Опубликовано: 10300

Странные акции "СК-Фармации": почему в разгар эпидемии Казахстан остался без тестов на коронавирус

Странные акции "СК-Фармации": почему в разгар эпидемии Казахстан остался без тестов на коронавирус Фото - Тестирование на коронавирус. Алматы. "Халык Арена". 1 июля 2020 г. Фото Тахира САСЫКОВА

В разгар эпидемии страна осталась без лекарств и тестов на коронавирус.

Чиновники знали о надвигающейся проблеме, у нас было несколько месяцев на подготовку и деньги, но как итог – тысячи заболевших, которым предлагают лечиться на дому. Самим. Многие там и умирают от смертельной инфекции. Огромная пасть “СК-Фармации”, проглатывающая ежегодно миллиарды тенге, сегодня отрыгивает один документ за другим в попытках наспех организовать закуп средств спасения казахстанцев. Но упущенное время не вернуть.

Казахстанские социальные сети стали одним из котлов виртуального ада, где раздаются крики о помощи тех, кто болеет COVID-19. Но никто не может им помочь. Больницы переполнены, тестов нет, а без них они не могут попасть на компьютерную томографию (КТ).

– Я заболела 3 недели назад, тогда еще были тесты. Результат оказался положительным, – рассказывает в “Фейсбуке” Мария СИТИНЦЕВА. – Через 10 дней начали болеть другие члены семьи. Чуть позже сделали тесты, но у них, к нашему удивлению, оказался отрицательный результат, хотя все симптомы были. Позже выяснили, что, оказывается, закончились реагенты. Через неделю мы снова пытались их сдать. Нам сделали забор, но через 2 дня сообщили, что нет материалов для проведения тестов. Наш анализ будут держать 3 дня максимум, если не поступят реагенты, придется выкинуть. И дальше ждать.

– Из-за отсутствия тестов меня уже несколько недель не могут снять с учета по COVID-19. Я переболела, выздоровела, но не могу подтвердить это и вынуждена продолжать сидеть в изоляции. Не могу выйти на работу уже больше месяца, – сообщила нам Анастасия ЗАХАРОВА.

– Мы провели тест дочери, он оказался положительным. На самом деле никаких признаков болезни не было, нужен был просто документ для участия в спортивном мероприятии. Выступление ребенка сорвалось, посадили всех на изоляцию, а позже выяснилось, что эта лаборатория всем выдавала ложноположительный результат. Люди озлоблены, готовы подать коллективный иск, а лаборатории и след простыл, – рассказал алматинец Кайрат.

А вскоре стало известно, что у лабораторий нет реагентов. И они все дружно закрылись, оставив казахстанцев вообще без возможности диагностики в самый пик заболеваемости. Некоторые ограничились объявлениями, что работа приостановлена и, возможно, возобновится после 1 июля. С людьми они готовы общаться только через мессенджеры. Никаких звонков и объяснений. Тесты нигде не делают ни платно, ни бесплатно – по направлению из поликлиник.

Тесты есть, но их нет!

Но почему они закончились? Еще 6 апреля СМИ облетела новость, что наши ученые разработали свои, казахстанские тест-системы. Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ направил приветственное письмо с благодарностью коллективам Национального научного центра особо опасных инфекций имени М. Айкимбаева и Национального центра биотехнологии, которые работали над проектом.

“Поздравляю коллективы двух ведущих отечественных научных институтов с большим достижением – собственной разработкой диагностических тест-систем для определения коронавируса. Благодаря работе ученых и специалистов Национального научного центра особо опасных инфекций и Национального центра биотехнологии удалось в сжатые сроки создать жизненно необходимые тесты, которые соответствуют всем установленным международным стандартам. Ваши достижения демонстрируют высокую конкурентоспособность отечественной биомедицинской отрасли и перспективность ее разработок в условиях борьбы с распространением коронавирусной инфекции в мире. Уверен, что разработанные тесты помогут сохранить жизнь и здоровье тысячам казахстанцев”, – сказал глава государства.

Однако вскоре выяснилось, что тесты продолжают закупать за границей, а сегодня, когда их нет вообще, возникает вопрос: что случилось с казахстанскими?

Мы связались с представителями обоих научных центров. Нам сообщили, что тесты действительно есть, но их не производят в промышленном объеме.

– Мы в составе МОН РК, мы не можем производить тесты. Для этого нужно пройти долгие процедуры регистрации, согласования, дополнительные исследования. Да, мы первыми дали 350 тест-систем, которые помогли выявить зараженных в самом начале эпидемии. Сегодня таких людей тысячи… Для того чтобы перекрыть такую потребность, нужно запускать серьезное производство, – сообщил наш источник из Национального центра биотехнологий.

Анализ на коррупционность

Между тем производитель тестов Алтай КАЛЫМБЕТОВ, который был готов поставлять их еще в январе, о чем писал “КАРАВАН”, оказался не у дел. У него так и не было закуплено ни одного теста ПЦР.

– Дефицит в ПЦР-диагностике на коронавирус искусственный, – сообщил он на днях на своей странице в “Фейсбуке”. – Придет время, и все чиновники, участвовавшие в этом “бизнесе во время чумы”, ответят за каждую потерянную жизнь. И я молчать не буду! Знайте, подонки, я вас всех знаю!

Пост вызвал град комментариев, среди которых были слова поддержки, а также откровенная агрессия и обвинения. Представитель международной организации “Human rights & Rule оf Law” Людмила КОЗЛОВСКА написала, что в случае, если на Алтая Калымбетова будет оказано давление в связи с его высказываниями, он может обратиться для защиты к ним. Скандал с ПЦР-тестами вышел уже на международный уровень.

Ердан КУАНЫШ, член совета по этике Агентства по делам госслужбы по г. Алматы, призывает антикоррупционные службы срочно подключиться к работе. У себя на странице в "Фейсбуке" он сообщает: “Писал на днях о необходимости тщательного расследования вопроса нехватки тестов для диагностирования. Предлагаю ввести представителя Антикоррупционной службы в состав городского штаба”.

Ситуация напряжена до предела.

Чем же занимается “СК-Фармация”, которая должна была обеспечить закуп и бесперебойную поставку тестов, чтобы не создавать этот коллапс? Или всё скинули на плечи частников, которые во главу угла поставили прибыль? Сорвали куш и сегодня ушли в тень.

Сейчас “СК-Фармация” создает видимость бурной деятельности. Все закупки для решения проблем с COVID-19 там вынесли в раздел “особые”. В срочном порядке было размещено приглашение для участия в закупе медицинских изделий в целях недопущения дальнейшего распространения коронавирусной инфекции, где сообщается, что планируется закуп “реагентов для определения антител класса G (IgG), М (IgM), иммуноспецифических антител IgG к антигенам N, S1, S2 к коронавирусу SARS-CoV-2 методом иммуноферментного анализа” на сумму 365 290 545,69 тенге, по цене 2 753,73 тенге за штуку. Это тесты, которые позволяют увидеть наличие антител, они показывают результат уже переболевшим коронавирусом. Но в пик эпидемии нужна ПЦР-диагностика.

Этот вид тестов тоже планируется закупить. Согласно опубликованному документу, на “Набор реагентов для выявления коронавирусов SARS-CoV-2 методом ПЦР обратной транскрипции и полимеразной цепной реакции в режиме реального времени” выделено 2 348 835 762 тенге. Это 507 975 единиц по цене 4 623,92 тенге за каждую. Между тем в условиях поставки – огромное количество пунктов, которые в сжатые сроки, обозначенные документом, соблюсти сможет далеко не любой желающий, даже если у него лежит готовая партия тестов.

Алтай Калымбетов, несмотря на острый дефицит тестов в стране, снова не смог войти в закуп. Мы спросили его: “Почему?”

– Когда стали изучать условия для того, чтобы принять участие в этом закупе, мы увидели, что они четко прописаны под определенные тест-системы. Там определенные технические требования, мы под них просто не подходим. Нас автоматически выбрасывают из этого закупа. Чтобы соответствовать, нам нужно подогнать наши тесты, а это требует дополнительного оборудования, в частности для сушки. А это трата плюс 240 тысяч долларов. Пока мы подготовим все документы на соответствие, пройдет время. При этом “СК-Фармация” может расторгнуть с нами договор в одностороннем порядке в любой момент. Все условия, которые там прописаны, оказываются неудобными и неприемлемыми для бизнеса. В течение короткого времени всё подготовить под их требования просто невозможно.

У нас предельная мощность – 3 миллиона тестов в месяц. Мы готовы их дать за 2 400 тенге. Это меньше, чем та цена, которая указана в закупе. Но мы не попадаем по условиям конкурса.

– Вы предполагаете, что эти условия были написаны под кого-то конкретно?

– Да, не исключаю. "Вопросы о лечении казахстанским врачам задают сутками сотни людей": дневник заболевшего коронавирусом

– Скажите, раз цены закупа достаточно низкие, почему людям делали тогда тесты за 19 тысяч тенге?

– Цена в конкурсе – это стоимость реагентов, но есть еще коэффициент накрутки, слышал, он равен 2,4. Что в него входит, не знаю. Я считаю, что приемлемая цена с работой и всеми затратами на тест-средства, транспортными расходами должна быть в итоге не выше 10 тысяч тенге.

Пока же минздрав распространил официальную информацию, что правительством выделен почти миллиард тенге на закуп 1,2 миллиона тестов. Они поступят в ближайшее время, чиновники обещали постоянно поддерживать их запас.

Куда дели лекарства?

Кто победит в конкурсе заку­пок, объявленном “СК-Фармация”, пока неизвестно. Потребителю, впрочем, это не важно, главное – чтобы была возможность пройти тест на коронавирус. И чтобы он дал достоверный результат.

Здесь стоит отметить, что при проведении закупов в условиях ЧС, которые в последние месяцы проводила “СК-Фармация”, частенько не находилось участников, соответствующих всем требованиям. Так, например, при особом закупе парацетамола, который был проведен 12 марта, не нашлось ни одного кандидата на его поставку! Он был признан несостоявшимся.

По другим категориям лекарств и медицинских средств картина не лучше: “СК-Фармация” отклоняла заявки участников пачками. Где-то по причине того, что не предоставлены копии документов по регистрации или бумага, подтверждающая отсутствие (наличие) налоговой задолженности, задолженности по обязательным пенсионным взносам.

Кандидаты отмечают, что в условиях кризиса они тратят больше времени на преодоление административных барьеров. И лучше с “СК-Фармацией” вообще не связываться.

Правила правилами, но в условиях пандемии можно было сделать систему закупок более гибкой и эффективной! Ведь каждый отодвинутый закуп – это упущенное время. Сегодня поставщикам лекарств легче продавать свою продукцию на рынке: люди готовы скупать жизненно необходимые препараты за любые деньги. Так, антибиотик азитромицин из-под полы на просторах Казнета предлагают по 10 тысяч тенге. Народ рад даже этому, он остался наедине с бедой вообще безоружным: лекарства закончились, в больницы за профессиональной помощью не попасть!

– Муж простоял 3 часа в очереди в аптеку, но так и не смог купить антибиотик, – жалуется алматинка Елена.

Интересный факт: азитромицин, за которым охотятся люди, как за последней надеждой на спасение, входит в перечень лекарственных средств, медицинских изделий, предоставляемых в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. Так, в списке на 2020 год значится, что препарат должен был быть закуплен в дозировке 500 мг за 325 тенге 24 тиына. Он производится в Казахстане компанией “Нобель Алматинская фармацевтическая фабрика”. О каком дефиците может идти речь?

Если этот дефицит искусственный, что не исключается, государство обязано пресечь это и выдать людям лекарство бесплатно. За него уже заплатили налогоплательщики, он входит в список ГОБМП!

Но никто из опрошенных больных COVID-19 не сообщал, что ему выдали лекарство бесплатно из той же поликлиники, где он наблюдается.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи