Опубликовано: 10800

Стон бизнесменов: госорганы открыли вторую волну охоты на предпринимателей

Стон бизнесменов: госорганы открыли вторую волну охоты на предпринимателей Фото - Лариса ЧЕН

Карагандинские предприниматели обратились с письмом отчаяния к главе государства. В своем послании они просят оградить “выживший” после первой волны коронавируса бизнес от давления со стороны правоохранительных и фискальных органов в условиях моратория.

“Вторая волна” наездов

В начале года, как раз перед карантином, “КАРАВАН” рассказывал своим читателям о противостоянии бизнеса и налоговиков в Карагандинской области. Тогда фискалы, ссылаясь на постановление Верховного суда РК № 4, массово подавали против предпринимателей иски, основанные на предположениях об уклонении от налогов в прошлые годы. А затем доначисляли им миллионные суммы по якобы неуплаченным счетам.

Отчасти благодаря нашим публикациям и по многочисленным жалобам представителей бизнеса Верховный суд внес в то самое спорное постановление изменения, по сути, запрещающие судам нижестоящих инстанций принимать исковые заявления о признании сделок недействительными, не подкрепленные твердой доказательной базой (приговорами, постановлениями судов, вступившими в законную силу). С того момента судебная практика резко изменилась. Затем последовали введение карантинного режима в связи с пандемией коронавируса и принятие связанных с ним мер по поддержке МСБ. Казалось бы, само время расставило всё по своим местам, и о “гонениях” на уцелевших в неравном бою с мировым злом предпринимателей не может быть и речи.

Но это только казалось. Даже в самых экстремальных условиях фискалы Карагандинской области выделились среди коллег из других регионов нашей страны, по-своему истолковав словосочетание “всесторонняя поддержка малого и среднего бизнеса”. Как иначе можно расценить коллективное обращение предпринимателей региона, которое они направили Президенту РК Касым-Жомарту ТОКАЕВУ и в котором открыто заявляют о вновь начавшейся “охоте” на бизнес – теперь не только со стороны местных органов министерства финансов, но и Агентства по противодействию коррупции Республики Казахстан.

“Сегодня в Карагандинской области ситуация для бизнеса складывается удручающая. В очередной раз предприниматели подвергаются необоснованному уголовному преследованию и массовым проверкам. Совсем недавно мы пережили негативную практику противостояния государственных органов и предпринимателей по проблемам признания сделок недействительными. В настоящее время наблюдается аналогичная практика вовлечения предпринимателей в орбиту уголовного преследования и проведения налоговых проверок в условиях моратория, – пишут они. – Хотелось бы, чтобы правоохранительными, налоговыми, судебными органами не игнорировалось важное требование вашего Послания народу Казахстана: “Любое незаконное вмешательство государственных структур в предпринимательскую деятельность, воспрепятствование работе бизнесменов должны восприниматься как тягчайшее преступление против государства”.

Ущерб заказывали?

По словам юриста Ассоциации застройщиков Карагандинской области Ботагоз САДУОВОЙ, идея обратиться с просьбой о восстановлении законности к главе государства возникла у представителей карагандинского предпринимательства не с бухты-барахты.

– Те поправки, которые были внесены в нормативное постановление № 4 Верховного суда РК, благотворно сказались на бизнесе, – отмечает она. – Налоговый комитет практически перестал подавать иски о признании сделок недействительными. Но, к сожалению, радость наша была преждевременной, так как предпринимателей стали массово вовлекать в орбиту уголовного преследования.

Как пояснила Ботагоз Садуова, для того, чтобы возбудить уголовное дело, необходимо наличие ущерба, подтвержденного актами проверок, ревизией аудита. Однако сотрудники ДЭРа и антикора значительно упростили себе задачу, при этом нарушив принципы уголовно-процессуального законодательства.

Они привлекают экспертов-специалистов для определения “ущерба” и последующего возбуждения уголовного дела.

Хотя положениями статей 79, 80 УПК привлечение эксперта, специалиста регламентировано в ходе производства по уголовному делу, но никак не для возбуждения уголовного дела.

– Так вот, как устанавливают ущерб. Сотрудники ДЭРа (департамент экономических расследований) либо антикора привлекают частного судебного эксперта для выполнения заведомо определенной задачи – выявления ущерба на объектах государственных закупок. Вся соль заключается в том, что они не ставят вопрос о том, есть там ущерб или нет, а задают конкретные вопросы по определению размеров ущерба. И эксперты, отвечая на конкретно поставленные вопросы, за своей подписью составляют заключение строительно-экономической экспертизы с указанием ущерба.

“Далее рапорт оперуполномоченного регистрируется в ЕРДР, после чего в отношении предпринимателя начинается производство досудебного расследования, сроки которого варьируют от 2 месяцев и более. И в отношении предпринимателя, как и его контрагентов, выносят постановление о проведении тематических проверок по НДС, КПН, – подробно расписывают предприниматели процесс вовлечения в орбиту уголовного преследования. – В результате начало досудебного расследования на основании заключения (справки) по неуплате налогов в бюджет специалиста, который не является должностным и компетентным лицом налоговых органов, является незаконным. Однако заявления предпринимателей и стороны защиты по таким фактам остаются без удовлетворения”.

По словам юриста Ассоциации застройщиков Карагандинской области, метод, которым выводится ущерб от неуплаты налогов, также далек от корректности.

– Специалист берет сведения аналитического отчета “Пирамида по покупателям”, а данные отчета “Пирамида по поставщикам” не учитывает, в результате чего выходит, будто у предпринимателя был сплошной доход и он совершал предпринимательскую деятельность вообще без затрат. И со всей реализации предпринимателя за несколько лет, и из всего оборота высчитывается 32 процента (12 процентов – НДС, 20 процентов – КПН). Представляете, какая внушительная сумма там выходит? И вот эта-то миллионная сумма фигурирует в заключении как “сумма ущерба от неуплаченных налогов”. Причем, согласно Налоговому кодексу, определение налоговых обязательств перед бюджетом является прерогативой налоговых органов. Тогда как зачастую специалист, который составляет справку (заключение) об ущербе, является сотрудником того же ДЭРа или антикора и не обладает специальными знаниями в области налогообложения.

Здесь читать, здесь не читать…

Директор Ассоциации застройщиков Карагандинской области Найля КАИРБЕКОВА проиллюстрировала слова юриста реальным примером:

– Вот уже два года ПК “АСПАП” находится в перманентном состоянии проверки. Руководитель фирмы не занимается своими прямыми обязанностями – не строит, а ходит по кабинетам следователей и по судам. И всё потому, что оперативник ДЭРа написал рапорт о том, что, по его данным, при выполнении государственного заказа на строительство школы произошло хищение. На этом основании был приглашен специалист – эксперт из Нур-Султана, перед которым поставили конкретный вопрос: “Какой ущерб был причинен?”. Эксперт истребовал у заказчика документы (а это целый кубометр бумаг), изучил и дал заключение о том, что в построенной ПК “АСПАП” школе нет радиаторов отопления и окон, вследствие чего был причинен ущерб на сумму свыше 48 миллионов тенге. Это дело регистрируют в ЕРДР, возбуждают уголовное дело в отношении предпринимателя, и начинается прессинг на него.

По словам Найли Камаловны, несмотря на пресловутую тайну следствия и неопределенность ситуации, информация об уголовном преследовании руководителя фирмы просочилась “в мир”.

– В прессе появилась информация о том, что якобы выявили хищение на 48 миллионов тенге. Банк, с которым многие годы успешно работал предприниматель, перестал выдавать кредиты. Поставщики, с которыми он на взаимовыгодных условиях многие годы сотрудничал, стали отказывать в поставках стройматериалов без предоплаты. Несмотря на действующую в Казахстане презумпцию невиновности, то есть принцип, согласно которому человек считается невиновным, пока его вина не будет доказана в суде, наш предприниматель из-за действий сотрудников ДЭРа попал в нижнюю границу уровня доверия партнеров, и его бизнесу был причинен весомый ущерб.

Как говорит Найля Каирбекова, лишь спустя два года следователь обратил внимание на ошибку, допущенную экспертом. Оказалось, что при изучении бумаг специалист увидела то, что из сметы были исключены чугунные радиаторы отопления. А то, что вместо них по просьбе заказчика были включены биметаллические радиаторы, ускользнуло от ее внимания. Поехать же и посмотреть на то, каким образом ученики и педколлектив на протяжении трех лет “обитают” в школе без окон и батарей, почему-то было нельзя.

– Уголовное дело закрыли и перед предпринимателем даже не извинились, – резюмирует Найля Камаловна. – Видимо, по принципу: “Ваша свобода – не ваша заслуга, а наша недоработка”.

Откуда ссылки?

Юристы, защищающие права и интересы бизнеса, хватаются за головы, глядя на то, как легко и непринужденно налоговики находят поводы для доначислений, “легким движением руки” превращая вчерашних солидных предпринимателей в “подозреваемых”.

– Налоговые органы исключают из зачета и вычетов все затраты по поставщикам, которых они причисляют к “неблагонадежным” – без наличия судебных актов о признании сделок или регистрации недействительными, – перечисляет нарушения со стороны госорганов Ботагоз Садуова. – В акте проверки ТОО “ASSK Ltd” специалист налоговой, например, на полном серьезе расписала понятие “неблагонадежность” и под этой маркой “выкинула” из зачета сделки с теми поставщиками, которые, по ее мнению, под это определение подходили. Причем откуда она взяла трактовку понятия “неблагонадежность”, как “некоторого динамичного процесса, изменяющегося во времени под влиянием внешних и внутренних причин и отражающего готовность индивида предпринять действия, которые в его социально-культурной среде более высокого уровня могут быть расценены как нарушение существующих норм и традиций…” (цитата), абсолютно непонятно. В Налоговом кодексе определение “неблагонадежность” отсутствует. Вместо упрощения условий для бизнеса налоговики решили закрутить гайки

Кстати, заинтересовавшись происхождением ссылки, автор этих строк погуглила вышеназванную цитату и выяснила ее происхождение. К моему удивлению, это понятие “неблагонадежности” приписывают перу некоего Харского К. В. – бизнес-тренера, спикера, писателя, так же далекого от фискальных органов, как и я – от квантовой физики. Но вернемся к нашим налогам…

Также для доначислений по НДС и КПН фискалы, по словам юриста Ассоциации застройщиков, порой требуют от предпринимателей мыслимые и немыслимые документы, не имеющие никакого отношения к признанию сделок недействительными.

– В актах проверок они, например, ссылаются на Закон “Об автомобильном транспорте” и на основании отсутствия товаротранспортных накладных и путевых листов, которые, кстати, должны заполнять грузоотправители, доначисляют бизнесу неподъемные двойные суммы НДС, КПН, пени и штрафные санкции, что фактически ведет к приостановлению и даже прекращению деятельности, – возмущается Ботагоз Садуова. – А ведь в статьях 264, 403 Налогового кодекса РК, определяющих исчерпывающий перечень оснований для неотнесения на затраты и в зачет, нет ничего ни о товаротранспортных накладных, ни о путевых листах.

Как говорят предприниматели, самое печальное в этой ситуации – то, что ни в апелляционной инстанции министерства финансов РК, ни в суде найти поддержку и понимание им не удается.

– Апелляционная комиссия минфина состоит сплошь из представителей государственных органов, а интересы бизнеса представляют только два члена от НПП “Атамекен” с правом одного голоса. Естественно, этот голос не будет решающим! В суде само обжалование результатов проверки – очень затратная процедура, так как уплата одного процента госпошлины от космических сумм доначислений бьет по карману предпринимателя. Суммы доначислений – миллионные, от 60 до 300 миллионов. Посчитайте один процент от этих сумм. Но даже и уплатив, мы знаем, что судебная практика сложилась не в пользу бизнесменов. Практически в 99 процентах случаев первая и апелляционная инстанции оставляют уведомления о результатах налоговой проверки без изменения. Не знаем почему. То ли потому что налоговое законодательство судьи не знают в совершенстве, то ли еще что-то. Остается только догадываться, почему в Карагандинской области сложилась такая практика.

Кроме того, отмечают в Ассоциации застройщиков региона, при наличии трехзвенной судебной системы обжалование судебных актов в кассационной инстанции Верховного суда предпринимателями фактически невозможно. Ходатайства о пересмотре судебных актов предварительно и единолично рассматривает судья ВС и, как правило, не находит оснований для их рассмотрения.

Давайте соблюдать!

Для чего в Карагандинской области налоговиками инициирована, а судами поддержана “вторая волна” “охоты” на предпринимателей, представителям бизнес-ассоциаций остается только гадать.

– В “первую волну”, когда речь шла о признании сделок недействительными, мы думали, что таким путем происходит монополизация рынка, – делится своими догадками президент Казахстанской ассоциации предпринимателей и сервисных услуг Карагандинской области Ермек АБИЛЬДИН. – Но сейчас мы видим: за это время на территорию Карагандинской области не зашло ни одного нового “игрока” на строительном рынке. И остается только одна версия: у нас, к сожалению, все государственные служащие – временщики. Они не думают о будущем, о прошлом, а занимаются только настоящим.

они находятся на должностях, хотят проявить себя, показать свою значимость в пополнении бюджета. О том, что, разорив субъекты предпринимательства, завтра они причинят государству непоправимый ущерб, они не думают.

Дабы избежать повторения прошлых ошибок и предотвратить негативный сценарий будущего, при котором в ближайшие годы число субъектов МСБ значительно уменьшится и пополнять бюджет будет некому, карагандинские предприниматели предложили главе государства принять ряд действенных мер. К примеру, запретить вовлекать предпринимателей в орбиту уголовного преследования на основании заключений специалистов ДЭРа, ДАПКа по определению налоговых обязательств, а также на основании заключений ЧСЭ. Прекратить практику назначения тематических проверок по НДС и КПН в отношении предпринимателей-контрагентов, не являющихся участниками уголовного процесса. Прекратить практику доначислений со стороны налоговых органов при отсутствии судебных актов о признании сделок недействительными, регистрации (перерегистрации) юридического лица недействительной, а также на основании требований о предоставлении ТТН, путевых листов вместо используемых предпринимателями актов выполненных работ, что не противоречит нормам Закона РК “О бухгалтерском учете”. Обязать должностных лиц налоговых органов при проведении документальных проверок по НДС, КПН неукоснительно соблюдать требования ст. 264, 403 НК без расширительного толкования. Внести предложения о пересмотре состава апелляционной комиссии МФ РК на основании соблюдения паритета членов государственных органов и представителей МСБ (в т. ч. представителей от регионов). Создать “зеленый коридор” в кассационную инстанцию ВС РК для субъектов МСБ при обжаловании судебных актов по спорам с налоговыми органами по результатам налоговых проверок.

Рассмотреть вопрос о создании “налоговых судов” с квалифицированным судейским составом.

Говоря проще, неукоснительно соблюдать действующее законодательство и прекратить вставлять палки в колеса и без того буксующему из-за пандемии малому и среднему бизнесу.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Бота 9 ноября

К сожалению, по моему мнению налоговые органы стали на себя "примерять" несвойственные функции, как то: на основании предположений признавать сделки недействительными и доначислять миллионные суммы налогов. Тогда вопрос, а зачем нам нужен Налоговый Кодекса, если инспектор при проведении проверки делает ссылки не на нормы налогового закона, а на писателей, например определяя неблагонадежных поставщиков по "методу Харского К.В.?