Опубликовано: 12200

Почему Актау постепенно превращается в пустыню

Почему Актау постепенно превращается в пустыню Фото - На Мангышлак можно завезти всё, кроме тени листьев. Фото из архива предоставлены сотрудниками Мангышлакского экспериментального ботанического сада

На Мангышлак можно завезти всё, кроме тени листвы. Эти слова принадлежат Рубену Григоряну – руководителю некогда существовавшего Прикаспийского горно-металлургического комбината.

Одной из главных задач покорителей полуострова в 60-е годы было создание комфортных условий для проживания в условиях пустыни. Озеленением города занимались ученые умы со всего СССР. Город был зеленый. Ключевое слово – был. За последние 5 лет Актау потерял тысячи деревьев и еще столько же может потерять в нынешнем.

То, что создавалось десятилетиями, компании по “озеленению” смогли уничтожить всего за несколько лет.

В 50-е годы прошлого века началось освоение полуострова Мангышлак – в его недрах нашли несметные богатства, и в пустыню стали приезжать экспедиции. С собой люди везли саженцы – но прижились только шелковица и лох. Еще через десятилетие началось строительство города у моря – Шевченко. И снова попытались что-то посадить в песок, но и эта попытка потерпела неудачу.

− В 1969 году в Шевченко прошла выездная сессия Академии наук СССР, сюда съехались крупные ученые из разных республик. Они и постановили – создать экспериментальный ботанический сад. Были сделаны выводы, что без научного сопровождения что-то выращивать в условиях пустыни было неэффективно и бесполезно. Грунт сюда не завозили, разрабатывалось, сколько вносить удобрений, как подбирать ассортимент. В итоге ученые предложили для озеленения Шевченко 25 видов древесных и 35 цветочно-декоративных видов растений. Среди них были уже знакомые нам айлант, акация, карагач. Мы сеяли их, получали растения из семян, ждали, пока они будут плодоносить. И только затем включали в список. Главная задача, которая перед нами была поставлена, – сделать город зеленым, − рассказывает Акжунис ИМАНБАЕВА, генеральный директор РГП на ПХВ “Мангышлакский экспериментальный ботанический сад”.

Министерство среднего машиностроения СССР не жалело средств для молодого города. Шевченко рос и зеленел. А потом наступили 90-е, ботанический сад пришел в упадок, финансировался по остаточному принципу, в те годы погибли сотни уникальных деревьев.

− В те годы я была аспиранткой, у меня была своя коллекция топинамбура, я ее собирала отовсюду. Два года не платили зарплату, но я приезжала и за свой счет поливала и сохраняла свою коллекцию. Это была моя кандидатская работа, я не могла ее потерять. А потерял ботанический сад тогда очень много – погибли почти все деревья по периметру, высохла часть деревьев внутри, − добавляет Акжунис Иманбаева.

А в 2003 году ботанический сад потерял еще огромный участок земли. Сейчас на нем построены два жилых дома.

Предприниматели воспользовались тем, что всё имущество сада было в свое время под государством − ни акты, ни техпаспорт зарегистрированы не были. До 2010 года ботанический сад боролся за землю, прошли десятки судов. Большую часть территории удалось отвоевать. Сейчас здесь 29 гектаров, еще 10 гектаров несколько лет назад выделено на окраине города – это продолжение “ботаники” – так его называют в народе.

Не молодо и не зелено

До 2004 года в пригороде Актау существовал огромный питомник, здесь всё было выращено из семян, которые предлагал ботанический сад. Растения из него высаживали по всему городу. Затем его передали в частные руки, и он превратился в свалку. До того, как многолетние деревья погибли под бульдозерами, сотрудники ботанического сада всеми правдами и неправдами пытались вывезти оттуда хотя бы часть посадок.

− Я успела забрать часть хвойных, купила их. Жалко было, говорила этим новым владельцам – отдайте деревья, всё равно же под бульдозер пустите, но со мной торговались. А потом просто всё уничтожили, деревья остались без полива и погибли. А можно было там сделать большую парковую зону, − говорит Акжунис Иманбаева.

− Я в то время уходил из ботанического сада, у меня с компаньоном было ИП, мы в этом питомнике многое скупили – вывозили саженцы в Кендерли, в Жанаозен. По несколько КамАЗов зараз грузили. Лиственные, жаль, не спасли. Сейчас создать питомник в пустыне с нуля абсолютно нереально. Вроде пытались как-то создать, но ничего не вышло, − отмечает Иван БЕЛОЗЕРОВ, заместитель генерального директора по науке РГП на ПХВ “Мангышлакский экспериментальный ботанический сад”.

Питомник был уничтожен, зато массово и отовсюду стали завозить саженцы. Причем не одни, а с вредителями.

− Сотни саженцев можжевельника виргинского погибли, хотя это одно из самых устойчивых деревьев. Завезли в область червец Комстока – это опасный карантинный вредитель. Мы свои еле спасли, потому что он разлетается по всему городу. Шелковицу в городе спасали, деревья мыли специальным мылом, а затем обрабатывали химикатами. Она была вся поражена червецом. Сколько уже говорили – мы всегда даем ассортимент, который 100 процентов приживается, посадочного материала у нас в достатке. Зачем экспериментировать и высаживать что-то другое? − удивляется гендиректор ботанического сада.

Одной из главных задач покорителей полуострова в 60-е годы было создание комфортных условий для проживания в условиях пустыни. Фото из архива предоставлены сотрудниками Мангышлакского экспериментального ботанического сада

Одной из главных задач покорителей полуострова в 60-е годы было создание комфортных условий для проживания в условиях пустыни. Фото из архива предоставлены сотрудниками Мангышлакского экспериментального ботанического сада

Как закапывают миллиарды

Если до 2014–2015 годов Актау еще худо-бедно цвел и зеленел – засохшие деревья встречались довольно редко, то потом город стал постепенно приходить в запустение. Лет 5–6 назад для спасения города ботаническому саду предложили участвовать в озеленении, однако конкуренты сделали всё, чтобы этого не произошло.

− Нам это предложил аким города, сказал, что хотя бы будет знать, с кого потом спрашивать. Но нас обманули, сделали всё, чтобы мы не прошли по конкурсу. Да мы потом и сами поняли, что это не нужно. Во-первых, наш профиль − это наука, во-вторых, договоры заключались на год. Это нужно было набрать людей, приобрести технику для обслуживания целого города. А если в следующем году не взяли бы тендер, куда потом это всё девать? − говорит Акжунис Иманбаева. Остаются пеньки: почему Актау превращается в пустыню

Ежегодно на озеленение Актау выделяется почти миллиард тенге. Иван Белозеров говорит: на эти деньги можно было бы уже по несколько раз золотом всё покрыть. Причину, по которой количество деревьев уменьшается обратно пропорционально растущим суммам на озеленение, специалист видит в том, что деньги не доходят до конкретных адресатов.

− Там, где я родился, лес наступает на город. А здесь, наоборот, степь наступает на искусственно выращенные зеленые насаждения. Да, необходимо проводить различные работы, удобрять, но, в первую очередь, нужен полив, потому что у нас грунтовые воды очень глубоко, а осадков мало. Раньше по 25–30 водовозок в день сновали по городу. А в последние года 3 их вообще не видно. Когда мы проводили обследование внутри микрорайонов, делали паспортизацию, то я не мог найти места, где не было бы сухостоя. Тендеры выигрывают различные общества инвалидов – я против них ничего не имею, им нужно помогать, но напрямую, а не разыгрывая среди них тендеры. Иначе, как вакханалией, я не могу назвать то, что происходит сейчас в озеленении города, − говорит Иван Белозеров.

Кто виноват и что делать?

Помимо паспортизации всех зеленых насаждений в городе сотрудники ботанического сада 2 года назад создали интернет-карту (к слову, Актау стал единственным городом, где действует подобная интернет-карта озеленения). Наведя курсор на нужный микрорайон, можно узнать, какие там растут деревья и их состояние.

− Мы тогда выявили, что погибла четверть всех деревьев в городе. Но и оставшиеся находятся на грани. Если и в этом году полива не будет, то нас ждет катастрофа, больше половины можем потерять. Если и останутся деревья, то только возле домов – те, что поливаются неравнодушными горожанами. Кстати, водовозы поливают технической водой, чем еще больше добивают деревья. Мы делали анализ – в воде, которую они набирают, 2,5 грамма соли на литр, а допустимо всего 1 грамм. Мы предлагали разбавлять ее с питьевой − один к одному, но никто не слушает, − отмечает Иван Белозеров.

Сейчас ботанический сад начал работать с довольно непривычными для мангистауского климата видами. Здесь выращивают гранат, оливу, мыльное дерево, магнолию и даже пальмы. Всего − около 50 видов. Многие из них неплохо прижились.

И пока сотрудники “ботаники” заняты превращением сада в субтропики, в городском акимате думают и гадают, как сохранить то, что осталось от зелени.

− Все последние годы сфера озеленения находилась в конкурентной среде. Это не мы так придумали, этого требует закон. Те предприниматели, которые участвовали в тендерах, не выполняли свою работу качественно. Сейчас по ним работают правоохранительные органы, идут проверки. Теперь акиматом принято решение – передать 70 процентов работ в ГКП, остальные 30 процентов оставить на конкурсной основе. От этого всё равно мы никуда не уйдем. За ГКП останутся работы по обслуживанию поливочного трубопровода, выводы из домов для полива внутри микрорайонов, поливка водовозами и ремонт наливочных станций, − рассказал Серик ГУСМАН, заместитель акима города Актау.

В Актау нет ни одного двора, где не было бы сухих деревьев. Фото Ольги ЗОЛОТЫХ

В Актау нет ни одного двора, где не было бы сухих деревьев. Фото Ольги ЗОЛОТЫХ

Будем изобретать велосипед

Деревья вдоль центральных улиц и парки планируют поливать с помощью поливочной системы. Ее пытались запустить в прошлом году, но 28 миллионов тенге, выделенных на ее установку, оказались просто закопанными в землю.

Система оказалась довольно хлипкая – ее выдирали с корнем вандалы, ломали во время земляных работ, а бочки с водой, которые установили вдоль дорог в прошлом году, оказались нерабочими.

Горожане ноу-хау не оценили и посчитали их уродующими вид областного центра. И бочки убрали подальше – на склады. В этом году они снова могут пригодиться, но теперь их установят в парках, причем соорудят из них декоративные элементы. Что касается самого трубопровода, то в этом году его пробуют отремонтировать – его протяженность 65 километров, восстановили пока 25, работы продолжатся в течение 3 лет. Периметры микрорайонов будут поливать водовозами, сколько их будет, сейчас точно неизвестно – акимат пока заключает договоры. А вот внутри микрорайонов попросят помощи от КСК и ОСИ – они должны будут сделать выводы из домов – такая система когда-то уже существовала и показала хорошие результаты. Плата за воду не ляжет бременем на плечи жителей – за нее будут платить ГКП. На все работы по озеленению бюджет на нынешний год выделил 890 миллионов тенге.

Городские власти в этом году подключат к работам и ботанический сад. Его сотрудники будут проводить технический надзор за работой компаний, которые будут участвовать в озеленении. Тендер на посадку и уход уже объявлен.

− В этом году мы вообще не планировали новые посадки, так как нам необходимо сохранить то, что есть. Но мы вынуждены объявлять конкурс на эти работы, как того требует закон. Каждый год нас спрашивают – почему так поздно, ведь всё уже цветет? Но это уже не наша вина. Компании, которые проигрывают в конкурсах, пишут жалобы на победителя, обращаются в суды, а это занимает много времени, − говорит замакима города.

К слову, акимат в этом году проконтролирует и полив. В вечернее время закрепленные работники будут следовать за водовозами и делать фотоотчеты с каждого участка.

АКТАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи