Опубликовано: 4700

Селу мешают лишние рты: почему местные жители относятся к инвесторам, как к оккупантам

Селу мешают лишние рты: почему местные жители относятся к инвесторам, как к оккупантам

Не занятое трудом сельское население относится к инвесторам, как к оккупантам, считают владельцы крупных хозяйств. Такое отношение к чужакам сдерживает приток капиталов и технологий в наше село.

Синдром “совка”

Большая часть крупных хозяйств часто натыкается на неожиданную проблему: отношения с местными жителями непроизвольно перерастают в конфликт. Предпринимателей не просто недолюбливают. Селяне считают, что бизнесмены им что-то должны.

Приходит в село предприниматель, ставит ферму или развивает производство зерна – непринципиально. Все считают, что он должен взять на работу только тех, кто живет в этом селе. Пришлых недолюбливают. Но при этом сами местные считают: они имеют право что-то взять себе.

– Недалеко от Астаны мы создали хозяйство по разведению овец. Нашли место, подходящее под отгонное животноводство. Закупили породистых овец. Работаем, - рассказывает “КАРАВАНУ” управляющий одной из сельхозкомпаний Санжар. – И вот однажды вечером еду я на ферму, навстречу наш пастух. Смутило меня то, что он ехал не верхом или на мотоцикле, а на уазике.

Остановились, поговорили, я попросил показать, что он везет, а в багажнике у него два самых лучших наших производителя – злитные бараны, на которых была вся наша надежда!

Конечно, я вернул животных в отару. С пастухом расстались. В ответ от жителей села глухой ропот: вы на наши деньги купили себе машины, квартиры, надо бы делиться. Иначе можем и спалить.

Это один из примеров со мной. Но мы же общаемся с коллегами. Все говорят примерно одно и то же: работники из местных всегда могут своровать, что плохо лежит, работают с неохотой, плохо поддаются обучению и дисциплине. Я думаю, такое отношение и сдерживает приток денег в село.

Справка “КАРАВАНА”

В этом году в ТОО “Кок-сагыз ТМ” случилась трагедия: пьяный тракторист проехался по опытному полю одуванчиков кок-сагыз. Подавил половину посевов. Прямой ущерб – миллионы тенге. Но что можно взять с тракториста? У него ничего нет. Трактор и тот чужой. Пришлось вокруг поля городить забор. Иначе разорят по пьянке.

– Если посмотреть с точки зрения экономики, то много людей для развития села и не нужно, – уверен Санжар. – Все наши села, вокруг которых создавались совхозы, образовывались по четким критериям. Крупное хозяйство – это 300–400 активных работников. Они могут обрабатывать 100 тысяч гектаров земли и обслуживать 5–6 тысяч голов коров да овец. Плюс члены их семей. Итого: в одном совхозе жили 1 000–1 200 человек. Сейчас технологии развились, и стольких работников не надо. Эту же работу могут выполнять 100–200 человек. Остальные, извините, лишние. Но это наши люди. Им надо помогать переселяться в более благоприятные для жизни места, где они могут получить новую специальность и найти работу. Как выживают жители казахстанского села в грязевой блокаде

Но, с другой стороны, для 100 работников надо содержать инфраструктуру на 300 человек. Остальные – это дети и старшее поколение. Что это за село в 300 человек? Какого качества получат образование дети в малокомплектной школе? Какие перспективы будут у жителя такого села? Как и сегодня – никакие. Поэтому лучший вариант – это организация работы по вахтовому методу.

Справка “КАРАВАНА”

Самое технологичное сегодня производство – птицефабрика. Лет 30 назад стадо в 30 тысяч голов обслуживали 9 работников. Сегодня строят фабрики, где содержат до 150 тысяч кур-несушек. С птицей работают только 2 человека. Разница в производительности труда – в 22 раза.

В свое время президент Центра социальных и политических исследований “Стратегия” Гульмира ИЛЕУОВА отметила, что переселение из неперспективных сел в райцентры и города уже началось. Сначала в район перебираются молодые люди. Потом они забирают к себе родителей. Но вот статистика, а значит, и правительство этого не видят, так как в сводках не разделяют тех, кто живет на земле, и жителей райцентров. Для статистиков это не миграция.

Тем не менее сельская территория теряет население. Надо лишь подтолкнуть этот процесс, чтобы свободные люди активнее перебирались на лучшие для жизни места.

С точки зрения государства такое переселение выгодно. Более того, это напрямую соответствует программе развития сельских территорий и программе развития АПК, которые были приняты, но остались на бумаге. В этих документах четко указывается, что оптимальное число селян в Казахстане – 25 процентов от населения. Это 4,5 миллиона человек. Сейчас в сельской местности живет 7,7 миллиона. Остальные 3 миллиона лишние?

Вам шашечки или ехать?

– Мы изучали опыт развития промышленных ферм в России и наткнулись на такой пример, – продолжает эксперт. – Сельхозкомпания пришла в село в средней полосе. Вложила деньги. Но работа не задалась.

Изучили проблему – оказалось, что производство тормозят работники, нанятые в ближайших селах. По сути, они саботировали производство.

Решение руководства было кардинальным: нашли заброшенное село Хацапетовку, для оставшихся стариков купили дома в крупных селах, подали документы в суд на признание населенного пункта заброшенным. Через год суд это признал, компания построила птицеферму. Заново набрали людей из других мест. Организовали работу вахтовым методом: смена работает две недели, потом едет домой отдыхать. Для молодых работников с семьями организовали детский сад.

Оказалось, теперь, когда инвестор пришел в пустое село и всё вокруг принадлежит ему, работники относятся к своим обязанностям более серьезно. Никто не ворует. Проблемы с собственностью не возникают.

Такой вахтовый метод, наверное, лучший для условий Казахстана, считает Санжар. У него одни плюсы: производительность труда растет, профессионализм работника постоянно поддерживается, воровства нет, оплата труда позволяет работнику содержать нормальный дом в нормальном селе или городе, его семья живет не на отшибе, дети могут учиться в хороших школах. Городская деревенщина: для чего казахи из мегаполисов едут возрождать заброшенные села

Доярка вахтовым методом

Нужна и встречная работа. Чем будут заниматься эти три миллиона человек? Будет ли для них работа или сфера деятельности? В каких домах они будут жить? Где будут учиться их дети? Сколько больниц надо построить?

Если вы считаете, что это лишняя трата денег, то ошибаетесь. Так или иначе эти расходы уже предусмотрены в бюджетах страны и регионов. Другое дело, что эти деньги можно вложить в глухие поселки, а можно – в перспективные села и города. Резко сократятся расходы государства на содержание больниц и школ, дорог и систем водоснабжения, на обеспечение газом и связью.

Есть и другой плюс: вахтовый метод работы резко расширит рынок труда в стране. У половины горожан сельские корни. Человеку не важно, где он будет жить.

Это может быть город или село в другой области или в другом конце страны. Такой метод активно используют добывающие компании.

Демограф Александр Алексеенко:

– Удельный вес людей, занимающихся сельским хозяйством, в развитых странах колеблется от 5 до 10 процентов населения. Поэтому Казахстану есть куда стремиться. Но надо учитывать условия страны. Я вижу здесь ключевую проблему – как будут обустроены оторванные от земли люди?

Социально-экономические возможности немногочисленных городов не в состоянии “переварить” такое количество новоселов.

Проблемы “новых горожан” уже сейчас являются одними из наиболее актуальных. Здесь кроется большой конфликтогенный потенциал. Переселение сельских жителей в города означает также разрушение каркаса расселения. Поэтому есть опасность потери контроля страны над своей территорией.

Тем более плотность населения в Казахстане и так очень низкая – 6,6 человека на 1 квадратный километр. Можно говорить, что у похожих стран плотность еще ниже – в Австралии – 2,8 человека, в Канаде – 3,4 человека на километр. И обе страны имеют развитое сельское хозяйство. Но надо помнить, что мы зажаты меж двух активных супердержав – России и Китая, у которых имеются свои интересы в РК. У Австралии с Канадой таких проблем нет. На проблему надо смотреть в более широком контексте, не только через призму обеспечения населения сельхозпродукцией.

Марат ШИБУТОВ, представитель Ассоциации приграничного сотрудничества:

– Казахстан – страна с засушливым климатом. Мы расселились так по территории страны потому, что нам нужна вода. Если заселить наши города плотнее, тогда возникнет вопрос: а что мы будем пить? Переселить всех желающих в города фактически невозможно. Тайны акима: за что иностранцы готовы платить большие деньги в Казахстане

Далее – а чем будет заниматься это свободное население? У нас количество людей в промышленности не растет. Да и кем будет работать человек, всю жизнь проживший в селе? Парковщиком? Охранником? Тут надо, наоборот, говорить, что у Казахстана нет сил для урбанизации.

Растут у нас только крупные города – типа Алматы, Астаны и Шымкента. Остальные деградируют. В стране было 214 ПГТ, осталось – 38. То есть число зачатков городов у нас упало. Упала численность населения моногородов – Караганды, Семея, Жезказгана. Городская среда, наоборот, сокращается.

Все эти переселения приводят к деградации населения, люмпенизируют его.

Если вы хотите поднять качество жизни селян, то надо им помогать, а не выселять непонятно куда.

Людям надо дать землю. Лучше бесплатно. У нас 120 тысяч хозяйств. Отдайте им по 50 гектаров земли. С возможностью залога в банке. Вы увидите, как расцветет село при хозяине.

Алматы

Почему Казахстану не стоит претендовать на проведение чемпионата мира по футболу?

  • 1. Это будет праздник для казахстанских коррупционеров

    165
  • 2. Хватит пиара! Нужно жить для себя!

    101
  • 3. Наши ТВ-комментаторы способны испортить любой праздник

    16
  • 4. Не надо пугать иностранцев казахстанским уятом

    26
  • 5. А может стоит все-таки попробовать?

    31
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 339

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров