Опубликовано: 150700

“Я был вынужден покинуть Казахстан”: тренер Ильи Ильина, который помог Узбекистану выиграть золото Олимпиады

“Я был вынужден покинуть Казахстан”: тренер Ильи Ильина, который помог Узбекистану выиграть золото Олимпиады Фото - Ержас Болтаев (слева)

История тренера Ильи Ильина Ержаса БОЛТАЕВА, который помог сборной Узбекистана завоевать золото на Олимпиаде в Токио.

“Покинувший со скандалом Казахстан тренер Ильина стал автором триумфа Узбекистана на Олимпийских играх” - примерно такими заголовками пестрели новостные ленты в начале августа после победы Акбара Джураева в Токио в весе до 109 кг. А всё потому, что третий год со сборной Узбекистана в качестве консультанта работает казахстанский специалист Ержас Болтаев.

В эксклюзивном интервью “КАРАВАНУ” он рассказывает, почему не работает на родине, остались ли у него обиды, и дает свою оценку выступлению сборной Казахстана по тяжелой атлетике в Токио.

“Для меня основное удовольствие – работа”

– Я позвонил вам впервые в субботу вечером. Вы находились в спортзале. Интервью было назначено на воскресенье, поскольку, по вашим словам, “есть время писать тренировочные планы”. Вы вообще после Олимпиады отдыхали?

– Если честно, практически не отдыхал. Но этому есть объяснение. Из-за переноса Олимпиады в этом году пройдет и чемпионат мира. В сборной Узбекистана было принято решение готовить два состава (а это всего девять человек) – на Игры в Токио и на первенство планеты. Естественно, что сразу же по приезде я включился в работу с командой, которая выступит на чемпионате мира. Правда, попросил у руководства три дня для небольшого отдыха: съездил в Казахстан, день провел в Алматы – повидал отца. Я смеялся, что мой молчавший три года узбекский номер стал разрываться от звонков из Казахстана. И как все нашли мои контакты?..

В итоге первый рабочий день был тяжелым: все-таки более тысячи километров за рулем даром не прошли. Да и я сам еще не отошел от соревновательного куража. А для тренировочного процесса это недопустимо. Поэтому взял себя в руки и вошел в колею.

– В Казахстане вас не обвиняли в том, что, мол, ты помог узбекам?

– Нет. Ни разу. Возможно, это потому, что я общался с родными и близкими. И они на Олимпиаде, кроме наших спорт­сменов, болели еще и за меня. Точнее, за спортсменов, с которыми я работаю почти три года.

– В торжественных мероприятиях, посвященных встрече олимпийцев в Узбекистане, участие не принимали?

– Нет. Но я старался также не делать этого и в Казахстане. Не потому, что не люблю. Наоборот, когда спортсменам воздают должное за их труд – это прекрасно. Просто для меня основное удовольствие – работа. Вы чуть раньше спросили про усталость. Знаете, если ты любишь свое дело, отдаешься ему всей душой, то не устаешь. Может быть какая-то минутная слабость, но она тут же проходит. Потому что есть детально прописанный план работы, есть ежедневный труд. Конечно, победы на чемпионатах мира и Олимпиадах – это вершина. Но без тяжелой, постоянной работы ничего не произойдет.

“Мне не хочется ворошить в памяти дела прошлые”

– Сколько правды в выражениях: “Тренер Ильина со скандалом покинул Казахстан” и “Ержаса Болтаева выдавили из страны”?

– Правда в том, что я работал с Ильей Ильиным и до сих пор считаю его легендой всей мировой тяжелой атлетики, он мог бы побить множество рекордов и обыграть всех в Рио. Я действительно написал заявление об уходе из сборной Казахстана в 2018 году, а с января 2019-го работаю консультантом в на­циональной команде Узбекистана. И, честно говоря, мне не хочется ворошить в памяти дела прошлые. В этом мне помогла религия. Я мусульманин, и моя вера помогает найти ответы на многие вопросы. Несколько лет назад я, может, и сказал бы в интервью совсем другое. Но сейчас понимаю, что все проблемы – моя вина. Не бывает так, что все вокруг виновны, а ты белый и пушистый. Мы часто приезжаем на сборы во многие страны бывшего СССР, и там постоянно жалуются. И во всем виновен Запад, который якобы не хочет видеть конкурентов. В такие моменты всегда думал: “Неужели в этом нет ни капли вашей вины?”. Поэтому сейчас у меня нет никаких обид. Да, у нас были разногласия с Алексеем Геннадьевичем Ни. Но у кого их не бывает с коллегами? Это нормальное явление. И моя работа в Узбекистане, как я считаю, не укор Казахстану, а подтверждение того, что в нашей стране много хороших специалистов в тяжелой атлетике, которые востребованы за рубежом. Что в этом плохого?

– В чем именно были у вас разногласия с бывшим главным тренером сборной Алексеем Ни?

– Я всегда считал, что приглашение легионеров оправданно в двух случаях: на начальном этапе – для того чтобы создать конкуренцию в своем виде спорта, и когда нет своих сильных спортсменов. Но со временем свои очень сильные штангисты у нас в стране появились. И поэтому нужно работать именно с тем “материалом”, который имеется. У Алексея Геннадьевича было свое мнение. Но у меня другая позиция. Не было ругани, всё было спокойно. Я написал заявление и покинул сборную.

– Покинули с легким сердцем?

– Нет. В сборной оставались мои штангисты: Рустем Сыбай, Денис Уланов, Саша Зайчиков. Я с ними не раз обговаривал свой уход, хотя понимал, у кого из троих есть шанс попасть на Олимпиаду в Токио. Другой вопрос, что после существенного сокращения лицензий для Казахстана на этих Играх шанс снизился для всех.

“Оказалось, что надеть форму другой страны – это очень непросто”

– Вы работаете в сборной Узбекистана. Как всё произошло?

– Когда я завершил работу в команде Казахстана, ко мне поступило несколько предложений. Я их детально изучил и остановился на Узбекистане. Сказалось много факторов: это и планы развития, которые были и есть у Федерации тяжелой атлетики Узбекистана, и то, что у нас примерно одинаковая культура, плюс мы соседи. Один из недостатков работы тренера в том, что ты редко видишь свою семью. А не самое большое расстояние между нашими странами помогает хоть иногда бывать дома.

– Вы тренируете только национальную сборную?

– Я тренирую национальную сборную, консультирую молодежную и юношеские команды. Многочисленные допинговые скандалы аукнулись казахстанской тяжелой атлетике большими проблемами

– У сборной Казахстана на Олимпиаде в Токио две бронзовые медали. У Узбекистана одна, но золотая.

– С моей стороны будет некорректно сравнивать и оценивать выступление казахстанской команды. Зная, какую работу проделали тренеры, спортсмены, через что они прошли, я считаю, что результат очень хороший. На Олимпиаде от Казахстана выступали два штангиста, и оба завоевали бронзу. Это замечательно! Я поздравляю наших спортсменов, тренеров с этим достижением.

– Помните первый турнир, на котором вы представляли сборную Узбекистана и конкурировали с командой Казахстана?

– Конечно. На чемпионате Азии в Китае. Но на соревнованиях я не чувствовал какой-то напряженности. Гораздо сложнее мне было раньше: оказалось, что надеть форму другой страны – очень непросто! Что касается борьбы за медали, то, поверьте, тренерам бывает иногда гораздо сложнее, когда на помосте два спортсмена из твоей сборной. Надо помогать одинаково обоим! Вот где приходится непросто.

– В Токио казахстанка Зульфия Чиншанло стала 3-й в весе до 55 кг. Установившая олимпийский рекорд в рывке Муаттар Набиева из Узбекистана заняла 4-е место.

– На самом деле Муаттар могла поднять и больше. Она могла установить в рывке не олимпийский, а мировой рекорд – до 103 кг. Но не получилось. Потенциал у нашей спортсменки хороший, но она была способна поднять и больше.

– Я не ослышался. Вы сказали “наша”?

– Да. Когда ты постоянно находишься с командой, все становятся своими. И мне было тяжело, что несколько спорт­сменов, с которыми я постоянно работал, выступали в Токио, а меня рядом с ними не было.

“В спорте ничего легко не бывает”

– Почему так произошло?

– Было принято коллегиальное решение, что Акбар Джураев приедет на Олимпиаду позже других спортсменов. Это распространенная практика, когда тяжи в тяжелой атлетике прибывают позднее, чем большинство спортсменов. Я остался с ним, чтобы максимально подготовить спортсмена к Олимпиаде.

– У вас получилось. Если посмотреть итоговый протокол, то покажется, что победа Джураеву досталась очень легко.

– В спорте ничего легко не бывает. Это тяжелый труд. К тому же соперник в борьбе за золото у Акбара был очень сильный: Симон Мартиросян из Армении. Он – двукратный чемпион мира и действующий обладатель мирового рекорда, причем в сумме. То есть это спортсмен, который знает, как добиваться результата. Почему же его смог победить Акбар? Определенную роль сыграл тот факт, что Олимпиаду перенесли. Сейчас Джураеву 21 год. Он стал старше и сильнее. За год, который у нас появился дополнительно, была проведена огромная работа по улучшению его результатов. И мы выполнили задачу: Акбар установил олимпийский рекорд в толчке и стал чемпионом.

– На какой срок рассчитан ваш контракт со сборной Узбекистана?

– До конца августа. Я уверен, что отработаю до конца чемпионата мира. Потом буду думать о том, что делать дальше.

– В Казахстан вас работать не зовут?

– Нет. Не вижу в этом смысла. Да, я был вынужден покинуть Казахстан, но в нашей стране много компетентных специалистов в тяжелой атлетике, способных добиваться высоких спортивных результатов.

– Но вы ведь когда-нибудь вернетесь на родину?

– Обязательно. Казахстан – моя родина. Придет время, и я надеюсь, что смогу принести пользу здесь.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи