Опубликовано: 123600

Внешний долг Казахстана достиг критической отметки: к чему это может привести

Внешний долг Казахстана достиг критической отметки: к чему это может привести Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Внешний долг Казахстана достиг критической отметки. Мы задолжали другим странам 165 млрд долларов.

Зачем наша страна занимала деньги на Бермудах?

165 млрд долларов – это примерно 90 % от ВВП, то есть от всего богатства, которое наша страна зарабатывает за год.

Только за последний год долгов накопилось на целых 3 млрд долларов. Это самый высокий показатель среди стран СНГ. Больше должна только Россия, да и то из-за обрушившихся санкций. Мы же должны России 11,7 млрд долларов.

Больше всего за пять лет Казахстан назанимал у Голландии: целых 42,7 млрд долларов.

Эта страна охотнее всего инвестировала средства в нашу экономику, а Великобритания чаще всех выдавала нам кредиты. За пять лет их накопилось на 21 млрд долларов. США тоже не остались в стороне и щедро ссудили Казахстану 12,9 млрд долларов, а Франция расщедрилась лишь на 11,5 млрд.

На этом фоне 9 млрд долларов, которые мы должны Китаю, 3,9 млрд – Гонконгу и 5 млрд – Японии, кажутся вполне логичными. Но как Казахстан умудрился задолжать совсем экзотическим странам (например, Бермудским Островам), остается загадкой. И ведь должны мы не маленькую сумму, а целых 9,4 млрд долларов!

На что же пошли эти колоссальные средства? Справедливости ради нужно отметить, что часть из них была потрачена с пользой, например, на модернизацию устаревших промышленных объектов и открытие новых. Тем не менее остальное (причем большая часть) было банально проедено. С этих денег платили пенсии, пособия, зарплаты бюджетникам, закупались лекарства. Тут полученные средства жаль, но не очень, потому что они пошли на благо народа. А вот за денежки, которые в буквальном смысле выбросили на ветер, очень больно и обидно. Субсидии фермерам, у которых всё равно передох скот и засох урожай, сомнительные проекты по благоустройству города, ЭКСПО, Универсиада, сомнительная защита от коронавируса (вроде опрыскивания дорог хлоркой), потом признанная неэффективной. Не улучшили финансовое положение и январские события.

Года три назад ситуацию еще можно было исправить, отказавшись от громких амбициозных проектов.

Сейчас спасение можно найти только в развитии собственного производства, но на это денег нет, а достать их можно, лишь набрав новых кредитов.

Но даже если новые предприятия будут открыты в кратчайшие сроки, то неизвестно, куда девать готовую продукцию. Нашим постоянным торговым партнерам нынче самим некуда девать излишки производства. Более того, в России сейчас возникла нешуточная угроза технического дефолта. А это все-таки наш важнейший экономический союзник. Если дефолт все-таки случится, то рубль потянет за собой и тенге, и приходить в себя от падения придется очень долго.

Просто, как два помидора

Попробуем определить, что такое внешний долг, без сложных экономических терминов.

Долги есть у всех государств, в том числе и у экономически успешных. При этом огромные суммы не всегда грозят крахом и нищетой.

Например, в США он сейчас больше 30 трлн долларов, и это не мешает Штатам жить припеваючи, а африканская Эритрея должна другим странам всего 311 млн долларов, но люди там едва сводят концы с концами. Существует заблуждение, будто страны одалживают деньги у более богатых соседей, когда своих средств не хватает. Такое тоже случается, но это, скорее, исключение из правил. Для мирового рынка и обычного базара существуют одни и те же законы оборота средств. 

Представим, что некий дачник бойко торгует помидорами со своего участка. За много лет он никого не подводил, товар у него отменного качества, и клиенты готовы заплатить ему даже за будущий урожай, иногда на несколько лет вперед. В тот момент, когда дачник получит аванс, у него появляется внешний долг перед клиентами, который он обязан погасить помидорами. Если огород может дать три центнера овощей, а клиенты дали аванс только за два, то, несмотря на долги, нищета дачнику не грозит. Но этой выручки огороднику мало. Он решает расширить свой участок, чтобы овощей было еще больше. Для этого одалживает деньги у соседей. Берет кредиты, тратит всё на инструменты и удобрения. Тут уже есть риск прогореть, но он минимальный. Если, конечно, дачник не пожадничал.

В случае с внешним долгом Казахстана так и вышло. Мы уже должны отдать 90 % урожая, который еще не собрали.

Сбережений в кубышке уже нет, помидоры еще не поспели, а дачнику надо питаться и кормить собаку, которая охраняет огород. Так образуется внутренний долг. Если год урожайный, то никаких проблем не возникает. А если вдруг засуха или град? В случае неурожая тогда придется продать последние штаны. Под штанами мы понимаем золотовалютный запас.

Беда всё-таки пришла. Урожай сгинул на грядках, а штаны продавать жалко. Остается только брать кредит под грабительские проценты, и то, чтобы отсрочить оплату.

Если Казахстан не умерит свои аппетиты, то его такое будущее ждет уже через год-два.

И, наконец, самое страшное. Урожай не взошел и на следующий год, последние штаны проданы, есть нечего, собака от голода бросается на хозяина, кредит возвращать нечем, клиенты считают дачника мошенником. В масштабах государства это называется дефолтом. Как дефолт сказывается на благополучии граждан, все мы знаем по лихим 90-м.

АКТОБЕ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи