Опубликовано: 20500

“Люди погружаются всё глубже в долговую яму": как отсрочка по выплате кредитов стала кабалой

“Люди погружаются всё глубже в долговую яму": как отсрочка по выплате кредитов стала кабалой Фото - архив "Каравана"

“В банковской системе может возникнуть катастрофическая ситуация”, “бизнес не сможет платить по кредитам”, “люди погружаются всё глубже в долговую яму” – это лишь немногие заключения экспертов по ситуации, которая сложилась в стране.

Отсрочки по кредитам, которые выдали банки 2 месяца назад, не помогли, а лишь усугубили положение, ведь вознаграждение продолжало капать и сумма долга росла. Что же делать? Как выбраться из тяжелейшего кризиса?

“Просто беда с кредитом… был долг 870 тысяч до кризиса, дали отсрочку, обрадовался, а теперь выяснилось, что сумма увеличилась до 932 тысяч, и она продолжает расти”, “банк дал отсрочку на 2 месяца, а срок платежа увеличил на 3 месяца! Что за помощь такая!” – “Фейсбук” разрывается от гневных сообщений граждан, которые спустя 2 месяца после введения отсрочки получили новые графики погашения займа и увидели, что их суммы долга выросли как на дрожжах. Помощь, о которой говорили с высоких трибун, на деле оказалась платной.

Банки продолжали начислять свое вознаграждение и суммировали его к основному долгу.

О масштабах проблемы, которая может возникнуть из-за такой помощи, эксперты говорят с ужасом. Судите сами: в Казахстане 7,4 миллиона заемщиков с действующими кредитами.

Совокупная задолженность физических и юридических лиц в стране составляет 25 триллионов тенге! Из них 7,4 триллиона тенге – розничные кредиты, 55 процентов потребительских кредитов выданы без залога, а это самая рисковая категория, которая при первых же проявлениях кризиса становится проблемной. Средняя сумма займа таких кредитов по стране составляет 170 тысяч тенге. Второй категорией займов, наиболее чувствительных к кризису, становятся автокредиты и ипотеки. Последние занимают 27 процентов всех займов, но там уже фигурируют огромные суммы. Еще сложнее дело обстоит с бизнес-кредитами. Их в стране на 17,6 триллиона тенге!

У нас в долговой яме 133 тысячи ИП-шек. И сегодня все эти люди пытаются наскрести деньги, чтобы погашать задолженность. Многие вынуждены были принять условия кабальной отсрочки.

В надежде, что COVID-кризис закончится к июлю. Середина года миновала, а вирус и ныне там. Очередной карантин, хоть и в форме “лайт”, не дает рынку выйти на прежний уровень активности. Предприниматели забили тревогу. На днях эксперт Айжан БАЛАКИШЕВА выступила от лица бизнеса и обратилась к Президенту с просьбой дать отсрочку по выплате кредитов до конца года, при этом освободить заемщиков от уплаты вознаграждений банку. Но возможно ли сделать это?

Есть ли подушки безопасности?

Президент 3 месяца назад обратился к банкам с просьбой помочь людям в непростой период. Однако ответом стала своеобразная “платная” отсрочка. И сегодня нужно искать новые пути выхода из финансового кризиса, который уже маячит на горизонте. Ведь за ропотом заемщиков может последовать категорический отказ от выплат, рост проблемных кредитов, и многие банки просто не переживут такой кризис. Последствия могут оказаться катастрофическими. Переложить проблему на плечи банков, заставив их не брать вознаграждения за кредиты, не получится. Финансисты говорят, что в таком случае придется автоматически отказаться от выплаты процентов по депозитам. Но для многих граждан в кризис это остается единственным источником к существованию.

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

В стране есть как минимум 2 финансовые “подушки безопасности”.

Казахстанский фонд гарантирования депозитов (КФГД), который аккумулировал за долгие годы неплохую сумму. По данным за апрель 2019 года, он располагал средствами для выплат гарантированного возмещения в объеме 751,2 миллиарда тенге, что составляло 10 процентов депозитов всех физлиц. Уже бывший председатель Нурлан АБДРАХМАНОВ в интервью коллегам заявлял, что в сравнении с другими странами Казахстан располагает значимым объемом накопленного резерва. Также ранее экс-руководитель КФГД высказал идею, что “выплаты гарантийного возмещения не должны быть основной функцией системы гарантирования депозитов. По нашему мнению (и КФГД активно работает в этом направлении), на первый план должны выйти процедуры по оздоровлению и резолюции банков как наиболее эффективный вариант решения проблем как для КФГД, так и для бизнеса и граждан. Как показывает международная практика, меры по урегулированию проблемных банков зачастую менее затратны, чем ликвидация и дальнейшая выплата гарантированного возмещения…”. Так, может быть, действительно лучше не дожидаться коллапса финансовой системы, и КФГД взять на себя выплату вознаграждений? Таким образом вздохнут с облегчением в кризис и заемщики, и банки.

Другой “резерв” для решения проблем в финансовом секторе – это фонд проблемных кредитов. Который уже не раз выкупал плохие активы. Может ли он включиться в поддержку финансовой системы до того, как она с грохотом обрушится?

Главной загвоздкой, которая не позволяет сейчас приступить к эффективному разрешению кризисной ситуации, является бюрократическая неурядица – отсроченные кредиты не признаются проблемными. Практически страна вынуждена наблюдать за финансовым тайфуном, который зарождается на их глазах, и бездействовать.

Мнение эксперта

Три сценария спасения

Экономист Мурат ТЕМИРХАНОВ:

– В решении вопросов по отсрочке кредитов стоит подходить дифференцированно к займам, выданным бизнесу и населению. Но перекладывать бремя помощи в период кризиса, вызванного эпидемией, на плечи частных банков нельзя. Проблема сейчас скрыта отчасти тем, что Агентство РК по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) разрешило отсрочку не считать проблемными кредитами. Но когда время придет к оплате, я уверен, что большая часть заемщиков просто не смогут сделать ее. Ведь у тех, кому дали отсрочки, доходов как не было, так и не будет, кризис не заканчивается мгновенно. Только тогда мы увидим реальную картину, сколько у нас невозврата. В банковской системе может возникнуть катастрофическая ситуация. И вот тут потребуются резервы РФГД. Вполне может быть, что часть банков окажется в банкротном состоянии и нужно будет делать выплаты людям, фонд должен быть в сохранности на этот случай.

Очень плохо, что вопрос по уровню проблемных кредитов в банковской системе стал непрозрачен. То есть о реальных проблемах в банках мы сможем узнать лишь позже, когда банковский регулятор вернется к прозрачности по этому вопросу. Возможно, что сам регулятор и банки знают, какой объем проблемных кредитов им стоит ожидать, но мы, аналитики, доступа к этой информации не имеем.

Поэтому нельзя требовать, чтобы банки за свой счет прощали проценты или основную сумму.

У них проблемы такие же, как и у любого бизнеса в Казахстане. Помогать бизнесу и физическим лицам в связи с ЧП должно государство. И вопрос кредитов очень важен.

Как это делали в Европе? Физическим лицам помощь оказывалась путем прямых выплат, при этом не как у нас – только отдельным категориям, а всем. И люди сами решали, что им делать с этими деньгами. У кого кредиты, они закрывали их, а те, кто не брал кредиты, пускали эти деньги на другие нужды. Но именно такая схема была социально справедливой. Ведь никто не заставлял людей брать кредиты в банках. Почему теперь только им должна оказываться помощь? Нельзя требовать от государства помогать отдельно заемщикам – физическим лицам. Тогда возникает дискриминация той части населения, что не влезла в долговую петлю и более сознательно подходила к своим тратам. Проблема помощи физлицам решается разовыми выплатами из бюджета населению. Заработки на ЧП? Ряд банков РК продолжают начислять вознаграждение на кредиты

А вот для решения проблем бизнеса должен быть другой механизм. На мой взгляд, опрометчивым шагом было выделение триллиона тенге на помощь бизнесу именно через кредитование. И мы уже это видим. В выступлении Президент сказал, что деньги были выданы лишь небольшой части бизнеса, сумма не превысила 200 миллиардов, это одна пятая. Почему это произошло?

Банки осторожничают и не выдают кредиты кому угодно, ведь это возвратные деньги. Никто не хочет рисковать в кризисное время.

Да и кредиты не дают на рефинансирование старых кредитов, они выдаются на расширение бизнеса под 6 процентов. Но кто будет сейчас расширяться в кризис? На решение проблем со старыми кредитами по высоким процентным ставкам этот механизм, как видим, не повлиял. Что сделали в Германии? Там тщательно изучили ситуацию. Если бизнес был добросовестным плательщиком налогов, осуществлял нормальную прибыльную деятельность до кризиса, то они получают гарантию государства для получения кредитов от банков. В этом случае банки выдают деньги автоматически, без всяких проволочек за один день, поскольку за возврат кредита уже отвечает государство. У нас же сейчас нужно месяцами ходить и собирать бумаги, а в кризис деньги нужны именно сейчас.

Что же касается крупных компаний, там другая схема помощи может быть. Опять же возьмем за основу международный опыт. Когда у крупнейшего авиаперевозчика “Люфтганзы” возникли проблемы, государство оказало помощь, выкупив у них 20 процентов акций.

То есть они не дали деньги просто так, они стали акционером, получили возможность держать ситуацию в кризис под контролем, а потом, когда всё наладится, государство продаст эти акции по рыночной цене.

Таким образом, компания получила деньги, когда они были действительно нужны, и государство тоже не оказалось в минусе. Сейчас у нас схожая ситуация, многие крупные компании испытывают трудности, та же “Эйр Астана”. Почему бы нам не пойти этим путем? Ведь однажды этот способ поддержки уже сработал, когда государство выкупило частично акции у Халык Банка и Казкоммерцбанка. А через время продало акции и даже с прибылью.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи