Опубликовано: 15700

Ермек АБИЛЬДИН: За большинством обнальных фирм стоят оборотни в погонах и чиновники

Ермек АБИЛЬДИН: За большинством обнальных фирм стоят оборотни в погонах и чиновники Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

В свете последних событий, всколыхнувших всю предпринимательскую общественность Карагандинской области, остается открытым ряд вопросов. Почему именно здесь суровые налоговики начали массово кошмарить предпринимателей, стоящих на учете по НДС, многомиллионными доначислениями за сделки с подозрительными

поставщиками? Где показательные судебные процессы над руководителями “обнальных” фирм? Сколько карагандинцев останутся без работы, если их работодатели, оказавшиеся между молотом налоговой и наковальней судов, все-таки разорятся? И, наконец, как заставить “горшочек” сложившейся судебной практики прекратить варить эту кашу?

На эти и многие другие вопросы сегодня ищут ответа не только 1 000 карагандинских предпринимателей, но и руководители бизнес-сообществ. Один из них – президент Казахстанской ассоциации предпринимателей и сервисных услуг, председатель филиала ДПК “Ак жол” по Карагандинской области Ермек АБИЛЬДИН, поделился с “КАРАВАНОМ” своими соображениями на этот счет.

– Ермек Тулеуович, почему вообще возникла проблема отмены сделок, совершенных предпринимателями три-пять лет назад?

– Эта проблема возникла из-за коррупции. Ведь подтвержденные судебными актами факты доказывают: государственные чиновники в лице представителей прокуратуры, финансовой полиции и т. д. прикрывали обнальщиков. Всем известно дело “черного генерала”, который в свое время был руководителем Карагандинской областной прокуратуры, а затем возглавлял финансовую полицию Алматы. Под его “крышей” обналичивали многомиллиардные суммы. И это не единственный доказанный следствием и судом факт. Я уверен: в большинстве случаев за обнальными фирмами стоят оборотни в погонах и люди, которые работают на государственных должностях.

Фото Ларисы ЧЕН

Фото Ларисы ЧЕН

– Вам лично известны другие такие факты?

– Да, я сам сталкивался с такими моментами и как руководитель бизнес-ассоциации, и как руководитель специальной мониторинговой группы при департаменте по противодействию коррупции. Я лично обращался в налоговый орган, заявляя о том, что есть организация, которая производит ремонт дорожного покрытия и у которой оборот составляет 2 миллиарда тенге в год, но в качестве налогов она оплачивает всего 300 тысяч тенге. И в ответ на мое официальное обращение об этом руководитель департамента государственных доходов дал ответ, что никаких нарушений здесь не усматривает. Скажите, как это возможно? Ведь ремонт и строительство дорог – это не та услуга, которую можно выполнить с помощью 2–3 работников.

– От предпринимателей я слышала, что спрос на фиктивные счета-фактуры появился оттого, что в свое время чиновники брали откаты за участие в тендерах, когда они проводились не в электронном формате. Фирмы-победители были вынуждены как-то списывать 10 процентов откатов, и потому пошел спрос на обнал. Это так?

– Как я уже говорил, всему виной является коррупция, поэтому не исключено, что это так. До изменений в законодательстве, касательно государственных закупок, внесенных в 2018 году, которые вступили в силу в начале января 2019 года, где именно по капитальному строительству не должно быть пороговых значений менее 10 процентов, это было вполне возможно. До этого были неимоверные скидки по ценам. Когда государственная организация делает заказ на строительство какого-либо объекта, здания, сооружения, дорожного покрытия, всегда есть проектная организация, которая производит расчеты. И получалось, что 40–50 процентов скидывали, хотя это невозможно – выполнить работу на таких условиях. Это делалось преднамеренно, для того, чтобы в дальнейшем покупать те же самые документы.

– Получается, налоговики правы и предприниматели на самом деле так уходили от налогов?

– Не будем лицемерить, не без этого. Мы и не утверждаем, что весь бизнес честный. Да, у нас есть и недобросовестный бизнес. Мы сами выявляли факты того, как предприниматели ставили в жилом доме алюминиевые радиаторы отопления, хотя по техспецификации проектно-сметной документации были заложены, к примеру, биметаллические. Обычно новоселы на такие мелочи не смотрят, но для нечестного бизнесмена это возможность навариться. И не исключено, что разницу в цене он “скрыл”, купив фиктивную счет-фактуру. Такие факты тоже имеют место быть.

– Скажите, а насколько, на ваш взгляд, предпринимателю реально выполнить требования органов госдоходов “быть бдительным” по отношению к каждому своему контрагенту и тщательно проверять его добросовестность?

– Скажу так: это не функция предпринимателя. Это предписано законом, и для этого у нас есть государственные органы. Недобросовестные организации не падают с неба. Они проходят регистрацию в государственных органах: в департаменте юстиции, в налоговых органах, которые выдают им свидетельство о госрегистрации и ставят на учет по НДС. Кроме того, налоговики в течение определенного периода времени проводят мониторинг – следят за тем, чтобы эти фирмы своевременно сдавали налоговые декларации, оплачивали налоги. Так как предприниматель сам может определить, добросовестный его партнер или нет? Максимум: он заходит в официальную базу комитета госдоходов. Там он видит, что его партнер имеет государственную регистрацию, что к нему нет претензий по налогам, что он стоит на учете по НДС. Как еще предприниматель должен проверять своего контрагента на добросовестность?

– А кстати, тогда возникает вопрос к налоговым органам: как на протяжении многих лет эти фирмы сдают им отчеты и не вызывают подозрений?

– Этот вопрос мы также задавали представителям органов госдоходов. У нас много примеров, когда так называемый микробизнес, то есть ИП, у которых мизерные обороты и нет возможности содержать бухгалтеров в штате, по ошибке не оплачивают в срок мизерные суммы социального или подоходного налога – смешные суммы в 200–300 тенге, им тут же автоматически блокируют все счета. Так как же тогда мимо бюджета утекают огромные денежные средства обнальщиков, и налоговые органы годами на это не обращают внимания? Лично я не верю в то, что к этому не причастна волосатая лапа государственного чиновника.

– 5 марта председатель Верховного суда РК Жакып АСАНОВ объявил, что из нормативного постановления № 4, послужившего катализатором противостояния между бизнесменами и налоговиками Карагандинского региона, будут исключены спорные пункты. Как вы считаете, на его решение повлияла активность карагандинских предпринимателей?

– Безусловно, большую роль в этом сыграли карагандинцы. Благодаря тому, что они объединились, сплотились вокруг решения этой проблемы, этот гордиев узел развязался. Хотя развязался не до конца. Перед нами стоят большие задачи, которые предстоит решить. К примеру, в мажилисе парламента РК сейчас находится на рассмотрении законопроект “О внесении изменений и дополнений в Налоговый кодекс”. Один из главных вопросов – это вопрос применения срока исковой давности. На протяжении более 10 лет бизнес-ассоциации добивались того, чтобы срок исковой давности был сокращен с 5 до 3 лет, как того требует гражданское законодательство. В 2018 году в Налоговом кодексе было прописано, что срок исковой давности периодом в 3 года начнет действовать с 2020 года. Однако с наступлением указанной даты представители налоговых органов заявляют: срок исковой давности периодом в 3 года начнет применяться только в 2023 году. А пока действует пятилетний срок. В связи с этим нам нужно добиться, чтобы налоговое законодательство привели в соответствие с нормами Гражданского кодекса. С такими чиновниками у страны нет будущего: как журналист “Каравана” пыталась заплатить налоги, чтобы спать спокойно

– Кстати, отмена пунктов постановления № 4, возможно, облегчит жизнь только тем предпринимателям, контрагенты которых показались подозрительными налоговым органам. А как же быть с теми, кто пострадал из-за "связей" с фирмами, регистрация которых была признана недействительной и отменена?

– Мы полагаем, что в данном случае должна применяться ч. 2 ст. 35 Гражданского кодекса, которая гласит: правоспособность юридического лица прекращается с момента его ликвидации. А налоговый орган выставляет уведомления камерального контроля всем ее партнерам за все прошедшие годы с момента его юридической регистрации. Мы считаем, необходимо пересмотреть эту практику, а уведомления камерального контроля признавать недействительными и снимать с предпринимателей необоснованные суммы пени, которая порой превышает сумму самого налога.

– Но ведь эта практика в таких масштабах имеет место только на территории Карагандинской области. Почему бы не попытаться просто сесть за “круглый стол” с руководством нашего ДГД и решить проблему на местном уровне?

– Вы думаете, мы не пытались? На одной из последних встреч с предпринимателями руководитель ДГД по Карагандинской области Кайрат ОРКАШБАЕВ открыто признал, что выставления уведомлений камерального контроля по фирмам, регистрация которых была признана недействительной, с момента их основания – это просто “техническая ошибка”. Тем не менее он не согласился исправлять эту ошибку, а послал предпринимателей на три буквы – в суд. Оспаривать ошибку налоговой там.

А что касается “местечковости” проблемы, вы заблуждаетесь. Да, первыми от проблем с признанием сделок недействительными пострадали карагандинские предприниматели. Но уже сейчас подобные прецеденты начали появляться и в других регионах. Ведь всё, чего мы хотим, – это просто работать. Чтобы госорганы дали возможность предпринимателям работать. Они же, со своей стороны, обязуются добросовестно платить предусмотренные законом налоги.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи