Опубликовано: 890

Айман Умарова: к январским событиям готовились минимум два года

Айман Умарова: к январским событиям готовились минимум два года Фото - Тахир САСЫКОВ

Честного и подробного отчета правоохранительных органов о промежуточных результатах расследования январских событий общество ждало давно. И вот, наконец, он состоялся в стенах парламента. Вот только самые шокирующие факты озвучили не государственные органы, а члены независимой комиссии правозащитников.

Потери января

То, что случилось в январе 2022 года, казахстанцы не забудут, наверное, никогда. Но свое выступление перед депутатами генеральный прокурор Берик АСЫЛОВ начал с пятиминутного ролика об уличных беспорядках в городах страны и особенно – в Алматы.

Как пояснил Берик Асылов, сотрудники МВД, бойцы Нацгвардии и минобороны до последнего пытались сдержать насилие и не пускали в ход оружие. Митингующие посчитали это слабостью.

– Толпа с еще большим упорством атаковала сотрудников, используя огнестрельное оружие и подручные средства. Конечной целью акций являлся насильственный захват власти. По закону такие действия расцениваются как акты терроризма. Чтобы остановить насилие на улицах и защитить жизни граждан, сотрудники правоохранительных и специальных органов были вынуждены применить оружие, – объяснил он.

Как уверены в Генпрокуратуре, январские события имели волнообразный характер и стали явным свидетельством сращивания экстремизма, криминала и религиозного радикализма. В результате погромов было повреждено более 1 500 государственных и коммерческих зданий, сожжено 765 автомобилей, телесные увечья получили 3 500 служивых.

Погибли 230 человек, среди которых – 19 военных и силовиков. Больше всего погибших в Алматы – 139 человек.

– На сегодня установлено, что при отражении штурмов административных зданий и в ходе наведения правопорядка, ликвидированы 86 нападавших. Обстоятельства смерти еще 53 человек выясняются. Они обнаружены на территории города с различными ранениями, в том числе: 48 – с огнестрельными, 2 – с ножевыми, 3 – с другими травмами и ожогами. В других 7 регионах 63 нападавших ликвидированы силами правопорядка при обороне зданий акиматов, полиции и департамента КНБ, – перечислил Асылов.

Доподлинно установленных случайных жертв – 20. Из них: 11 – в г. Алматы, 8 – в Алматинской области и 1 – в Таразе. Среди них – те, кто попал под перекрестный огонь, есть погибший от рук погромщиков, а также те, кто не подчинился требованиям военных на блокпостах.

Молодой и безработный

Генпрокуратура сообщила о 3 770 уголовных делах. Подавляющее большинство из них (по фактам убийства, краж, разбоев, хулиганства, хищений оружия) – в производстве МВД. Антикоррупционная служба расследует 234 дела по фактам пыток. Комитет национальной безопасности ведет 15 дел по уголовным статьям о государственной измене, попытках захвата власти и по фактам получения взяток в особо крупном размере.

Самый известный подозреваемый – экс-глава КНБ Карим Масимов. Вместе с ним по делу о госизмене проходят 3 его зама. Но никаких подробностей по линии КНБ пока нет – расследованию присвоен гриф “совершенно секретно”.

Зато генпрокурор обрисовал усредненный портрет участника массовых беспорядков – мужчина до 30 лет, без работы и образования.

Всего на причастность к преступлениям проверили более 22 тысяч человек, 766 взяты под стражу. Среди них: 19 человек – приверженцы деструктивных религиозных течений, 27 – активисты запрещенных экстремистских организаций, 24 – члены организованных преступных групп, 113 – ранее судимы за убийства, кражи, грабежи и разбои.

Также, как сообщили представители правоохранительных органов, в ходе беспорядков было похищено почти 3 тысячи единиц оружия, найдено на сегодняшний день 771 из них. То есть более 2 тысяч ружей, гранатометов, гранат и прочего арсенала – в руках затаившихся преступников.

Не стал Берик Асылов замалчивать и факты пыток. В Генеральную прокуратуру поступила 301 жалоба на недозволенные методы следствия. 9 наиболее резонансных случаев, где задержанные погибли в изоляторах временного содержания, расследуют спецпрокуроры.

В рамках этих дел задержали 9 должностных лиц, из которых: 8 – сотрудников ДКНБ и 1 полицейский. Все они с санкции суда арестованы.

Остальными делами по фактам превышения полномочий силовиками занимается Антикоррупционная служба. По словам главы Агентства по противодействию коррупции Олжаса БЕКТЕНОВА, к ним поступили 125 уголовных дел, связанных с январскими событиями. Следствие затруднено, так как, по словам людей, полицейские, которые их пытали, были в масках, касках и не называли друг друга по именам.

– Сейчас следствие по крупицам восстанавливает январские события по показаниям заявителей и очевидцев, записям, сохранившимся с камер видеонаблюдения. Эта работа осложняется тем, что многие камеры видеонаблюдения не функционировали либо были повреждены в ходе беспорядков. Большинство заявителей, 172 человека, подозреваются в активном участии в массовых беспорядках, – сказал глава Антикора.

Не всё то золото, что отжать хотели

После официальных лиц слово взяла адвокат, член общественной комиссии по расследованию январских событий "AQIQAT" Айман УМАРОВА.

– К январским событиям готовились минимум 2 года, хотя о существовании террористических ячеек информация просачивалась еще ранее. Многие ошибочно полагают, что всё началось с мирных митингов. На самом деле всё началось намного раньше, с информационной подготовки к событиям, – уверена правозащитница.

Проанализировав поведение митингующих, информацию о протестах и до них, опубликованную в СМИ, члены независимой группы "AQIQAT" делают вывод, что массовыми беспорядками руководили профессионально подготовленные группы, среди которых – не только гражданские лица, но и сотрудники специальных служб, а также лица из криминалитета. "Кто-то из руководства спецслужб намеренно ломал план действия войск": подполковник рассказал свою версию о беспорядках в Алматы

Информационная подготовка, по словам Умаровой, имела целями дискредитацию действующего Президента в глазах народа, радикализацию осужденных в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС), а также отъем бизнеса.

Причем у последнего шага было сразу несколько целей. В качестве примера рейдерства с далеко идущими планами Айман Умарова приводит дело бизнесмена из ВКО Галымжана Накбаева. Летом 2019 года его осудили за сокрытие информации о найденном золоторудном месторождении.

Как рассказывает адвокат, в ходе следствия со складов сильнодействующих ядов, принадлежащих Накбаеву, похищено несколько бочек цианида калия. 500 граммов данного вещества достаточно для того, чтобы парализовать население одного города.

На заводе Накбаева кроме 35 бочек цианида находились каустическая сода, азотная кислота и другие химикаты. В деле, как уверяет правозащитница, замешаны сотрудники КНБ.

Гэбистам не место?

Как считают члены независимой комиссии, экс-главу КНБ и его соратников необходимо проверить не только по фактам измены Родине, но и по статье “Терроризм”.

– Если вы обратите внимание на выступления руководителей правоохранительных органов, мы ничего не услышали о регистрации уголовных дел по актам терроризма в отношении Масимова, его заместителей и руководителей региональных департаментов КНБ. Какие причины, когда есть все основания для этого? Прокуратура и другие правоохранительные органы считают, что они не имеют отношения к актам терроризма, массовым беспорядкам только потому, что их не было на месте события уголовных правонарушений? – негодует Умарова.

Частью плана по дискредитации действующей власти правозащитница считает и последовавшую по итогам январских событий кампанию по выпячиванию случаев гибели мирных граждан.

– Я была 5 января на митинге в Алматы и видела своими глазами происходящее. Вы считаете мирными митингующими тех, кто с оружием в руках вышел на митинг, грабил оружейные магазины, избивал и стрелял не только в полицейских, но и в мирных граждан? Тех, кто даже не знает, зачем он находится в толпе, куда и зачем идет? Для какой цели они окружили ДП г. Алматы? Зачем им оружие, “коктейли Молотова”? Для какой цели им захватывать почти одновременно акиматы в разных регионах? Почему митинговали ночами, нападая на людей и на стратегические объекты? Зачем жителям Туркестанской области без официальной работы (большинство работает на рынках) митинговать в Алматы? Почему почти 99,9 % митингующих – мужчины, не знающие чего хотят? Зачем молодые мужчины из Туркестанской, Алматинской, Жамбылской и других областей поехали митинговать в Алматы? – задается вопросами Айман Умарова.

Как удалось выяснить правозащитникам, 5 января среди митинговавших было много азиатов, не владеющих ни казахским, ни русским языками, и этнических казахов из ближнего и дальнего зарубежья.

– В настоящее время мы располагаем информацией о том, что начиная с 2019 года в Казахстан заехали из Афганистана лица, получившие определенный статус, чьи данные паспорта аннулированы недавно, после январских событий, а сами они покинули РК, выехав в Турцию и Европу, – говорит Айман Умарова.

Также, исходя из выступления Айман Умаровой, можно сделать вывод о том, что отдельные сотрудники КНБ и после беспорядков продолжили свою диверсантскую деятельность: именно они были зачинщиками большинства случаев неправомерного обращения с задержанными, чинят препятствия в расследовании некоторых эпизодов. К примеру – расследования фактов гибели членов семьи Сагындыковых.

Поэтому члены комиссии "AQIQAT" просят исключить всех сотрудников КНБ из межведомственной следственно-оперативной группы, а также обратить внимание на деятельность прокуроров отдельных регионов, на которых правозащитникам поступило подозрительно много жалоб от населения.

На главные вопросы ответов нет

Заслушав все отчеты, мажилисмены несколько часов мучили чиновников разного рода вопросами, среди которых были и просьбы пострадавших от погромов бизнесменов об ускорении процедур выплат компенсации, и рассуждения о том, что надо делать для того, чтобы такого в истории Казахстана больше не повторилось.

Но главный вопрос задал депутат Канат НУРОВ:

– Я не понял, кто был заказчиком, организатором этого госпереворота? Не вижу общей картины заговора. Есть ли хоть какая-нибудь рабочая версия того, каков был план заговорщиков и кто в итоге должен был их возглавить? – по-простому обратился он к генпрокурору.

– Это очень серьезные вопросы, поэтому сразу ответить в настоящее время затрудняюсь. В конце расследования придем к этому вопросу точно, – честно признался Берик Асылов.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи