Опубликовано: 18200

С такими чиновниками у страны нет будущего: как журналист “Каравана” пыталась заплатить налоги, чтобы спать спокойно

С такими чиновниками у страны нет будущего: как журналист “Каравана” пыталась заплатить налоги, чтобы спать спокойно Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Бесплатный экскурс в историю для налогоплательщиков Карагандинского региона проводят местные органы госдоходов. Хотите окунуться в атмосферу Карлага и “троек НКВД” 30-х годов прошлого столетия? Просто запоздайте с оплатой отчислений, ЕСП или медицинской страховки. Ну или как вариант недоплатите 1 тенге…

Деньги есть, но вы держитесь!

Столкнуться с “дополнительной опцией” районного управления госдоходов автор этих строк смогла лишь потому, что пару лет назад открыла ИП на упрощенке, чтобы на договорной основе оказывать услуги пресс-секретаря одной из организаций города. Проконсультировавшись у знакомого бухгалтера, с момента открытия раз в полугодие сама делала отчисления в пенсионный фонд, в фонд соцстрахования, платила подоходный налог, а также сдавала отчеты. И никаких проблем с фискальными органами у меня не возникало.

В июне прошлого года в моей жизни случилось радостное событие – я вышла в декретный отпуск по беременности и родам, и потому возможности следить за налоговыми изменениями у меня не было. Поэтому, сдав отчет за второе полугодие 2019 года и оплатив все налоги и выплаты, я спала спокойно, полагая, что до лета, когда надо будет сдавать отчеты и платить налоги за первое полугодие, времени еще – вагон. Но я ошибалась.

4 марта на мой мобильный телефон вдруг одна за другой стали приходить SMS-уведомления из всех банков, в которых у меня открыты карточные, текущие и зарплатные счета.

В сообщениях говорилось, что все они заблокированы по требованию государственных органов. И обратиться за разъяснениями мне нужно в УГД по району Казыбек би.

Заглянув в кабинет налогоплательщика, я узнала, что у моего ИП есть задолженность по оплате подоходного налога, социальных и пенсионных отчислений и взноса в Фонд обязательного медицинского страхования – за январь. Всего 5 888 тенге. Моя знакомая бухгалтер, которой я позвонила за консультацией, сообщила, что отныне я должна платить все налоги и отчисления ежемесячно. И что счета налоговики нынче блокируют даже за суммы меньше одной (!) тенге.

– Они должны были прислать тебе уведомление о погашении задолженности, ты получала? – спросила она.

Никаких уведомлений мне не приходило. Но разбираться с этим мне в голову не пришло, ведь абсолютно все мои деньги, которые я распланировала на месяц (в основном, на малыша), оказались под арестом. И, что самое интересное, выполнить требование, при котором мои счета разблокируют, – заплатить налоги вместе с пеней – мне тоже было абсолютно не с чего. Ну не храню я дома наличных денег.

“Подарок” к 8 Марта

В моем случае выход нашелся – супруг перечислил начисленную налоговым органом сумму на счет УГД по району им. Казыбек би.

Но возникает вопрос: как в подобной ситуации быть, например, матерям-одиночкам? Или лицам с ограниченными возможностями? Или сиротам, у которых нет родственников, которые могли бы занять им нужную сумму в долг?

Все эти и другие вопросы я попробовала задать в УГД по району им. Казыбек би, куда мы с мужем отправились с чеком об оплате задолженности. Но в кабинете 104, куда нас направили, ответов мы не получили.

– Почему вы не оплатили налоги вовремя? – спросила нас женщина в окне № 9, едва я начала описывать свою проблему.

– Потому что не знала, что теперь налоги платятся ежемесячно, – ответила я. – Я сижу с ребенком в декрете, и мне от налогового органа не приходило никаких уведомлений. Кстати, а почему без предупреждения налоговый орган заблокировал все мои счета?

– Мы отправляли уведомление, – не совсем уверенно парировала женщина. – Может быть, кто-то получил его за вас? Соседи, например.

На объяснение о том, что мы проживаем в частном доме, она пожала плечами и вытащила бланки: “Напишите объяснительную, почему вы не оплатили вовремя отчисления”. Когда я выполнила ее требование, женщина сообщила, что счета мне разблокируют не раньше, чем к концу следующей недели. Мол, только после того, как деньги поступят на счет налогового органа, им будут автоматически разосланы распоряжения в банки о “разблокировке” моих счетов.

А квитанцию об оплате, которую пытался предъявить мой супруг, сотрудница налогового органа брезгливо отвергла. Дескать, это еще не доказательство того, что вы исполнили наши требования.

Учитывая тот факт, что впереди маячил Международный женский день, ситуация была совсем неприятной…

Ждите ответа…

Вся следующая неделя прошла для меня под знаком ожидания. Во вторник, 10 марта, наступил срок выплаты по кредиту в одном из банков, а счета мне так и не разблокировали. С 11 марта мне начали звонить из отдела взыскания этого банка с требованием погасить кредит. “Закапала” пеня, а мои счета были все так же “заморожены”. С утра 12 марта мой супруг, бросив все дела, поехал в УГД по району Казыбек би, чтобы узнать, поступила ли проплата по моей задолженности на их расчетный счет и когда будут разблокированы мои счета.

– Послушай, меня просто прогнали оттуда, – сообщил он мне по телефону примерно через час. – Я выстоял очередь из таких же, как мы – с заблокированными счетами. Представь, передо мной стоял мужик, которому счета арестовали из-за задолженности 67 тиынов. Другому – за 4 тенге!

Тот, который с 67 тиынами, говорил, что уже неделю не может добиться разблокировки счетов. Его все “кормят завтраками” и уверяют, что “программа висит”.

Мне в девятом окне сказали то же самое: “Ждите, у нас программа висит, а вы в третьей очереди”. На вопрос, сколько ждать, сказали, что, возможно, до конца марта.

Ошарашенный такой новостью, муж решил поговорить с руководством УГД. Его направили к и. о. начальника отдела взимания Нурлану ЖУМАБЕКОВУ.

– Ты не представляешь, какие они там “звездные”! – поделился впечатлениями супруг. – Я стал объяснять ситуацию, а он меня даже слушать не стал. Сказал: “Ждите”. Я говорю: “Но ведь мы же всё оплатили, нам обещали, что в течение трех рабочих дней арест со счетов снимут”. Тогда он мне стал странные вопросы задавать: “Почему она имеет ИП? Почему налоги вовремя не платит?”. А потом и вовсе сказал: “Покиньте заведение, пусть сама Лариса Анатольевна придет. Я только с ней буду разговаривать”. Доводы супруга о том, что я сижу с маленьким ребенком, налоговик, по его словам, выслушивать не стал, а заявил, что выдавать секретную информацию посторонним лицам он не имеет права.

У налоговиков – права, у налогоплательщиков – обязанности?

С трудом найдя, с кем оставить ребенка, в этот же день, после обеда, мы с мужем направились в УГД по району им. Казыбек би. Перед этим я вооружилась знаниями в налоговом законодательстве, обратившись к знакомой юристу.

Зайдя в кабинет, где сидит Нурлан Жумабеков, поздоровалась и сообщила, что приехала по его требованию. Увидев моего мужа, фискал сделал кислое лицо.

Не тратя времени на ненужные объяснения, предъявила служебное удостоверение журналиста и, сославшись на ст. 20 Закона “О СМИ” и включив диктофон, попросила прокомментировать мою же ситуацию со счетами.

Выражение его лица тут же сменилось на растерянное. Он схватил трубку и стал звонить кому-то. Рассказал в трубку, что пришла журналист с диктофоном, спросил, что ему делать. Очевидно, получив с того конца провода какие-то инструкции на этот счет, он еще раз поменялся в лице. Строгим тоном потребовал, чтобы я выключила диктофон. “Если вы здесь как журналист, то обращайтесь в нашу пресс-службу, – объяснил он свое требование. – А если как частное лицо, то будем разговаривать”. Во избежание споров выключила записывающее устройство. Он сложил руки перед собой и, пристально глядя в глаза, грозно спросил: “Почему не платите налоги вовремя?”. Под этим взглядом невольно вспомнила, что живу на территории бывшего Карлага, и поежилась. Неожиданно для самой себя стала объяснять, что нахожусь в декретном отпуске по уходу за грудным ребенком, что всегда платила отчисления раз в полугодие, а о том, что должна делать взносы в ФОМС как ИП, понятия не имела, но знаю, что медицинскую страховку за меня платит работодатель. Нурлан Жумабеков театрально закатил глаза:

– Вы должны были знать, мы об этом везде сообщали целый год! Вы попали в реестр должников: что делать

Видимо, он переиграл, потому что я пришла в себя.

– Подождите, – остановила поток его красноречивых упреков. – Мы сейчас говорим не о моих нарушениях, я их уже устранила. Мы говорим о ваших незаконных действиях. П. 5 ст. 118 Налогового кодекса гласит, что после устранения налогоплательщиком нарушений налоговый орган не позже чем на следующий рабочий день после этого должен разблокировать его счета. Вы сейчас нарушаете закон, потому что мы устранили нарушение, то есть оплатили задолженность 5 марта, а сегодня уже 12!

Метаморфозы в лице и. о. начальника отдела взимания стали на тот момент уже привычны. Он попросил мой ИИН, стал смотреть в компьютер. Затем, развернув ко мне монитор, показал, что платеж по налогам был совершен 5 марта, но на счет налогового органа поступил 10-го.

– У нас сейчас система висит, – сказал он. И вам нужно ждать. Все это делается автоматически, мы же не можем влезть в систему и вручную снять блокировку!

– Стойте, – снова остановила его я. – Это не основание для нарушения закона. Когда налогоплательщики из-за того, что у вас виснет программа, не могут вовремя сдать налоговую отчетность, вы же не считаете это оправданием для них. Так почему я должна слушать ваши оправдания? И кто теперь возместит мне убытки? Из-за вас я просрочила оплату по кредиту, и мне начислили пеню. Наверное, я буду взыскивать с вас ущерб в судебном порядке.

– Имеете право, – согласился он и тут же пригласил меня пройти к заместителю начальника УГД.

Я знаю точно – невозможное возможно

Разговор в кабинете заместителя начальника УГД района имени Казыбек би Алмаза КАЛИЕВА навел меня на мысль о том, что инструкции по общению с клиентами для работников фискальных органов явно писали бывшие работники НКВД.

– Вы почему вовремя не оплачиваете отчисления? – сурово сверля тяжелым взглядом, стал без вступлений допытываться зам начальника УГД по району им. Казыбек би.

Увы, после общения с и.о. начальника отдела взимания этот прием не возымел должного эффекта. Мысленно поблагодарив Нурлана Жумабекова за иммунитет к подобным беседам, я выпрямила спину и посмотрела в глаза Алмазу Калиеву, давая понять – преступницей я себя не чувствую.

– Мы не об этом говорим сейчас. Я виновата, допустила нарушение, но я его устранила. Сейчас мы пытаемся выяснить, почему вы нарушаете действующее законодательство.

И снова сослалась на п. 5 ст. 118 Налогового кодекса. На лице Алмаза Калиева отразилась растерянность. Он повернулся к подчиненному с вопросом о том, прошла ли моя проплата. Тот подтвердил: оплатили 5 марта, 10-го деньги поступили в налоговую.

– А сегодня 12-е, – снова напомнила я. – И вы нарушаете налоговое законодательство. Счета должны быть разблокированы не позже чем на день, следующий за днем устранения нарушения.

– Сделай вручную, – лаконично отдал он приказ Нурлану Жумабекову. А после снова развернулся ко мне:

– У вас всё? До свидания.

Вернувшись в свой кабинет, Нурлан Жумабеков произвел какие-то манипуляции в своем компьютере, после чего сообщил, что мои счета будут разблокированы к вечеру, на худой конец – завтра. Я просто обалдела, если честно. Ведь буквально 10 минут назад он уверял меня, что сие невозможно, и счета разблокируются только автоматически! Но, как говорится, если сильно верить в чудо, оно случается…

Уведомления о снятии ареста со счетов из банков стали поступать спустя час после того, как мы с мужем вышли из налоговой.

Вопросы, вопросы…

Почему, несмотря на проводимую главой государства политику “Слышащего государства” и цифровизации для удобства граждан, этот госорган не рассылает предупреждения налогоплательщикам об имеющихся задолженностях хотя бы посредством SMS-сообщений, а сразу лишает его доступа ко всем деньгам? И где логика в таких действиях? Например, на моем единственном счету, открытом на юридическое лицо, на момент его блокировки находилась сумма, в разы превышающая сумму задолженности. Так почему нельзя было списать ее со счета ИП в случае, если бы я не выполнила требования налогового органа добровольно после выставления мне уведомления? И, кстати, разве налоговый орган, прежде чем применить санкции, не должен убедиться для начала, что уведомление дошло до адресата?

Еще для меня осталось загадкой, как налогоплательщик должен оплатить образовавшуюся задолженность вкупе с пеней, если УГД тотально блокирует все его счета?

И о каком “Слышащем государстве” можно говорить, если мать, находящаяся в декрете и буквально привязанная к своему грудному ребенку, должна с ним на руках бегать в налоговую, чтобы отчитаться, что оплатила задолженность по налогам?! Согласитесь, несколько архаичная форма взаимоотношений в наш цифровой век, когда все другие госорганы для удобства граждан и сокращения коррупционных рисков уже давно пользуются услугами Интернета, мобильной связи, мессенджеров и даже соцсетей!

Стиль общения сотрудников УГД района им. Казыбек би с налогоплательщиками – вообще вопрос отдельный. Меня искренне интересует, где они проходят обучение?

Я долгое время работала в ведомственной газете полиции, так могу сказать, что даже им не под силу с порога заставить посетителя чувствовать, что его свобода – не его заслуга, а их недоработка. Ну ответьте честно, пожалуйста, а может, есть какой-то секретный раздел для налоговиков в “Этическом кодексе госслужащего”?

С надеждой на подробные разъяснения,... Лариса ЧЕН, КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи