алматы войти, и занять должность спортивного директора футбольной академии при КазАСТ. Последнее назначение состоялось буквально накануне нашей беседы.

Детский футбол и альтернатива “Кайрату”

– Академия существует второй год, – рассказывает Тлекбек Аманчаевич. – К работе в ней привлекли двух иностранных тренеров. Один из Турции, другой – француз камерунского происхождения. Оба в прошлом профессиональные футболисты. Я понаблюдал месяц за ними. Главное, что их работа нравится детям. В академии занимаются ребята в возрасте от семи до 14 лет. Существует она за счет ежемесячных взносов родителей: оплата тренерам, аренда поля, покупка экипировки и так далее.

– Заключительный пункт концепции развития детского футбола в Алматы, которую презентовала городская федерация, – появление профессионального клуба – альтернативы “Кайрату”…

– Да, это конечный пункт. Сейчас в городском детском футболе нет четкой организации. Существуют отдельные лиги, проводящие какие-то свои турниры. Вроде есть массовость, но она хаотичная. Федерация футбола Алматы как единственный орган, отвечающий за развитие футбола в городе, обязана объединить все клубы в одну структуру и проводить единое первенство по возрастам. Почему в казахстанском футболе работает все меньше отечественных тренеров

– А сколько сейчас в городе таких клубов?

– Порядка 80. Их лучшие игроки, выходя из юношеского возраста, по нашему замыслу составят костяк будущей городской команды.

– У нас уже был подобный опыт. Футбольный клуб “Алма-Ата” на базе своей школы создал профессиональную команду, но финансирование не поспевало за амбициями, и всё закончилось печально – его расформированием…

– Мы предполагаем другой путь развития. Деньги вкладывать будет не главный спонсор. Все городские клубы своими взносами займутся формированием бюджета главной команды, а распоряжаться им станет совет директоров. Он решит, как и на что тратить средства.

Бюджетные клубы и налоговые льготы

– Перспектив у национального футбола, чьи клубы – исключительно бюджетные, вы не видите?

– Конечно, нет. Ведь если сегодня все бюджетные деньги направить на массовый футбол, то профессиональный просто исчезнет. На этот случай есть запасной вариант – та самая модель с городским клубом. Если мы ее реализуем, то она станет примером для остальных регионов.

– В свое время, когда вы занимали один из ключевых постов в ФСК, у вас была возможность изменить ситуацию не в отдельном городе, а во всей республике…

– Это не так. Федерация исполняет лишь функции представителя ФИФА и УЕФА в своем регионе. Она не может заставить клубы отказаться от бюджетного финансирования. В наших силах только призвать их к этому. К сожалению, понимания со стороны правительства и частных финансовых структур мы не получили.

– Как вы думаете, почему отечественные клубы не стремятся быть независимыми от бюджета, зарабатывать сами?

– Потому что футбол в Казахстане – это не бизнес, как в той же Европе. Он, к сожалению, неинтересен нашим болельщикам. Они с куда большим вниманием интересуются английскими, испанскими или немецкими клубами, чем своими. А у предпринимателей нет интереса вкладывать в то, что не принесет прибыль.

Как один из вариантов заинтересовать бизнес – это ввести налоговые льготы для спонсирования футбольных клубов.

Мы писали письма в правительство, но ответа так и не получили. По большому счету, в 2002 году нас взяли в УЕФА авансом. Наш футбол в то время не был готов к переходу из Азии в Европу. Это как если бы Казахстан вдруг включили, допустим, в десятку самых развитых стран мира и требовали бы соответствовать новому статусу.

План “Б” и хороший гонорар

– В ходе переговоров с УЕФА казахстанский футбол уже вышел из Азии, но еще не присоединился к Европе. У вас был план “Б” на случай, если бы нам отказали в УЕФА, а обратно в Азию не взяли?

– Нет. Такого плана не было. Существовала только внутренняя вера в то, что всё закончится хорошо. Мы считали свои аргументы достаточно весомыми, которые имели под собой основание. Всю процедуру с нами прошла одна американская юридическая компания. Изучив документы, она заверила, что шанс есть. Спасибо ей за то, что максимально быстро помогла решить все юридические вопросы.

– Наверняка за хороший гонорар…

– Да. И американские юристы его получили.

– Однако федерация была тогда отнюдь не богатой…

– Пришлось поднапрячься, найти средства.

Билардо и Пахомов

– Насколько серьезными были переговоры с Карлосом Билардо, сделавшим сборную Аргентины чемпионом мира 1986 года, по поводу работы с нашей национальной командой?

– Мы приехали в Сеул на конгресс ФИФА в 2002 году. Уже тогда думали привлечь тренера с именем. Познакомились с Билардо. Предложили вроде в шутку, но в то же время и всерьез. Обменялись визитками. Потом были письма, звонки. Но в то время футбольный Казахстан все-таки не был еще известен. Наверное, поэтому Билардо в какой-то момент спустил всё на тормозах.

– Леонида Пахомова вы пригласили с прицелом на отборочный турнир ЧМ-2006, но не дали ему шанса даже начать, уволив после одного из товарищеских матчей. Разве так поступают?

– Мы были уверены, что матч с Азербайджаном сыграем хорошо. На тот момент в команду уже немало вложили, летали на контрольные матчи на Кипр, Мальту и Фареры, едва не сыграли вничью в Португалии. У местной сборной, кстати, все товарищеские встречи расписаны на несколько лет вперед, но мы убедили португальскую федерацию сыграть с нами. В общем, со своей стороны мы сделали всё. Поэтому домашнее поражение от сборной Азербайджана сильно разочаровало.

Тимофеев и “золотой” матч

– Почему после Пахомова выбор пал на Сергея Тимофеева, только что завершившего игровую карьеру?

– Его кандидатура всплыла в последнюю очередь. Мы хотели дать шанс своим тренерам. Поэтому рассчитывали в первую очередь на Владимира Муханова и Дмитрия Огая, которых считали сильнейшими в стране. Но Муханов работал вторым тренером в сборной и посчитал некорректным занимать место Пахомова. Мол, подумают, что он его подсидел. Свои причины отказаться были и у Огая. У Тимофеева же тогда неплохо пошло в “Екибастузце”. Но меня больше привлекал его помощник Антон Шох. У того был, что называется, порядок в голове, он мог мотивировать пацанов, правильно расставить их по позициям.

Тимофеев и Шох очень хорошо сработались в паре. Ребята выходили на поле и, как говорится, рубились. Но им не хватало опыта.

Сказывалась и смена часовых поясов: матчи в Европе начинались в то время, когда наши игроки привыкли засыпать. Организм не обманешь.

– Тимофеев возглавил сборную через три года после своего скандального интервью газете “Спорт-Экспресс”. В нем он заявил, что перед дополнительным матчем за первое место чемпионата Казахстана-2000 между его “Аксесс-Голден Грейном” и “Женисом” из Астаны “была спущена директива сверху, в которой руководству нашего клуба поставили задачу – чемпионом страны должен непременно стать единственный представитель столицы. В противном случае команда из Петропавловска прекратит существование”…

– С нашей стороны директив никаких не было. Я об этом говорю прямо. В том “золотом” матче руки федерации не было. Однозначно.

– Тем не менее после таких публичных обвинений вы доверили Тимофееву сборную…

– Этим мы показали свое отношение к его словам. Я никогда всерьез не воспринимал все эти высказывания футболистов. Не всегда понятно, на чем они основываются. Зайдите сегодня в “Фейсбук”, чего там только не прочтете.

Пайперс и “мешки”

– Есть мнение, что Арно Пайперсу в отличие от Тимофеева повезло сыграть в первом своем официальном матче вничью с Бельгией. Мол, проиграй он, и никакого “голландского эффекта” не было бы…

– У Пайперса была та же по именам, но уже другая по ментальности команда. У ребят появился опыт. Они хотели доказать, что не “мешки” какие-то, а действительно что-то умеют. Костяк составляли пацаны полусоветской закалки, которые выросли на асфальтовых площадках. Это сейчас все футбольные мечты можно воплотить в гаджетах через симуляторы. С Пайперсом мы познакомились еще до вступления в УЕФА, когда играли в Таллине товарищеский матч со сборной Эстонии. Арно тогда ее тренировал. Я читал местную прессу. Она Пайперса чуть ли не боготворила. Перед игрой был совместный ужин, и я намекнул ему: мол, может, когда-нибудь к нам приедешь работать? Пайперс против Билека

– Вахиду Масудову, тренировавшему тогда сборную Казахстана, наверное, не очень приятно было слышать такое предложение?

– Оно же не было конкретным. Так, разговор. Когда же начали искать нового тренера, то получили много резюме. От Бернда Штанге, например, который потом сборную Беларуси тренировал. Я даже ездил встречаться с ним. Из Голландии были кандидатуры. Но все специалисты из второго эшелона – на громкие имена у федерации не было денег. И тут нам предложили Пайперса. Дня три мы обсуждали с его юристом все детали будущего контракта. У каждого были свои условия: у них – финансовые, у нас – спортивные.

– Был момент, когда сборная проиграла три матча подряд. Федерация не запаниковала?

– Нет. Мы же видели, что игра у команды есть, коллектив сплоченный. Да и больших задач перед Пайперсом не стояло. В рейтинге сборная поднялась, так что тренер наше условие выполнил.

Арно импонировал своим характером, западной независимостью. В ситуации, когда наши тренеры отошли бы в сторону, он стоял на своем.

К примеру, перед игрой в Брюсселе он не пустил на установку людей, которым раньше в этом никогда не смели отказать. Кстати, Пахомов тоже поначалу был жестким и требовательным – качественная экипировка, страховка игрокам сборной.

УЕФА и “Тобол”

– Во время вашей работы в ФСК скандалов в нашем футболе хватало. К примеру, в 2001 году “Тобол”, не согласный с назначением в его ворота пенальти в матче с “Женисом” в Астане, уходит с поля. Костанайской команде засчитывают техническое поражение со счетом 0:3. Спустя три года за аналогичный проступок “Кайсар” снимают с чемпионата, а его тренеру Виктору Кумыкову пожизненно запрещают работать в Казахстане. Отчего такие разные наказания за одинаковые нарушения?

– В тот день, когда произошел скандал на матче “Женис” – “Тобол”, в Астану прилетела комиссия УЕФА. Делегация была очень представительная, с членами исполкома, которые скоро должны были решать нашу судьбу. Мы должны были все вместе прийти на ту игру, чтобы европейцы воочию увидели наш футбол. Но “круглый стол” с депутатами и членами правительства, к счастью, затянулся, и на стадион мы не успели. Чтобы не портить восприятие чиновниками УЕФА нашего футбола, мы приняли в отношении “Тобола” максимально мягкое решение. Зато по полной досталось судье того матча Дондэ, которого дисквалифицировали пожизненно. Через три года, когда уже были в УЕФА, наказали “Кайсар” и Кумыкова согласно регламенту.

Отец

– Вам было в этой жизни по-настоящему страшно? К примеру, когда узнали свой диагноз – онкология?

– Конечно. Любая такая новость шокирует.

– Как описать это чувство: ужас, безысходность, паника?

– Паники как таковой не было. Сначала приходит глубокое огорчение.

– Депрессия?

– Да.

– Как с этим бороться?

– Тяжело.

– Между смертью отца Аманчи Сейсеновича и вашим диагнозом прошло всего года три. Не думали, что это карма?

– Да какая там карма? У отца была жизнь в состоянии постоянного стресса. Он столько лет отвечал за весь республиканский спорт. Сначала при СССР, потом при независимом Казахстане. Никогда не менял свой путь, какой бы ни была власть.

Отец не стал олигархом, ничего не приватизировал, запрещал маме пользоваться своей служебной машиной.

Меня даже от армии не отмазал. Несгибаемый

– Хотя мог бы?

– Конечно. Я вообще-то был комиссован – у меня одно ухо совсем не слышало. К тому же готовился к Спартакиаде народов СССР в составе сборной Казахстана по фехтованию. Но тогда всех гребли в армию, и военком сказал, что я пойду хотя бы в стройбат. В конце концов отправили в Чунджу в Пограничные войска. Обещали два-три месяца в учебке, а после принятия присяги обратно – на сборы в команду.

Но тут приходит директива спорткомитета – в спартакиаде участвуют только те, кто 1963 года рождения и младше. А я-то 1962-го. И тогда отец сказал: “Служи, сынок, как все”.

И отбарабанил я весь срок на китайской границе – на заставе, в полном боевом снаряжении. А когда проходил XXVII съезд КПСС – первый при Михаиле Горбачеве, то было усиление границы, службу несли круглосуточно.

– Чему вас научил отец прежде всего?

– Перед Олимпиадой в Сиднее он перенес инфаркт, но все равно полетел на эти соревнования, потому что иначе поступить не мог. После этого отец долго болел, но продолжал ходить на работу. Его несгибаемость была для меня примером. Он учил меня жить честно, по совести. Я так и живу, продолжая на благо Казахстана нашу спортивную династию.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

ГЕРМАН 26 сентября

Я рад за ТЛЕКБЕКА здоровья тебе хорошо знал его родителей очень скромные люди я знаю какую большую работу Тлек провел чтобы Казахстан ПОПАЛ вУЕФА УСПЕХОВ ТЕБЕ с такими людьми детский футбол поднимим ,Одноклассник

Новости партнеров