Опубликовано: 8600

Кто не работает, тот ест: Аграрии попросили сенаторов ввести наказание за тунеядство

Кто не работает, тот ест: Аграрии попросили сенаторов ввести наказание за тунеядство Фото - Алла БЕЛЯКИНА

Предложение принять закон прозвучало в сенате РК в ходе парламентских слушаний по развитию АПК.

Фермеры сетовали на катастрофическую нехватку кадров, в то время как многие сельчане живут на пособия.

Что побудило аграриев просить государство ввести карательные меры к неработающим – “КАРАВАНУ” рассказал автор предложения, глава восточноказахстанского крестьянского хозяйства “Муздыбай-1” Талгат БАЙМУРИНОВ (на фото).

– Талгат Булатович, предлагая наказывать за тунеядство, вы не забыли, что у нас в стране достаточно высокий уровень безработицы?

– Нельзя ссылаться на отсутствие работы, когда на предприятиях не хватает специалистов. Среди моих коллег и знакомых нет ни одного руководителя, который мог бы похвастаться, что у него стопроцентно решен кадровый вопрос. Например, у меня в хозяйстве должно работать 85–90 человек, а работают всего 35! Как-то на встрече с аграриями посол Израиля в Казахстане предложила нам внедрять систему капельного орошения – технологию, в которой Израиль является мировым лидером. У них в пустыне всё растет! Когда я начал вникать, оказалось, что при этом на каждых 500 гектарах должно работать не менее 15 человек. И я перестал интересоваться капельным орошением. У меня нет этих 15 человек. Если бы на 500 гектаров достаточно было одного человека, у меня уже вся территория была бы орошена. Ну и как в такой ситуации говорить о развитии сельского хозяйства?

Недавно к нам в село переселились три многодетные семьи из Семея.

Мы всех взрослых пригласили работать, но никто не захотел! В одной из таких семей шестеро детей, тем не менее ни муж, ни жена не работают, живут на детские пособия.

И меня, как человека и гражданина, пугает даже не то, что два взрослых человека не хотят трудиться, а страшно, что шестеро детей растут и видят, какой образ жизни ведут родители. Что из них вырастет? Я ни в коем случае не против выплаты пособий многодетным семьям. Но это не отменяет необходимости трудиться. Есть у меня в хозяйстве механизатор, который последний раз выходил на работу в октябре. На дворе уже март, а он до сих пор сидит дома, хотя у него пятеро детей. Тоже всей семьей живут на пособия. И таких примеров тысячи. В городах таких людей не меньше. Я думаю, каждый знает женщин, которые работают в 2–3 местах, а их 30-летние дети сидят после окончания университетов дома, жалуясь, что якобы не могут найти достойную работу.

– Но ведь в наше время действительно нелегко найти достойную работу.

– Недавно мы с супругой решили обучиться современным программам бухгалтерии. Записались на курсы, и уже после их завершения в группе, в которой мы учились, я рассказал о том, что моему хозяйству требуется бухгалтер. Все полтора десятка слушателей задали только один вопрос: сколько я буду платить? Хотя вопрос должен был быть другим: какова моя цена, как специалиста, сколько я стою? Мы же вместе учились, и я знаю, что за те знания, которые мы получили за полтора месяца, красная цена каждому из нас, как бухгалтеру, составляла 25 тысяч тенге.

Другой вопрос, что человек с желанием работать уже через год научится приносить своему предприятию пользу и его труд будет достоин зарплаты в 10 раз больше.

Так что достойная работа и столь же достойная зарплата зависят только от самого человека. Просто нужно понимать, что над достижениями надо работать, а не ждать неизвестно чего, лежа дома. Особенно это касается молодых.

– А ваши дети работают?

– Конечно. Мой сын помогает мне в хозяйстве. Когда он учился в школе, во время летних каникул я всегда отправлял его на прополку капусты. Одна из сельчанок назвала меня бессердечным, потому что вся ребятня веселится, играет и купается, а мой сын “отдыхает” на прополке. Она спросила, почему я не жалею собственного ребенка. Тогда я ответил: потому что сильно люблю своего сына, я и посылаю его работать на поле. Молодежь нельзя жалеть.

И это не только мое мнение. На слушаниях в сенате по развитию АПК известный североказахстанский аграрий Геннадий ЗЕНЧЕНКО возмутился, что мы растим бездельников. Сегодня детей со школьной скамьи не приучают к труду: им нельзя мыть пол в классах, нельзя заниматься уборкой. К чему это привело? Когда Геннадий Геннадьевич пришел в университет пообщаться с выпускниками аграрного направления, из 40 человек только один сказал, что планирует работать в селе. Когда фермер обратился с просьбой увеличить число государственных грантов для обучения по сельскохозяйственным специальностям, ректор университета признался, что вузы не осваивают даже то количество грантов, которое государство предоставляет сейчас, – нет желающих.

Если после окончания университета обязать выпускников 3 года отработать по специальности, тогда вообще ни одного студента не будет.

Разве это нормальная ситуация? А ведь в Казахстане, по официальным данным, в сельской местности живет 42 процента населения.

– Как, по вашему мнению, должен работать закон о тунеядстве?

– Тут не надо Америку открывать, она давно открыта. Как в советское время работала статья за тунеядство? Пришел участковый – если ты не работаешь, вот тебе устное замечание и предписание. Во второй и третий раз – уже штраф выписывается. А в четвертый раз тебя судят. И вперед – подметать улицы. Но вопрос не в том, чтобы наказывать, а в том, чтобы человек шевелился, работу себе искал.

– Когда в Казахстане повысили пенсионный возраст и население обязали работать дольше на несколько лет, это стало социальным шоком. Вы не боитесь, что, если добавить еще и наказание за отсутствие работы, это всколыхнет страну?

– Нужно разработать продуманное, гибкое законодательство. Может быть, нужно будет ввести возрастные ограничения. Например, разные планки требований: для людей старше 45 лет – одни, старше 50 – другие, а на достигших 55 лет этот закон вообще не должен распространяться. Законодателям нужно будет отработать все нюансы. Но без законодательно утвержденной необходимости работать нам не выжить. Городская деревенщина: для чего казахи из мегаполисов едут возрождать заброшенные села

– Нигде в мире, кроме СССР, не было и нет наказания за то, что ты не работаешь. Нельзя же сказать, что все человечество глупее нас раз не пришло к решению ввести ответственность за тунеядство?

– Я это тоже понимаю. К тому же мне говорят, что ООН и ОБСЕ будут против введения мер, заставляющих людей работать. Но давайте вспомним Китай, стремительно вошедший в число мировых сверхдержав благодаря отличающейся внутренней политике и не самым гуманным законам. Китай не стал озираться – демократично или недемократично, правильно или неправильно. Зато каких результатов достигла страна. Весь мир с ней считается.

У Казахстана своя специфика, свои определенные проблемы, которых нет в других странах. Нас всего 18 миллионов, а живем мы на территории, которая занимает 9-е место в мире по площади. Если в Германии, которая может целиком уместиться на территории Восточно-Казахстанской области, живет около 83 миллионов человек, то там можно позволить себе разбрасываться трудовыми ресурсами: не хочешь работать – сиди дома, какие проблемы! Мы не можем себе этого позволить.

У нас такая огромная территория не осваивается, и вопрос тунеядства – одна сторона решения этой глобальной проблемы.

Если в такой ситуации народ будет еще и лениться, это уже будет путь к национальной трагедии. А если мы все будем трудиться, если заставим весь народ работать, экономика получит новый виток развития, и соответственно начнет подниматься уровень жизни.

Семей

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи