Опубликовано: 18100

Кордай: золотой дождь после погрома и патрули по вечерам

Кордай: золотой дождь после погрома и патрули по вечерам Фото - Сортировка лука. Фото Тахира САСЫКОВА

Поле недалеко от села Масанчи. На дорогу выскочил старый ЗИЛок, тяжело нагруженный мешками с луком. Тут же стоит второй грузовик. В него бодро закидывают урожай.

– Здравствуйте! А кто хозяин?

Человек 20 дружно оглядываются на нас. В глазах – сомнение. Молчат. И работу прекратили.

– Мы из газеты “КАРАВАН”.

– Вон тент, видите? – показывает рукой опрятно одетый мужчина. – Хозяин там. Его Рамазан зовут.

На пустом уже поле с мешками ходят 2 женщины, масачат – подбирают лук, не собранный уборщиками. Дунгане обычно выращивают стандартизированный лук, размером с кулак. Всё, что меньше, сборщики могут отложить в сторону. Он пойдет подешевле. Или попросту оставят на поле.

Подходим к тенту. Взгляд Рамазана такой же недоверчивый, как и у рабочих на поле.

– Как урожай? – спрашиваю.

– Спасибо, неплохой. 60 центнеров с гектара снимаем. Вот видите, уже продаем. – И тут же хозяин делает полшага назад и скрещивает руки на груди. Не нравимся мы ему.

– А кто у вас работает?

– Наши, масанчинские.

– Так вы же всегда рабочих набирали из других сел.

– В этом году так.

Разговор не клеился. Поэтому мы попрощались и пошли к дороге. Всё вокруг уже высохло, поэтому ноги по колено покрылись пылью. Уже в поселке, встречая людей, автоматически смотрел на ноги людей. Всё высматривал, кто с поля вернулся.

Аким сказал, что всё будет нормально

За полгода, пока мы не были в Масанчи, поселок ожил. Наверное, он всегда был такой. Но после февральского погрома женщины и дети старались не выходить на улицы. Магазины были закрыты. Базар не работал.

Самый большой торговый центр Масанчи так и не восстановили

Самый большой торговый центр Масанчи так и не восстановили

Сейчас же большая часть покупателей – как раз женщины. Дети разъезжают на электрических скутерах. В тандырах пекут хлеб. Тут же, прямо на улице, группа мужчин в тюбетейках режется в шахматы.

Заправка “Vostok” так и стоит сгоревшая. Трехэтажный торговый центр смотрит пустыми глазницами окон. Всё остальное разительно поменялось. Вокруг кипит стройка. Рабочие бодро поднимают уже третий этаж новой школы. Видно, что в этом году хотят подвести здание под крышу. Рядом строят какой-то ангар. Наверное, там будет склад. На паре жилых домов белеет свежая обрешетка. Другие стоят уже под новой крышей. Заборы блестят свежим цинком. Жизнь восстанавливается.

Более того, жизнь улучшается кардинально: вдоль центральной улицы тянется арык, в который закладывают пластиковую трубу в один обхват.

– Это к нам ведут газ. – Дыдыр ДВУМАРОВ, председатель совета ветеранов Масанчи, перехватил нас прямо на центральном перекрестке, у светофора. Сделать это было нетрудно: незнакомого фотографа с профессиональной камерой в поселке видно издалека. А мимо светофора мы пройти никак не можем. Здесь были самые большие разрушения. Тут же стоит одна из школ, где во время погрома прятались дети.

Улицы сел в Кордайском районе изрыты канавами – газ проводят

Улицы сел в Кордайском районе изрыты канавами – газ проводят

– Жизнь налаживается. Всё благодаря государству и Президенту, – глава совета ветеранов говорит гладко, как по писаному. – В этом году уделили очень большое внимание. Видите, школу начали строить. Акимат помог дома восстановить. 40 с лишним улиц заасфальтированы. В любую сторону поедете – везде будет асфальт.

– Подскажите, весной дунгане боялись выезжать из Масанчи и Аухатты. Даже технику, которая оставалась в других селах, вернули назад. В этом году вы много земли засеяли?

– Весной многие еще боялись. Поэтому в конце апреля в Масанчи приехал аким области Бердибек Сапарбаев. Он привез с собой акимов Кордайского и Шуского районов, начальников полиции. Пообещал помочь. Сказал, что всё в будет в порядке. Поэтому надо, чтобы минимум 500 семей выехали на работу в Шу. А наши ребята спрашивают: когда собирать будем, всё будет нормально? Он сказал, что всё будет тихо, не переживайте. Спокойно собирайте урожай.

– И поехали?

– 440 семей поехали в Шу. На следующий год, думаю, больше будет. В Шу воды много, поэтому нам удобно там выращивать овощи.

– Многие говорили, что хотят уехать в Россию. Уехали?

– А в Россию, наверное, не поедут. Нет там ощущения дома. Те, кто хочет, уже уехали. Но в Караганду. Там уже образовался наш дунганский поселок. Живет в основном молодежь. Выращивают зелень. А так у нас всё нормально. Мы благодарны государству. Нашему Президенту.

– Люди всё равно боятся. Многие не стали выезжать. Только летом поехали на заработки. Жить-то на что-то надо. Вечером по селу и у полей патрули ходят, – делится впечатлениями один из местных жителей. – До этого у нас лет 10 обещали положить асфальт. Сейчас, слава богу, всё делается. Улучшение идет. В Доме культуры выставку сделали: висят газовые котлы разных марок. Консультант расскажет, какие модели лучше в зависимости от площади дома. Даже какие шланги надо купить. Правда, с ценой на подключение непонятно. Вроде 250 тысяч говорили. Потом сказали, что надо всего 100 тысяч. Мне кажется, здесь надо заводы строить – перерабатывать овощи, выращивать птицу. Много у нас свободных рук. Тогда село расцветет.

Фермер Исхар, с которым “КАРАВАН” говорил еще в марте, оказался среди тех, кто рискнул арендовать землю за пределами анклава.

– У нас были акимы Кордайского и Шуского районов, 2 начальника РУВД, руководители управлений акиматов. Они говорили: сейте, всё нормально будет. Даем гарантии безопасности. Но не все поверили. Правильно, зачем рисковать своими деньгами? Сейчас всё вложишь, а потом что случится?

– А вы почему рискнули?

– Я шестой год арендую участок прямо около поселка Жамбыл. Метров 100 всего до домов. Но страх всё равно оставался. Поэтому денег в землю немного вкладывали. Где-то пропускали прополку, меньше заложили на обработку, семена простые использовал, удобрения не все кидали. Когда только приехал к хозяину поля, он на меня смотрит и говорит: “Исхар, ты с каким сердцем приехал? Не боишься?”. “Боюсь, конечно”, – говорю. Надо работать. Сейчас вот урожай собрал и домой вернулся.

– А где работали те, кто отказался выходить в поле?

– У нас рядом Кыргызстан. В прошлом году каждый день границу переходили по 100–150 человек сезонных рабочих. Все они находили работу у нас. В этом году из-за карантина границы закрыты. Кыргызы не приехали. Их место заняли дунгане. Кто-то работал механизатором, кто-то – водителем. Грузчики, прополка, тарирование, строителями стали. Человек захочет работать – что-нибудь обязательно найдет. Всем нужен был хоть какой-то заработок, чтобы за год не проесть капитал.

Справка “КАРАВАНА”

Конфликт в Кордайском районе Жамбылской области произошел в ночь на 8 февраля 2020 года. Массовые беспорядки сопровождались насилием, грабежами, разбоем, погромами, поджогами, разрушениями и уничтожением имущества. Всего в погроме участвовало около 300 человек.

По данным Генпрокуратуры РК, погибли 11 граждан, 192 получили различные травмы, в том числе 19 полицейских, повреждены и сожжены 168 жилых домов, 122 автомашины. Более 23 тысяч человек, в основном дунган, бежали в соседний Кыргызстан, несколько тысяч укрылись в мечетях, пограничных заставах. Всего пострадали 778 семей в селах Масанчи, Аухатты, Булан Батыр и Сортобе.

Мегапроекты Кордая

– После февральского погрома Президент Казахстана пообещал, что всё разрушенное в дунганских селах будет восстановлено. Что было сделано за это время?

– А почему вы спрашиваете только про дунганские села? У нас идет развитие всего района. На самом деле в этом году нам есть что сказать. – Ерлан ОРЫНБАЕВ, заместитель акима Кордайского района по строительству, не скрывает удовольствия. – Республика и областной акимат выделили огромные деньги для района. Для сравнения: каждый год на развитие выдавали 3–3,5 миллиарда тенге. В этом году выделили 31 миллиард. Всего реализуется 387 проектов.

С новым асфальтом местные дети узнают, что такое ролики

С новым асфальтом местные дети узнают, что такое ролики

Поясню порядок цифр. Бюджет 2020 года, утвержденный маслихатом Кордайского района на 2019–2021 годы, был 11,7 миллиарда тенге. Обычно запланированные показатели растут. Поэтому по бюджету уже Жамбылской области на 2020 год Кордайский район должен был получить 14 миллиардов тенге субвенций из областного центра. А тут сразу 31 миллиард тенге. Бюджет любых 3 районов области!

Смету меняли дважды: в апреле и июле. Видимо, сначала поступили деньги из области, потом – из республики. Тут же пополняли бюджеты каждого села. На что есть решения местного маслихата.

– Наш мегапроект – газификация, – продолжает замакима. – Сегодня у нас газифицировано 12 сел. Меньше трети района. В этом году мы должны подвести газ к 22 селам: 10 в “колхозной” зоне и 12 – в Отарской. Магистральный проект практически завершен. На прошлой неделе мы подали газ в 2 села – Карасу и Отеген. До каждого дома. В декабре, когда подключим Отарскую зону, газификация достигнет 95 процентов. Но в октябре у нас выходит проект по подведению газа к 6 самым отдаленным селам района. Тогда в 2021 году весь Кордайский район будет газифицирован.

– То есть вы будете первым полностью газифицированным районом?

– Аким области нам так и сказал. Мы возводим сразу 5 многоквартирных 5-этажных домов. За 20 лет у нас был построен единственный дом на 50 квартир. А теперь у нас в один год – сразу 5. Обеспечим жильем 230 человек. В том числе в поселке Гвардейском – сотрудников НИИ сельского хозяйства. У нас очередь на жилье – 1 450 человек. Она росла годами. Останутся люди, которые встали в очередь вот вчера. Мы знаем, что очередь будет расти, потому что люди видят, как поднимаются новые дома. Каждый день приходит по 10–15 заявлений на жилье.

Строим сразу 3 школы: в Масанчи – на 600 мест, в Кунбатыс-2 – 180 и в селе Калгуты – на 150 мест. Строим 4 физкультурно-оздоровительных комплекса.

Единственное место, где можно было поиграть зимой в футбол – спортзал школы. Но разрешит ли это директор? Мы решаем эту проблему. Комплексы будут в селах Беткайнар, Отар, Альжан ана и Кордай. Всё это дает большой мультипликативный эффект. В селе Кордай ФОК стоит в жилом массиве “Болашак”. Мы его считали депрессивным и малопривлекательным. Как только построили ФОК, к нему провели дорогу, это сразу подняло статус массива. Комплекс стал центром притяжения в райцентре. Есть проект кризисного центра для женщин, попавших в трудную жизненную ситуацию.

Ерлан Орынбаев выстреливает цифрами, не глядя в бумаги. Но когда надо найти нужную, он пододвигает к себе папку в палец толщиной и долго ее перебирает. Судя по таблицам, это отчетность по ведущимся проектам. Один проект – одна строка.

– Всегда в первую очередь решали социальные, жилищные, дорожные вопросы. А сейчас у нас есть деньги на развитие культуры, – радуется заместитель акима. – Новое строительство Дома культуры в Отаре на 330 миллионов тенге. У нас есть 3 типовых проекта, и в этом году мы начали стройку.

Уже сделан капитальный ремонт 3 врачебных амбулаторий. Заложена помощь детям-инвалидам, берегоукрепительные работы. 6,9 миллиарда тенге выделено на ремонт и асфальтирование дорог. Практически на 100 оцентов заасфальтированы 9 населенных пунктов: Каракемер, Масанчи, Сортобе, Булар батыр, Альжан ана, Кордай, Карасай батыр, Енбек. Есть проекты по установке тротуаров, благоустройству центральных площадей.

Орынбаев легко жонглирует названиями проектов, сколько на них выделено денег и на каком этапе находятся работы: строительство 6 водопроводов, 1 проект реконструкции, 2 – расширение в новых жилых массивах. Средний ремонт 4 подъездных дорог – всего 40 километров. Проведен капремонт 4 школ – в селах Альжан ана, Аухатты, Карасай батыр, Сулутор. Обычно в год район ремонтирует только 3 школы. Построены 8 детских игровых площадок. Как в городе.

Объекты, паспорта

– А как же помощь пострадавшим во время погромов? Что с ними?

– Мы разделили их по категориям: значительно пострадавшие и незначительно. Незначительно пострадало 103 объекта. У них были разбиты стекла, погнуты двери. Мы восстановили собственными силами. То есть усилиями местных акиматов, предпринимателей и населения. Второе: значительно пострадавшие объекты – сгоревшие дома. Всего 65 объектов. Из них 11 не имели правоустанавливающих документов. То есть это незаконные сооружения: дома, склады, другие здания.

Ерлан Орынбаев, заместитель акима Кордайского района

Ерлан Орынбаев, заместитель акима Кордайского района

По 54 была сделана оценка: 41 жилой дом и 13 коммерческих объекта. У кого-то частично сгорела кухня. У другого – кровля. Но стены и фундамент не пострадали. Выделили деньги через благотворительный фонд “Щи вон”, 213 миллионов тенге. Все они восстановлены. Деньги поступили от фонда траста “Самрук-Қазына” и “Байтерек”. По поручению Президента.

Есть люди, которые перестраивали свои дома полностью. Таких заявлений было 6. В рамках оценки акимат возместил им ущерб и дал возможность поменять планировку.

Помогли им сделать эскиз проектов, согласовали планы. Дополнительные расходы на строительство нового дома – расходы их владельцев.

Пересчитали погибших животных. Их оказалось более 40 голов. Заактировали лежащие туши. Хотели полностью восстановить ущерб. Но когда комиссия попросила документы, то многие не смогли предоставить паспорта на животных, – рассказывает замакима. – Поэтому полностью компенсировать их ущерб не получилось. Бюджетные деньги требуют подтверждения наличия паспорта.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи