Опубликовано: 1300

Записки следователя: как раскрывал преступления в послевоенные годы легендарный милиционер

Записки следователя: как раскрывал преступления в послевоенные годы легендарный милиционер

О двух делах, которые в 1948 году удалось раскрыть следователю МВД Ивану Кузьмичу Каракозову, рассказывает бывший директор музея ДВД города Алматы Людмила Михайловна КОЛЕСНИКОВА.

ДЕЛО № 1: САМОУБИЙСТВО ИЛИ УБИЙСТВО?

– День начался с короткого доклада оперативного дежурного: в поселке Каскелен Алма-Атинской области обнаружен труп женщины, – начала свое повествование Людмила Михайловна. – Всякое новое дело вызывало у Каракозова смешанные чувства. Как огорчение из-за трагической смерти очередного потерпевшего, так и любопытство. Желание состязаться с преступником. Следователь приучил себя не увлекаться версиями до полного ознакомления с местом обнаружения трупа. И всё же он не мог избавиться от вопросов: было ли это убийством или самоубийством? Если последнее, то из-за чего женщина решилась на роковой шаг?

…Дежурный “Виллис” шел на предельной скорости, но Каракозову казалось, что можно бы ехать быстрее. Едва машина остановилась у дома погибшей, Акмарал Мансоровой, как к ней подскочил местный участковый уполномоченный. Представившись, как положено, он доложил, что, скорее всего, в данном случае произошло самоубийство. Вскоре выяснилось, что Мансорова около 10 лет назад разошлась со своим мужем Камалом и получала от него алименты на 12-летнего сына Айдоса.

Убралась, приготовила еду – и… повесилась?!

Во время осмотра места обнаружения трупа следователя удивило и, более того, насторожило то, что в квартире, где только что трагически умерла хозяйка, всё оказалось в полном порядке. Полы недавно вымыты, в печке – свежий хлеб, а все вещи – на своих местах. Каракозов начал изучать жилище с кладовки. Оттуда, где и нашли повешенную хозяйку.

Как рассказали соседи погибшей, ее сын Айдос, проснувшись, вышел из комнаты и увидел там свою мать.

Его крик услышал проходивший мимо гражданин Морозов. Вбежав в дом, он ножом перерезал веревку и принялся делать женщине искусственное дыхание. Но, к сожалению, всё было бесполезно. Каракозов принялся осматривать деревянную перекладину, через которую была перекинута веревка. И на этой самой перекладине он заметил вдавленный след. По своему немалому опыту следователь знал, что подобный след веревка может оставить лишь тогда, когда на ней поднимают вверх немалую тяжесть. Например, тело погибшей? Иван Кузьмич заметил, что у погибшей разбита губа. Почему?

Каракозов направил тело на судебно-медицинскую экспертизу. Вскоре патологоанатом вынес свое заключение: Мансорову сначала кто-то задушил, а уже потом мертвую повесил на перекладине. Иван Кузьмич не сомневался, что убийца скрывается где-то здесь, среди местных жителей. Но кто он и что именно толкнуло его на такое преступление?

Интуиция подсказывала, что снятая с перекладины веревка должна привести к разгадке тайны. И Каракозов не ошибся.

Стоило только показать эту веревку понятым из местных, как те в один голос заявили, что это чересседельник для ишака или бычка.

Короче говоря, часть упряжи, предназначенной для легкой повозки. Следователь выяснил, что подобный транспорт есть у 5 жителей поселка. Четверо из них еще до трагического случая выехали из поселка в командировки и назад пока не возвратились. Пятый чересседельник принадлежал бывшему супругу погибшей, Камалу Мансорову.

Орудие преступления – часть упряжи

Иван Кузьмич вместе с понятыми направился к нему домой. Подойдя ко двору Камала Мансорова, следователь незаметно повесил изъятую веревку, на которой висела погибшая, на забор. Когда же на стук вышла новая жена Мансорова, Каракозов как бы случайно спросил у нее: где чересседельник? Удивившись такому вопросу, женщина осмотрелась. И, увидев на заборе повешенный туда следователем предмет, радостно воскликнула: – Да вот же он! Наверное, муж недавно принес. Убийство пытались замаскировать под суицид

Затем, по просьбе Ивана Кузьмича, она запрягла бычка. Тут следователь обратил внимание на то, что примятые и вытертые места чересседельника полностью совпали с другой упряжью. Значит, чересседельник этот – именно от этой повозки. Закрепив это в протоколе осмотра и заверив подписью жены Мансорова и понятых, следователь ушел.

Один из понятых шепнул Каракозову о 14-летней девочке Розе, которая гостила в семье Мансоровых.

Но Иван Кузьмич не стал расспрашивать новую жену Камала, где эта самая девочка. Он не хотел, чтобы подозреваемый раньше времени насторожился. Следователь отыскал Розу в соседнем поселке у ее тетки. Девочка была явно чем-то напугана и упорно отказывалась говорить. Пришлось позвать на помощь учительницу Розы, которой та полностью доверяла. И девочка под большим секретом поведала ей о том, что она видела.

Согласно ее показаниям, ночью сын Мансорова, маленький Мансур, вдруг начал плакать. Роза встала, чтобы разбудить Айсулу, новую жену Камала. Но обнаружила, что никого из взрослых дома нет. Девочка сама успокоила маленького Мансура и легла спать. Но, встревоженная отсутствием хозяев, заснуть не смогла. Прежде чем Камал и Айсулу вернулись домой, прошло немало времени. Роза притворилась спящей и увидела, что Айсулу нашла на рукаве у Камала кровь. Тогда хозяин дома снял гимнастерку и отнес ее в сарай, а сам переоделся и отправился на работу. Записав и оформив должным образом все эти показания Розы, Каракозов задержал Мансорова по подозрению в убийстве.

Эксперты-криминалисты изъяли из-под ногтей у подозреваемого пробу и вместе с гимнастеркой направили на экспертизу. Заключение гласило: на гимнастерке и в пробах из-под ногтей Мансорова обнаружена человеческая кровь, которая по группе совпадает с кровью погибшей. При этом эксперты отметили, что с кровью самого Мансорова выявленная кровь не совпадает.

Когда подозреваемому предъявили обвинение в убийстве, он долго возмущался, угрожал следователю и прокурору, заявлял им отвод.

Но с каждым новым доказательством его вины всё больше запутывался. Наконец, обвиняемый осознал, что собранные против него улики уже невозможно опровергнуть. И тогда он решил во всем сознаться.

– Да, это я убил Акмарал, – тихо, почти шепотом пояснил Мансоров.

На вопрос Каракозова: “Зачем?” – обвиняемый пояснил, что ему надоело выплачивать ей алименты на их общего сына…

Как оказалось, он пришел к бывшей жене и устроил скандал. Во время ссоры неожиданно ударил женщину и разбил ей губу. Та упала и на несколько минут потеряла сознание. Этого времени убийце вполне хватило, чтобы сбегать за чересседельником и повесить бывшую супругу на перекладине в кладовке.

Со стороны кое-кому из читателей может показаться, что всё очень просто: приехал, увидел, разоблачил. Но это так только кажется.

ДЕЛО № 2: ПАРАЗИТЫ

…В кабинет следователя Каракозова вошел технический руководитель одного из районных пищепромов Алматинской области. Он заявил, что хочет написать заявление на расхитителей муки. Время было послевоенное, и каждый грамм продуктов был, без всякого преувеличения, на вес золота. Народ прилагал максимум усилий, чтобы восстановить разрушенное войной хозяйство и терпеливо переносил лишения. А тут такое! По словам заявителя, заведующий кондитерским цехом Березин продал одному из местных жителей 12 килограммов муки, а директор райпищепрома увез себе домой целых 2 мешка!

Райпищепром – немаленькое предприятие, имеющее помимо ряда производств мельницу, занятую помолом государственного и так называемого давальческого (частного) зерна. Убедившись в причастности некоторых работников комбината к хищениям, следователь произвел обыск у заподозренных и обнаружил множество ценных вещей и крупные суммы денег. Но это всё еще требовалось правильно оформить, приобщить к материалам уголовного дела, а затем доказать.

Каракозов обратил внимание на то, что большинство материально ответственных лиц предприятия приходились друг другу родственниками.

Все они постоянно гостили друг у друга и жили явно не по средствам. Иван Кузьмич принялся изучать образ жизни этих людей. И тут выяснилось, что некоторые из них уже были судимы за растрату государственных средств.

Хищения есть, но их как будто нет

Казалось, картина группового хищения ясна. Осталось определить его размеры и установить конкретных виновников. Следователь решил провести на предприятии тщательную ревизию. Но ее финал оказался вовсе не таким, как предполагал Каракозов. Как ревизоры ни старались, никто из них так и не сумел найти в цехах хоть какие-нибудь нарушения! Однако Иван Кузьмич решил руки не опускать. И добился более глубокой ревизии всей системы райпищепрома. Ревизоры проводили проверку больше месяца. И вновь ничего криминального не накопали…

Конечно, следователь понимал, что он имеет дело с тщательно завуалированным и ловко скрытым преступлением. Но как это доказать? Как обойти поверхностное отношение к делу одних и преступную волю других? И вот в такой критический момент, когда, возможно, решалась его собственная судьба, Каракозов сумел найти нужный подход к честным и знающим работникам этого предприятия. С их помощью следователь проник в самые сокровенные глубины огромного предприятия.

Первый обнадеживающий результат дал лично проведенный им анализ документов. Каракозову показалась подозрительной операция по списанию 28 тонн отходов, переданных подсобному хозяйству.

Подозрения перешли в уверенность, когда он установил, что отходы в подсобное хозяйство так и не поступили. Возник вопрос: куда же они делись?

Преодолевая скрытое, но всё возрастающее противодействие администрации и опираясь на верных помощников, Каракозов установил, что на мельнице выход муки и отходов после помола определяется только лабораторным способом. Тогда как закон требует фактического перевешивания. Вот, оказывается, откуда брались излишки муки.

Виновные понесли заслуженное наказание

Помимо этого, следственный эксперимент доказал, что мука недостаточно очищена от сорной примеси. Что это – случайность или злонамеренность?

Следователь тщательно осмотрел мельницу и после упорных поисков на чердаке среди всякого хлама нашел пригодные для употребления фабричные сита. Как оказалось, их несколько лет назад зачем-то заменили на кустарно изготовленные, у которых отверстия были значительно больше, чем у фабричных. Наконец-то тонкая ниточка, ежеминутно грозившая оборваться, привела к разгадке крупного хищения. Экспертиза установила, что кустарно изготовленные сита очищают муку только на 25,6 процента.

Как только Каракозов добыл эти данные, главари не на шутку перепугались.

Тотчас в адрес следователя посыпались всевозможные угрозы. Дошло до того, что его вызвал начальник райотдела МГБ майор Харчов и потребовал, чтобы Каракозов или сам прекратил дело, или передал ему для прекращения…

Каракозов доложил обо всем прокурору района Шарикову. Не встретив поддержки, выехал к прокурору республики, который срочно принял нужные меры и тем самым помог следователю. По его настоянию была создана специальная комиссия. Она выяснила, что майор Харчов, являясь близким родственником главных обвиняемых, помогал им скрывать следы хищения. А ревизоров угрозами принудил дать заведомо ложное заключение. За это его отдали под суд. Отстранили от работы и прокурора района Шарикова. Большая группа расхитителей была приговорена к разным срокам лишения свободы, а их имущество конфисковано в доход государства.

АЛМАТЫ

Фамилии действующих лиц изменены по этическим соображениям.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи