Опубликовано: 200

Зачем журналисту свиноферма?

Зачем журналисту свиноферма?

Почему изменилось отношение к труду у сельчан? Почему здоровые, трудоспособные казахстанцы предпочитают получать пособие, а не искать работу? Не пришло ли время принять закон о тунеядстве?

Эти и другие вопросы поднимались в статье Аллы БЕЛЯКИНОЙ “Кто не работает, тот ест” (см. “КАРАВАН”, № 10 от 13 марта с. г.). Как выяснилось, они не оставили равнодушными депутатов мажилиса парламента РК.

Приучать к труду надо с детства, считает Азат ПЕРУАШЕВ:

– Трудовое воспитание – неотъемлемая часть воспитания вообще. В нашем детстве были и сельхозработы, и школьные дежурства, и трудовые семестры. С ними связаны многие позитивные моменты и впечатления, и уж точно никто из нас не чувствовал себя ущемленным или эксплуатируемым. Тем более что на сельхозработах школьники порой зарабатывали свои первые трудовые деньги, узнавали их настоящую цену. Поэтому не вижу ничего плохого в привлечении старшеклассников (с согласия родителей, разумеется) к сезонному оплачиваемому труду.

– За последние 30 лет мы очень серьезно запустили процесс трудового воспитания, – говорит Владислав КОСАРЕВ. – Правильно вы пишете, что в школе детей не учат даже пол подметать. Я в колледжах часто бываю, скажу, как обстоит дело там.

Будущего специалиста сельского хозяйства – механизатора, зоотехника – обучают с помощью указки и шариковой ручки. Нет даже старенького трактора, грабель, сеялки – ничего нет!

А как на пальцах можно профессии научить? Как можно привить любовь к делу и желание трудиться? И знаете, что меня дико возмущает? В колледже явка на занятия крайне низкая. Один бизнесмен посчитал – менее 30 процентов. Но учащиеся аккуратно получают стипендию. Преподаватели также аккуратно получают зарплату. Мы приучили людей, ничего не делая, иметь доход. Это развращает.

Привязать человека к труду можно только тогда, когда он видит, что труд действительно является источником благосостояния. Если он этого не видит, то теряет интерес. Хозяйка в деревне доит корову, сдает молоко перекупщикам, они везут его в город и продают по 350, 400, а я видел даже 480 тенге за литр. А ей платят всего… 60 тенге. Из этих 60 тенге она большую часть тратит на корма. Что ей остается? Почти ничего. Конечно, желание трудиться у нее угасает. И ребенку она не скажет: “Делай, как я”.

Многие сельчане бросили производить молоко. Коров держат, только чтобы кормить семью. Этим пользуются крупные животноводческие формирования, которые заинтересованы в высокой цене на молоко. Чтобы цена была высокой, молока должно не хватать. Его и не хватает. По медицинским нормам, мы обеспечиваем им население Казахстана только на 64 процента.

Зерновые компании платят механизатору от реализации произведенной продукции 3–5 процентов. А работает он 5 месяцев в году: 2 – весной и 3 – осенью. Все остальное время дома сидит. Какой у него интерес будет? Надо, чтобы ему платили 30 процентов от стоимости произведенного продукта. Тогда можно будет о чем-то говорить.

– Конечно, отмеченные в статье проблемы существуют, – соглашается третий участник обсуждения, Нуржан АЛЬТАЕВ. – Но они в большей степени продиктованы такими причинами, как завышенные ожидания самих потенциальных работников и их работодателей, а также возможностями некоторых категорий населения. Как бы там ни было, считаю, что принуждение к труду, и тем более за предлагаемые упомянутым в статье предпринимателем 25 тысяч тенге, неприемлемо. Мы ведь не можем заставить журналиста, к примеру, при отсутствии у него работы трудиться на свиноферме и получать мизерную зарплату? Человек всегда должен иметь право свободного выбора.

Недопустимость принудительного труда является общечеловеческой ценностью и нормой современного общества. Она признана всеми демократическими государствами. Ау, аул: как правительство заманивает в село молодых специалистов

В статье 24 Конституции РК записано: “Каждый имеет право на свободу труда, свободный выбор рода деятельности и профессии. Принудительный труд допускается только по приговору суда либо в условиях чрезвычайного или военного положения”.

Это уже к вопросу, нужен ли нам закон о тунеядстве. Как выяснилось, мажилисмены против его принятия в современных условиях.

– Когда в стране существует реальная безработица, такая инициатива более чем спорна, – считает Азат Перуашев. – На мой взгляд, здесь нужны не принудительные, а экономические стимулы. Например, при получении определенной поддержки со стороны государства должно выставляться условие, что трудоспособные члены семьи устраиваются на работу, предложенную центром занятости. Да, на таких позициях зарплата гораздо ниже обычной, но если кто-то просит поддержать его за счет других налогоплательщиков, таких же граждан Казахстана, то логично и самому поддержать свою семью, пусть даже небольшой зарплатой. Сейчас такое требование включено в правила назначения АСП. С другой стороны, государству нужно стимулировать создание предприятиями новых квалифицированных, а значит, и высокооплачиваемых рабочих мест, перестраивать систему высшего и технического образования, приближая его к стандартам работодателей.

– Подневольный труд – это рабский труд, – подводит черту Владислав Косарев. – Это всегда повод для внутреннего протеста и свержения того, кто тебя угнетает. Если никто не угнетает, но человек отлынивает – другое дело. Но сейчас этот закон не поможет. Потому что под него могут подпасть 30 процентов работоспособного населения.

А что вас затронуло за живое в материалах, опубликованных “КАРАВАНОМ”? Нам всегда интересно мнение наших читателей.

АЛМАТЫ

 

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи