Опубликовано: 140

Танцевать можно не ногами, а сердцем

Танцевать можно не ногами, а сердцем Фото - Вот уже 3 года особенные люди могут раскрыть свои таланты и танцевать так, будто никто не смотрит. Фото предоставлено студией

Как научить танцевать взрослых и детей с синдромом Дауна и ДЦП – об этом знает жительница Актау Лаура АСЫРОВА, открывшая инклюзивную студию. Здесь вот уже 3 года особенные люди могут раскрыть свои таланты и танцевать так, будто никто не смотрит.

В 2004 году Лаура Асырова запустила свой первый проект. Это был творческий фестиваль для детей с инвалидностью – “Передай добро по кругу”. К слову, фестиваль до сих пор жив. Участников в номинациях “Вокал”, “Хореография”, “Декоративно-прикладное искусство”, “Рисование” становится всё больше. Лаура Асырова – профессиональный хореограф, училась в Москве в Институте практической психологии и психоанализа по специальности “Танцевально-двигательная терапия”.

– С каждым годом приходило понимание, что улучшать состояние таких детей можно через творчество, потому что не у всех есть возможность обучаться в школе. И, так как я сама хореограф, зародилась идея – открыть группу для детей с инвалидностью. Первыми стали приходить подростки – с синдромом Дауна и с ДЦП, они передвигались на инвалидных колясках. Вначале было всего несколько детей, сейчас их больше 10. Они приходят в сопровождении своих мам, ведь мамы у нас тоже танцуют. Первое время было очень сложно – необходимо было подобрать методику, нужно было время, чтобы ребята и их родители доверились мне и нашей студии. Сейчас, когда это уже есть, мне очень приятно видеть, как меняются дети, как танцы влияют на их движения, на общение между собой и со зрителями, как они реагируют на аплодисменты в свой адрес, – рассказывает Лаура Асырова.

Сейчас в репертуаре танцевальной студии 6 постановок – это и современные танцы, и латиноамериканские, и вальс, и казахский национальный танец. Хореограф не перестает удивляться, как меняются ее воспитанники. Сейчас они легко идут на контакт, разучивают новые движения, слышат музыку. А в самом начале занятий о самих танцах даже и речи не шло – нужно было научить доверять, выстраивать контакт друг с другом, слушать и слышать мелодию.

– При занятиях, конечно, учитываем диагноз. Необходимо знать, когда дать отдохнуть, а когда дать нагрузку. Были случаи, когда ребята не справлялись с отрицательными эмоциями, могли и кричать, и с кулаками наброситься. Это связано с их диагнозом. Поэтому первое – надо умело подойти к занятиям, и второе – завоевать доверие детей.

Одна из самых ярких воспитанниц инклюзивной танцевальной студииАйнагуль Кулкаирова. Когда Айнагуль было чуть больше года, она получила электротравму, пережила клиническую смерть. Врачи, как могли, боролись за жизнь маленькой пациентки, но последствия травмы серьезно сказались на здоровье – это поражение головного мозга, задержка психоречевого развития. Девушка передвигается на инвалидной коляске. Сейчас ей уже 32 года, но так, как занимается молодая спортсменка с инвалидностью, иногда не под силу и здоровому человеку.

– В 25 лет она впервые села на лошадь, занялась иппотерапией. Через 3 месяца тренировок Айнагуль выступила с рабочей программой на республиканских соревнованиях среди паралимпийцев, которые проходили в ВКО. Там заняла 1-е место, а спустя год также взяла 1-е место на соревнованиях по конному спорту в Москве. Эти занятия улучшили ее координацию, осанку, гибкость. Раньше у нее была спастика в пальцах рук, сейчас движения стали более плавными, улучшаются память, внимание и речь. И это не только благодаря конному спорту. Огромную роль сыграли танцы, на которые дочь ходит вот уже 2 года. Так как мы живем на 2 города, Айнагуль занимается танцами и в Актау, и в Жанаозене. В физкультурно-оздоровительном центре она по 4 часа в день работает на тренажерах, полюбила спортивную игру – бочча. Как она везде успевает, не знаю, сама иногда удивляюсь, – рассказывает Лариса БАЙМУХАНОВА, мама Айнагуль.

Айнагуль Кулкаирова, несмотря на инвалидность, заняла первое место на соревнованиях по конному спорту в Москве

Айнагуль Кулкаирова, несмотря на инвалидность, заняла первое место на соревнованиях по конному спорту в Москве

Еще одна воспитанница танцевальной инклюзивной студии – 14-летняя Карлыгаш. Первое время девушка с диагнозом синдром Дауна даже боялась заходить в зал: ее пугали огромные зеркала. Но постепенно привыкла. Сейчас она лидер и заводила в группе – иногда проводит разминку вместо Лауры. Самый старший воспитанник студии – Рафаэль. У него ДЦП.

– Он и волонтер, и танцор, участвовал в республиканском танцевальном конкурсе и занял 1-е место. Мы ставили танец под песню “Титаник”. Кстати, он один из немногих, кто вырос на нашем фестивале. Есть ребята, которым тогда было всего по 7–10 лет, сейчас они уже взрослые, но продолжают свой творческий путь. Некоторые поступили в колледж искусств, другие занимаются вокалом, и Рафаэль – один из выпускников фестиваля, – добавляет Лаура Асырова.

Самый младший в группе – “солнечный” мальчик МеиржанПоет на четырех языках, мечтает о детском "Евровидении": как живет обладатель самого маленького протеза в мире

– Он такой светлый, такой добрый, всегда всех обнимет, очень открытый ребенок. В танцах он всегда в первых рядах. У него какая-то нереальная любовь к танцам. Когда был карантин, и дети занимались дома, мама Меиржана присылала мне видео его занятий. Он просил ее включать музыку и самостоятельно повторял те движения, которые мы разучивали. Кстати, родители этих детей – это отдельная тема. Они все активные, не стесняются, очень легкие на подъем, постоянно собираются вместе. Я в них это ценю и благодарю за то, что они есть, для меня они – образец родителей, которые имеют особенных детей, – говорит хореограф.

Хореограф отмечает – чаще всего подростки, которые прикованы к инвалидным коляскам, проводят всё свое время в четырех стенах. У многих есть желание учиться танцам, но есть сложности с транспортировкой.

– Я общалась с их родителями – у них нет возможности спустить коляску даже со второго этажа. Но если это и удастся, встает проблема – как добраться до танцевальной студии. Таксисты обычно не хотят их везти, а единственное в городе инватакси не успевает. Оно больше ориентировано на то, чтобы отвезти в больницу или на работу, но никак не для того, чтобы дети провели свой досуг. Есть, конечно, положительные примеры. Дети с ДЦП и синдромом Дауна, которые раньше большую часть времени сидели дома, а теперь несколько раз в неделю посещают танцы, стали совершенно другими. Сначала эти поездки до студии были самым настоящим челленджем, но постепенно дети перестали пугаться всего незнакомого, привыкли к людям, активному городскому движению, делают шаги к социализации. Поэтому я всегда говорю, что танцы – это нечто большее, чем просто танцы.

В планах на ближайшее время – провести отчетный концерт, ведь дети очень соскучились по сцене. А весной танцевальная студия перебазируется на городской пляж для инвалидов. Это, к слову, тоже проект, который реализовала Лаура Асырова.

Весной танцевальная студия перебазируется на городской пляж для инвалидов

Весной танцевальная студия перебазируется на городской пляж для инвалидов

– В мае мы все занятия перенесем на пляж, будем заниматься на свежем воздухе. Плюс хотим там же, на пляже, открыть художественную студию для особенных детей, ведь в основном такие дети направлены именно на творчество, им это ближе, чем традиционное обучение, к примеру, в школе.

Сейчас основная проблема руководителя студии – найти квалифицированных педагогов для работы с такими детьми. Ведь обучение танцам или рисованию особенных детей требует специальных знаний. Пока в студии работают еще 2 молодых хореографа – их Лаура обучает работе с инвалидами сама. Руководитель студии отмечает – специалистов в колледжах и вузах страны почему-то учат только работе со здоровыми детьми.

АКТАУ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи