Опубликовано: 2900

Люди едут за водой: почему север Казахстана рискует стать полупустынным

Люди едут за водой: почему север Казахстана рискует стать полупустынным Фото - Тахир САСЫКОВ

Сейчас все говорят о том, как много казахстанцев уезжает за рубеж. И это проблема. Но внутренняя миграция тоже очень сильная. И если не обратить на нее внимание, страна может получить множество проблем, как экономических, так и социальных.

В 2019 году с места на место переехало более 1 миллиона 115 тысяч человек. Это население такого города, как Шымкент. Люди меняют село на город, город – на село, одну область – на другую. За прошлый год, с января по октябрь, прописку поменяли уже 675 тысяч человек. В принципе, это немного. Но не потому, что дома нашим согражданам живется хорошо. Причина банальна – карантин. 50 процентов всех внутренних мигрантов, 314 тысяч человек, покинули Алматинскую и Туркестанскую области, Нур-Султан и Алматы. Одновременно две столицы приняли на себя половину всего потока переселенцев.

Городское население устойчиво растет с 2008 года. Рост происходит в основном за счет 3 городов республиканского подчинения: Алматы, Нур-Султана и Шымкента. Если в 1992 году их совместная доля в общем населении страны составляла 11 процентов, то в 2019 году – уже 22 процента.

За прошлый год население Алматы выросло на 65 тысяч человек, Нур-Султана – на 49, Шымкента – на 36 тысяч. С таким темпом роста уже через 4–5 лет в них будет проживать каждый 4-й казахстанец.

Численность населения других крупных городов, где живет более 100 тысяч человек, в основном это областные центры, за последние 5 лет растет тоже. За исключением Рудного, Экибастуза и Темиртау. Это подтверждает первый вывод: люди едут за лучшей долей. Но чаще туда, где жить легче. За коммунальными удобствами: горячей водой, постоянным электричеством в розетке, более или менее нормальными дорогами.

Слабый Север…

Для многих регионов бегство жителей становится проблемой, которую надо решать уже на государственном уровне. Костанайская область за 2 года потеряла 36 тысяч селян. Иначе говоря, почти 10 процентов населения. Из Акмолинской области за те же 2 года выехали 42 тысячи человек, или 11 процентов населения. Северо-Казахстанскую область в поисках лучшей доли покинули 40 тысяч.

Это ключевые зерносеющие регионы, которые дают больше двух третей всего хлеба страны. Без достаточного населения малый и средний бизнес там не получит развития. Это означает, что главной формой хозяйства станут крупные предприятия, которым будут принадлежать десятки тысяч гектаров пахотной земли. Иначе говоря, латифундии. Со всеми их плохими и хорошими качествами. “Село надо поднимать, люди хотят жить по-человечески!”

Больше всего пострадала СКО, где сейчас проживает всего 290 тысяч человек. Один из самых благоприятных для проживания регионов вполне может стать полупустынным.

Среди других мест, откуда массово выезжают жители села, – Алматинская и Павлодарская области (их покинули по 4,4 процента), Туркестанская (4 процента), Карагандинская (3,9 процента), Восточно-Казахстанская область (3,8 процента). Но если для Алматинской и Туркестанской областей потеря такого числа людей не имеет принципиального значения, то для остальных это грозит полной потерей населения.

…сильный Юг

Все попытки правительства направить миграционные потоки с перенаселенного юга на пустеющий север пока не дали очевидных результатов. Но это надо сделать, так как в Костанайской, Акмолинской, Карагандинской, Восточно-Казахстанской и Павлодарской областях находятся крупные предприятия, минеральные ресурсы и свободная земля. Тем более продолжается отток квалифицированных специалистов в другие страны. Север не сможет нормально жить из-за недостатка работников. Юг будет обременять государство социальными обязательствами.

Сильная миграция, видимо, сказывается и на одном из главных параметров качества жизни населения – уровне браков и разводов. По данным сборника “Мы Казахстан” Фонда ООН в области народонаселения (ЮНФПА), в Казахстане в 2018 году максимальный уровень разводимости отмечен в Павлодарской, Северо-Казахстанской, Карагандинской областях, а также в Нур-Султане и Алматы. Именно там, откуда уезжает больше людей.

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Инфографика Айгуль АКЫБАЕВОЙ

Каждое пятое преступление

Движение населения, тем более в поисках лучшей доли, – явление нормальное. Но если миграция массовая, это почти всегда приводит к снижению социального статуса переселенцев. Начинается маргинализация, падение уровня доходов, конфликты.

То, что маргинализация происходит, видно по двум признакам. Алматы и Нур-Султан дают наибольшее число мигрантов (после Туркестанской и Алматинской областей) – 75 тысяч и 67 тысяч человек соответственно. Понятно, что основная часть их – это те, кто возвращается домой, не устроившись в городе. Второй признак: увеличение уровня преступности. По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры, в 2019 году Алматы и Нур-Султан – лидеры по уровню преступности в стране. Только в южной столице в позапрошлом году было совершено каждое 5-е зафиксированное преступление.

Понаехали тут

Для Алматы и Нур-Султана большой приток населения перерастает и в другую проблему – экологическую. Средний житель миллионного города потребляет в год 80 тонн воды, горячей и холодной, и 10 тысяч кВт.ч электроэнергии. Это из приятного. Из неприятного: он производит 80 тонн канализационных стоков, около 400 килограммов мусора. Плюс непонятный объем углекислого, угарного и сернистого газов, которые должен переработать местный зеленый фонд. Или рекреационная зона вокруг, которой, как правило, недостаточно.

Из-за повышенной нагрузки обе столицы сегодня испытывают энергетические проблемы. Ни Алматы, ни Нур-Султан не могут обеспечить себя своим электричеством. Например, треть необходимого объема “АлматыЭнергоСбыт” покупает на севере. Три четверти мощности работает на угле. Из-за этого над городами постоянно висит смог. При сохранении нынешних темпов миграции новую ТЭЦ в Алматы придется строить уже через 5–8 лет.

***

Проблема внутренней миграции обретает национальный масштаб. Она может сказаться и на обществе, и на экономике. Люди бросают села и переезжают в города по многим причинам. В том числе – из-за элементарных удобств: воды в доме, теплого туалета, газовой плиты. Все эти блага можно людям дать там, где они живут сейчас. Однако все государственные программы по улучшению жизни на селе проваливаются. Взять ту же программу “Питьевые воды”, которая переросла в “Ак-булак”.

После кордайского погрома год назад акимат Жамбылской области начал строить дороги, ремонтировать школы и газифицировать все аулы района. То есть деньги у чиновников нашлись. Но после кровавой трагедии. Качество работы акиматов можно и надо оценивать не по бумагам, а по качеству жизни населения. И главный здесь критерий – количество людей, которые приехали или уехали из этого региона.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи