Опубликовано: 3000

Ни сделал свое дело…

Ни сделал свое дело… Фото - Эдуард ГАВРИШ. Алексей Ни (слева) с Майей Манезой (в центре) и Зульфией Чиншанло

И все-таки он ушел. Самая неоднозначная личность в отечественной тяжелой атлетике Алексей Ни покидает сборную Казахстана, в которой он работал без малого четверть века. Его имя всегда будет ассоциироваться как с самыми яркими победами нашей штанги, так и с громкими скандалами.

Представить казахстанскую тяжелую атлетику без Алексея Геннадьевича Ни трудно. Да и, пожалуй, невозможно. В сборной Казахстана он был с 1994 года. В то время в ней значилась только одна звезда мирового уровня – олимпийский чемпион Сеула и пятикратный чемпион мира Анатолий Храпатый. 32-летний никому не известный тренер и 31-летний маститый спортсмен.

– Три-четыре месяца у меня были с ним проблемы – он пытался диктовать свои условия, я свои, – вспоминал в интервью “КАРАВАНУ” Алексей Ни. – Когда дело дошло до подготовки к Азиаде, верх взял разум – мы нашли компромисс. Храпатый готовился в одном зале со сборной, но по отдельной программе под личным руководством своего тренера Александра Стерликова. В итоге на Азиаде он проиграл Андрею Макарову из Семипалатинска. Это была сенсация – заслуженный мастер спорта остался позади мастера спорта. Храпатый не выдержал

После этого я сказал: “Толик, я сделаю все, чтобы ты стал призером в Атланте, но для этого мы должны работать вместе”. На Олимпиаде-96 Храпатый стал вторым.

До появления Ильи Ильина наша штанга была конкурентоспособной только на континентальном уровне. Таланты-то появлялись и раньше, но реализоваться им мешали различные обстоятельства. Вспомним хотя бы серебряного призера Олимпиады-2004 Сергея Филимонова.

Ни: Он реализовал себя только процентов на 50–60. Мог бы стать олимпийским чемпионом и раза три-четыре выиграть чемпионат мира. Помешали нарушения режима. Я не мог его держать в Алматы вместе со сборной, потому что здесь было много искушений. Он готовился в Уштобе у личного тренера Лазаря Дона, жил у него дома. Тренер его отвозил и привозил с тренировок – до такого абсурда доходило перед международными соревнованиями. Олимпиаду в Сиднее Филимонов должен был выигрывать, но “сорвался” за сорок дней до старта. Через четыре года в Афинах Сергей стал вторым только потому, что за месяц до Игр в пьяном виде гонял на мотоцикле без каски, перевернулся и сломал ключицу. Ему вставили спицу, и когда на Олимпиаде он толкал, она у него выскочила.

Одним из поворотных моментов в судьбе нашей тяжелой атлетики стало привлечение к работе со сборной известного турецкого специалиста Энвера Туркелери.

Ни: У меня была дикая мысль перетянуть его в Казахстан. Согласовал этот вопрос с нашим спортивным руководством: тогда председателем был Даулет Турлыханов, а президентом федерации – Кайрат Турлыханов. Привел к ним Энвера ночью, поскольку в шесть утра он улетал домой. Состоялся разговор, и он обещал подумать. Я же постоянно звонил ему, его детям. Короче, достал его. Туркелери приехал в Астану в декабре 2004 года на Кубок Казахстана, завели в кабинет к Даулету Булатовичу. Тот ему дал ручку и бумаги: “Пиши, сколько хочет зарабатывать”.

Он посмотрел соревнования, увидел юных Ильина, Русиновского, Рахатова и согласился работать у нас.

С того момента дела у нашей тяжелой атлетики резко пошли в гору. К Ильину присоединились бывшие китаянки, нареченные у нас Зульфией Чиншанло и Майей Манезой, а также экс-россиянка Светлана Подобедова.

Ни: Вот меня часто критикуют, что набрал легионеров. Они же свое дело сделали, пробили этот путь. У нас ведь не было женской тяжелой атлетики. Чтобы поднять ее, нужны были ориентиры – спортсмены высокого класса или те, кто мог выйти на этот уровень.

Для этого мы взяли двух совсем неизвестных девочек из Китая, которые были вообще никем. Но все видели, как они пахали, и поверили – те же Грабовецкая, Некрасова.

Когда Подобедова поднимала на тренировках рекордные веса, все поняли, что это возможно. Звезду мы взяли только одну – Подобедову, а Манеза и Чиншанло стали звездами уже здесь. Что творится в казахстанской тяжелой атлетике

Маленькие победы – маленькие проблемы. Большие победы – большие проблемы. Погоня за результатом, психологическое и физическое напряжение привели к тому, что в коллективе исчезло единство.

Спортсмены постепенно стали уходить из сборной и тренироваться самостоятельно, с другими наставниками. Когда же ряд лидеров отечественной штанги оказался замешан в допинговом скандале, раскол принял гипертрофированные формы. Как, к примеру, выходка Владимира Седова на чемпионате Казахстана.

Штангист вышел на помост в провокационной футболке с изображением россиянина Александра Иванова, проигравшего Ильину на Олимпиаде в Лондоне.

Седов бросил эту майку в зал со словами: “Вот вам настоящий олимпийский чемпион!”.

Скандал произошел перед Олимпиадой в Рио, на которую Ни повез команду в качестве главного тренера и выиграл с ней шесть медалей, после чего покинул этот пост.

Ни: Я по собственному желанию принял это решение. Два дня назад пришло официальное решение МОК о лишении двух золотых медалей Ильи Ильина. Это своего рода итог работы, которая была проделана МОК и WADA, – пять золотых, одна серебряная и одна бронзовая медали были аннулированы. Иногда они возвращаются

Я был главным тренером на этих двух Олимпиадах, поэтому несу ответственность за то, что произошло с моей командой.

Моя отставка – это солидарность со своей спортивной семьей, которую лишили медалей и возможности выступать на Олимпийских играх в Рио, а не признание вины.

Сборную Казахстана возглавил Юрий Мельников, а Ни до последнего времени трудился директором по работе с тренерским составом, но попал под сокращение.

Как сообщили “КАРАВАНУ” в Республиканской федерации тяжелой атлетики, “в связи с изменением штатного расписания должность была упразднена”. Тем не менее федерация планирует в дальнейшем консультироваться с Алексеем Геннадьевичем.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи