Опубликовано: 2600

"Дети насилуют детей": почему в Казахстане это стало массовым явлением

"Дети насилуют детей": почему в Казахстане это стало массовым явлением

Инфопространство Казахстана сотрясают леденящие кровь истории, связанные с растлением, надругательством над несовершеннолетними. Старшеклассники насилуют первоклашек, отчимы – падчериц, отцы – дочерей, тренеры – своих подопечных.

“Стало масштабным явлением, когда дети насилуют детей. Так, к нам поступило уголовное дело, в котором 12-летний изнасиловал 9-летнего прямо у того во дворе – подросток пришел купаться в бассейне”, – рассказывает президент ОФ “Не молчи.kz” Дина СМАИЛОВА.

Откуда у казахстанцев столько жестокости и маниакальных наклонностей? Или же подобные преступления были всегда, но тщательно замалчивались?

“Считаем, это может быть в каждой школе”

Просматривая ежедневно “Новости”, моя 92-летняя бабушка стала говорить со мной об очень личных, даже интимных, вещах. Рассказала, что дважды ее изнасиловали – сосед-подросток, позже еще один молодой человек. Говорит, в годы ее молодости это явление было распространенным, его очень боялись, ведь автоматически на девушку ставилось клеймо “порченая”.

Насильники, в числе которых были соседи, близкие родственники, часто не несли наказания, рассказывать об этом было стыдно.

Забеременев, девушки сами себе делали аборты, рисковали здоровьем, а порой жизнью, умирая от потери крови. Но пресловутый стыд, отсутствие поддержки близких заставляли их молчать...

А взрослый друг рассказал, как в конце 70-х верхнюю часть Алматы облетела страшная новость – таксист изнасиловал двух школьников, которых предложил подвезти по пути.

С одним осужденным за педофилию даже была знакома. Это – наш бывший сосед по даче. Он не курил, не пил, был работящим. Все соседки завидовали его супруге: вот какого мужика-то отхватила мать-одиночка с двумя дочерьми! Их он и насиловал, угрожал убить, если кому расскажут. О преступлении стало известно, когда одна девочка-подросток забеременела.

Почему пишу об этом? Мы живем в другом веке, работаем с искусственным интеллектом, заявляем о правах женщин, объявляем Год ребенка, а ничего не меняется! Ежедневно в соцсетях на страницах ОФ “Не молчи.kz” публикуются жуткие истории пострадавших от насильников детей, подростков, женщин.

– К нам обращаются казахстанцы, которые не получили помощь от государства, полиции, недовольные решением судов, или люди, которые столкнулись с тем, что сотрудники образовательной сферы пытаются укрыть преступление, – рассказывает Дина Смаилова. – Причем всё начинается с мелочи. К примеру, в одной из школ Алматинской области постоянно происходят акты буллинга старших детей в отношении младших, драки. Но уголовные дела закрываются, родители пострадавших забирают заявления. Директора школ подменяют собой следствие, прокуратуру, суд, а свои обязанности по защите прав детей не исполняют, боясь потерять свое кресло.

– Стало масштабным явлением, что дети насилуют детей, – продолжает моя собеседница. – В фонд пришло уголовное дело, фигуранты которого – дети.

12-летний изнасиловал 9-летнего ребенка прямо у него во дворе – насильник пришел купаться в бассейне. Сестра пострадавшего заметила, что подросток совершает действия сексуального характера в отношении ее младшего брата.

Выяснилось: уже год ребенок подвергается сексуальному насилию, агрессор его преследует. Уголовное дело закрыли, списали в номенклатуру, потому что 12-летний не несет наказания. Теперь родители пострадавшего бьются, чтобы спасти психику своего ребенка.

Если в 2015–2016 годах мы впервые услышали о преступлении, в котором дети насилуют детей, и у нас был шок. То сейчас считаем: это может быть в каждой школе. За 6 месяцев 2022 года в фонд поступило 4 заявления от родителей – 7–8-летних малышей насиловали старшеклассники. А сколько еще скрыто, о чем дети не заявляют?!

Педофилы лапают девочек в автобусах, подъездах и не несут наказания

– В голове не укладывается. И все-таки – почему это происходит?

– Основная причина – безнаказанность, порожденная сотрудниками госорганов, начиная с полиции и заканчивая органами образовательной сферы, опеки и попечительства. Все боятся, что в их школах такой факт зафиксируют, ведь тогда они потеряют свои кресла. Никто не думает о детях.

Есть еще категория дел, когда дети сообщают о произошедшем насилии спустя время. В одном из кейсов 13-летняя девочка подверглась изнасилованию отчимом, а маме рассказала только в 16 лет. Спустя три года не сохранились доказательства, есть только подтверждение, что у нее нарушена девственная плева. Но все стали говорить, мол, ребенок всё придумал. А выяснилось: подозреваемый ранее судим за педофилию, у него было несколько таких преступлений, он насиловал дочь от первого брака.

Есть и такая категория дел, когда родители подвержены страхам, патриархальным установкам, что стыдно, уят, если кто-то узнает о совершенном преступлении. И стараются скрыть его от общественности, якобы спасая честь дочери. А по сути, оставляют безнаказанным насильника!

Когда каждый житель страны будет знать, что, если хоть пальцем тронет ребенка, его за это посадят в тюрьму, он не будет к детям даже прикасаться.

У нас этого нет. Поэтому педофилы в автобусах задирают девочкам юбки и лапают за интимные органы, заходят в лифт, подъезды, проделывают то же самое.

“Доказать растление 3- и 4-летних малышек – невозможно”

– Вы часто выкладываете в соцсетях истории пострадавших от действий сексуального характера со стороны родных. Почему люди опустились ниже уровня животных?

– Статистика показывает: 80 процентов изнасилований происходит в семье. Насильники – часто близкое окружение: педагоги, тренеры, дяди, отчимы… Когда дело касается отцов, отчимов, братьев, мы это связываем с отсутствием в стране закона о семейно-бытовом насилии, который бы предотвращал агрессию. Как показывает практика, агрессор длительное время употребляет алкоголь, распускает руки. Его забирают в полицию, проводят беседу и отпускают. Суд выносит предупреждение и штраф. И так несколько раз. 

Совершая преступление на постоянной основе, мужчина деградирует и верит, что ему всё сойдет с рук. 

В фонд поступило заявление, в котором рассказывается, как родной отец домогался девочку в 6–7-летнем возрасте. Когда старшая сестра узнала, подала заявление в полицию. Их мать ничего не делает, ее муж годами бил, сознание настолько искаженное, что она не может сопротивляться агрессору и заступиться за дочерей. Так и живет с извращенцем. "Шантажировал, что весь аул узнает" - в Кызылординской области насиловали девочку, которая осталась без отца

Еще одна женщина из Алматы заметила за своим супругом, как он развращал 3- и 4-летних дочерей, без проникновения. И она боится идти в полицию. Маму мы направили к психологу. Но доказать растление невозможно. И потому преступление остается безнаказанным.

– Как мерзко… Какие есть опасные сигналы?

– В первую очередь – предыдущая судимость родственника. Многие женщины наивно думают – если мужчина вышел из тюрьмы, он исправился. Всё равно существуют риски. Если человек был ранее судим за преступления против личности: изнасилование, избиение, убийство, с таким надо быть осторожным и внимательным.

Если он агрессивен, употребляет алкоголь, один выпад агрессии с его стороны – всё! Надо сразу забирать детей, уходить из такой семьи.

Обязательно нужно следить за поведением ребенка. Если есть доверительные отношения между взрослыми и детьми, можно предупредить преступление. Недавно был случай, когда мама в течение часа заметила изменения в поведении дочери. Она что-то писала в Интернете, после закрылась в комнате. Мама поняла – у девочки что-то происходит. А ребенок оказался под влиянием педофила. Нам кажется, это был гипноз, так как девочка начала фотографировать интимные части тела и отправлять ему по Интернету. Она не понимала, что делает, была в зомбированном состоянии. А этот педофил ей присылал угрозы, обещал ее фото использовать. Женщина предупреждала дочь, что нельзя в Интернете знакомиться, тем не менее это произошло.

– Сейчас восьмилетние дети заводят страницы в “Инстаграме”, выставляют свои красивые фото…

– Они не чувствуют опасности, а она повсюду. Поэтому очень важно просвещение, а полиции, прокуратуре следует публиковать кейсы в виде историй, как действуют преступники, а не сухие пресс-релизы.

– Есть ли контроль за теми, кто ранее был осужден за педофилию и вышел на свободу?

– Какое-то время они находятся на пробационном контроле. Вообще, ситуация такая. Сейчас законодательство ужесточили, сроки за педофилию большие. Однако примерно полторы тысячи человек осуждены по старому законодательству, сидят в тюрьмах и подлежат условно-досрочному освобождению и всевозможному снисхождению.

В пандемию пошел рост числа преступлений

– В последние годы статистика по изнасилованиям пошла вверх?

– Всплеск был в 2015 году – 1 800 преступлений против половой неприкосновенности в отношении детей и более 3 600 – в отношении женщин. Сейчас уровень сексуального насилия в отношении женщин сократился в 6 раз.

Я нескромно это свяжу с появлением в Казахстане движения “Не молчи.kz”. 9 июля 2016 года появился наш фонд, и в первый же год мы довели до решения суда 7 уголовных дел. Потребовали отменить примирение сторон с насильником. 20 лет Казахстан примирялся с насильниками, и это сыграло свою роль – исказилось сознание правоохранительных органов, педагогов полицейской академии.

До сих пор будущих следователей учат по старым учебникам, в которых изнасилованием считается, если женщина проявила явное действенное сопротивление. А если она не сопротивлялась, значит, это был обоюдный секс.

Новые исследования показывают: 70 процентов женщин впадают в ступор при совершении с ними насильственных действий, так как боятся за свою жизнь. Зато адвокаты подсудимого начинают доказывать, что это был обоюдный секс, ищут на женщину компромат, идет моральное изнасилование повторно.

В отношении детей статистика по насилию выросла в сравнении с 2019 годом. Рост пошел в период пандемии, когда дети, взрослые были в изоляции.

– А сколько дел было в фонде “Не молчи.kz”?

– Если посмотреть статистику нашего фонда, за пять лет было 88 дел по детям, 63 дела – за 2022 год. Из них 101 преступление против половой неприкосновенности, 53 совершены близкими родственниками (отчимы, отцы, дедушки, дяди, братья), в трех случаях – педагогами-тренерами. По двум родители примирились (одно из них – групповое изнасилование), по двум были оправданы в суде присяжных, 18 дел закрыто во время следствия, 39 – находятся в производстве. По 40 заявлениям вынесли приговоры, из них 4 – по групповому изнасилованию несовершеннолетних. Всего по нашим делам осуждено 48 педофилов.

“При содействии общественника четверо полицейских сели в тюрьму”

– Дина, а как получилось, что после публикаций в соцсетях жутких историй у вас появились проблемы с нашими правоохранительными органами?

– 16 июня на меня завели уголовное дело за то, что я опубликовала в соцсетях короткий пост про второклассницу из села в Кызылординской области, которую изнасиловал ранее судимый за такое же преступление мужчина. В посте было обращение к правоохранительным органам Казахстана – подтвердить или опровергнуть информацию об изнасиловании. Нам подтвердили ее. Полиция дала официальный пресс-релиз, насильника задержали. Я также обратилась в комитет по защите прав детей с вопросом: какую помощь оказали девочке? Комитет проигнорировал обращение.

Кызылординская прокуратура прочитала мои посты, завела уголовное дело за то, что якобы я разгласила персональную информацию. Хотя это – личные данные (дата рождения, Ф.И.О., адрес), о которых в посте не было ни слова. Считаю, что дело сфабриковано.

На меня неоднократно заводили уголовные дела по статье 274 – якобы за распространение недостоверной информации. Хотя по многим моим постам уже вышли судебные решения. Считаю: полиция меня преследует. Возможно, это связано с тем, что в течение полугода шло уголовное дело в отношении четверых полицейских из Атырау по нашему заявлению. 19 июня вынесли приговор, им дали от 2 до 4 лет. Это серьезный прецедент, когда при содействии общественника четверо стражей порядка сели в тюрьму.

Там был страшный кейс: девушка неоднократно обращалась в полицию, потому что ее преследовал мужчина. Он ее изнасиловал, она обратилась в полицию – не помогли. Потом стал приходить к ней домой, ломать двери – не помогли. Потом его задержали, он сбежал из полицейского участка и сразу пошел к ней домой. Пробил ей голову молотком, а сам повесился в ванной. Причинен тяжкий вред ее здоровью, а ведь за полицейскими она ходила по пятам 20 дней!

Недавно у меня состоялся разговор с министром МВД РК Маратом Ахметжановым, после того, как я написала пост-обращение и попросила, чтобы создали инструкции для жертв насилия.

Это сократит уровень коррупции в полиции, уровень недоверия к полиции и увеличит раскрываемость. Министр уже дал поручение по поводу этих инструкций, фонд “Не молчи.kz” отправит свои предложения.

“Взрослые рассказывают, что в молодости их пытались изнасиловать родные”

Председатель общественного республиканского фонда “INNOVATION PSYCHOLOGY”, практикующий психолог Гульжан ВЕРОЦКАЯ тоже высказала свое мнение, почему о насилии мы слышим всё чаще:

– Обращу внимание на три аспекта: первый – сексуальная неграмотность родителей. Чтобы обезопасить себя, они должны понимать – как разговаривать с детьми на эту тему, объяснить правила безопасности. Второе – взрослые должны сами соблюдать меры безопасности, чтобы ребенок не увидел их во время занятий сексом. Многие признаются, что ребенок стал случайным свидетелем их любовных отношений, увидел, как отец смотрел порно, и так далее.

У меня был мальчик 12 лет, он пытался изнасиловать соседскую девочку. Оказывается, он видел, как папа смотрит порнофильмы. Важно понимать – подростки смотрят на взрослых и пытаются то же проделать с братьями, соседками, сестренками.

Те дети, которые подверглись насилию, тоже имеют свои особенности характера. Как правило, они беззащитны, покорны, их воспитывали в строгости. Ведь не каждого ребенка можно затащить в подвал, кто-то будет кричать, кто-то не станет скрывать. Если дети боятся родителям рассказать – в таких семьях уровень доверия очень низкий.

– Что касается педофилов, – продолжает эксперт, – тут играет роль безнаказанность. И многим насилие сходит с рук, так как есть аспект – наш менталитет, когда всё замалчивается. Ко мне приходят взрослые женщины и рассказывают, что в молодости их пытались изнасиловать родственники, но никто об этом не знал. Самое ужасное, когда матери, зная, что их мужья пристают к дочерям, замалчивают это, предпочитают оставаться замужней, чем начать какой-то процесс. Статус “замужем” важнее судьбы дочери! «Смертная казнь или линчевание»: почему люди не хотят отдавать педофилов под суд

– Мне кажется, проблема еще в том, что нет сексуальной просвещенности населения, а походы в секс-шопы за разными предметами для сексуальных утех у нас не приняты.

– Согласна. Сексуальное просвещение должно быть и соответствовать возрастным категориям детей. Нужно говорить о безопасности, гормональных изменениях, изменениях в форме тела, чтобы девочки, мальчики понимали, что с ними происходит. Для каждого возраста надо написать свою программу. Но наше министерство образования такими вопросами не задается, у них нет специалистов, которые могут сесть и разработать грамотную программу для каждого возраста. Например, что делать, как себя вести, если кто-то подошел на улице и просит снять трусики? Как защитить себя, куда обратиться, если кто-то пристал? Какие существуют сигналы?

– Как-то читала в комментариях в соцсетях, что подростки в аулах якобы занимаются сексом с животными – козами, овцами...

– Слышала об этом, что тоже говорит о непросвещенности. Изначально дети не рождаются насильниками. Условия воспитания, среда их наталкивают на это. Когда идет гормональный бум, им хочется как-то реализовать свою энергию. И взрослым важно помочь ее направить в нужное русло, например, в спорт.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи