Опубликовано: 7500

Секс в узких проходах центров СПИД

Секс в узких проходах центров СПИД Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

“Теоретически можно допустить, что кто-то уколет, укусит, но на практике ничего подобного не случалось”, – эксперт.

Льготы – это хорошо. Плохо, когда их отнимут. Все без исключения работники центров СПИД почти четверть века получали надбавки к должностным окладам, пользовались дополнительными отпусками и сокращенной рабочей неделей. А в 2018-м эту малину прикрыли! Льготы стали уделом немногих.

– Введение льгот диктовалось страхом перед неизвестной инфекцией. Я помню, чтобы приняли роды у инфицированной женщины в Жамбылской области, на место пришлось выезжать руководству Республиканского центра СПИД и управления здравоохранения. Сотрудники роддома отказывались выполнять свои обязанности, потому что боялись заразиться, – рассказывает один из разработчиков приказа 90-х годов, инициатор введения льгот службе СПИД, наш бессменный эксперт эпидемиолог Надежда ФЕДОРОВА. – И бояться было чего. Не хватало элементарных средств защиты, отсутствовали лекарства на случай заражения ВИЧ. Лаборанты пользовались стеклянными пробирками, часто с отбитыми краями, что легко приводило к порезам и грозило инфицированием. Поэтому идти в службу СПИД никто не хотел. Но за 30 лет ее существования ситуация в корне изменилась. Необходимость в льготах в том объеме, в каком они были изначально прописаны, отпала.

Отмена в 2018 году 60-процентной денежной надбавки и дополнительного оплачиваемого отпуска в 24 календарных дня большинству категорий работников центров СПИД была правомерной и даже сильно запоздалой, считает эксперт. Но, как водится в нашем отечестве, правая рука не знает, что делает левая. Закон РК № 208 и постановление правительства № 1193 отменяют льготы, а аттестация рабочих мест, предусмотренная Трудовым кодексом РК, помогает вернуть их обратно.

В ноябре 2019 года филиал “Южный” Республиканского НИИ по охране труда отправил в Алматинский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД письмо: “Мы готовы предложить вам грамотное, качественное проведение аттестации”. И уже в декабре был готов заключительный документ. Мы прочитали его с Надеждой Федоровой от начала и до конца.

Секса нет, рожениц тоже

У “южан” была цель – заработать деньги. А для этого не надо – даже вредно! – докапываться до истины. Самое верное – идти на поводу у заказчика. Так, очевидно, и сделал филиал “Южный”. Что напели ему в центре, то он и “увидел”. Неудивительно, что результаты аттестации “подтвердили высокую психоэмоциональную нагрузку и повышенный риск для собственной жизни и здоровья у всех категорий работников”. Причина – “постоянный контакт с ВИЧ-инфицированными… в большинстве своем агрессивно настроенными и неадекватно реагирующими”. “Около 30 процентов из них составляют лица, больные туберкулезом, в том числе открытой формой, 35 процентов – больные вирусными гепатитами С и В и другими запущенными формами тяжелых инфекционных заболеваний…”, – нагнали страху аттестанты.

– Откуда “высокая психоэмоциональная нагрузка”, если пути передачи ВИЧ хорошо известны? – возмутился мой бескомпромиссный эксперт. – Работники центра обязаны их знать: половой, от матери к новорожденному и гемоконтактный. Первые два пути в центрах СПИД неактуальны. Секса там нет, рожениц – тоже. Третий путь заражения возможен, если берется и исследуется кровь. Это касается процедурного кабинета и диагностической лаборатории. Льготы для них и лечпрофотдела никто не отменял. Хотя для последнего, я считаю, это незаслуженная преференция. Он, что, кровавые операции делает? Нет. Максимум проводит осмотр пациентов и назначает им препараты. О чем вообще речь?

– Никогда не видела агрессивно настроенных и неадекватно реагирующих посетителей, – продолжает препарировать текст Надежда Федорова. – Это как надо с ними общаться, чтобы вызвать агрессию? ВИЧ-инфицированные прекрасно понимают, что лечение спасает им жизнь. А если в центр приходят больные туберкулезом в открытой форме, то это, вы меня извините, говорит исключительно о плохой его работе. Такие больные должны получать лечение от ВИЧ в тубдиспансерах. Но их надо выявлять путем своевременной диспансеризации. Вот с этим действительно в АОЦ не все гладко. Так, в справке по итогам визита в центр проверяющих из РЦ СПИД говорилось, что с сентября 2018 по сентябрь 2019 года рентген-исследование прошли только 48 процентов ВИЧ-инфицированных, состоящих на учете в АОЦ. Или, чтобы было понятнее, 1 168 человек из 2 458. Среди 1 290 необследованных вполне могли быть пациенты с открытой формой туберкулеза.

Истины ради я подвергла сомнению компетентность своей помощницы и позвонила заведующей кафедрой ВИЧ-инфекции и ассоциированных заболеваний института непрерывного образования “PROFESSIONAL”, доктору медицинских наук Жанне ТРУМОВОЙ. На вопрос, не опасно ли медикам работать с больными ВИЧ и гепатитом, она не задумываясь ответила:

– Да нет, конечно. Вирусы иммунодефицита и гепатита по воздуху не летают. Гемоконтактным путем эти инфекции могут передаваться, если у больного кровь, а у врача, оказывающего помощь, нарушена целостность кожи. Но и то риск не 100-процентный. А когда просто пациент заходит на прием – это совсем неопасно, – повторила она.

То есть сотрудники центров СПИД рискуют заразиться не больше любого из нас. Даже меньше, если учесть, что они знают, с кем имеют дело (в смысле диагноза), а мы – нет.

– Вот именно! – подтверждает Федорова.

Тем не менее аттестанты нашли вредными и опасными по условиям труда все рабочие места в АОЦ СПИД. К “физическим, химическим, биологическим факторам и напряженности трудового процесса” они притянули и “постоянную занятость сотрудников на персональных компьютерах”.

Кого в наше время миновала компьютерная напасть? Я тоже с утра до вечера пялюсь в экран. Что же ты, “Южный”, со мной не дружный? Шепни моему боссу, пускай подсуетится!

– Сегодня и дети юзерят едва не с пеленок. Не ПК, так смартфон. Если за это давать льготы, то надо давать их всей стране, – сурово замечает Федорова. – Читайте дальше.

“Нахождение” дорогого стоит

А дальше перечисляются удивительно многообразные “параметры напряженности и тяжести труда” в АОЦ СПИД! Так, “характер выполняемой работы директора, заместителей директора, специалистов и рабочих административно-хозяйственного отдела предусматривает в среднем до 5 раз в день нахождения в отделах: эпидемиологическом, лечебно-профилактической работы и диспансеризации, в том числе и диагностической лаборатории”.

С цифрами не поспоришь, но неужто так и гоняют директор с замами из отдела в отдел? Пять (“нахождений”) умножаем на три (руководящих головы) – получается 15. При 6-часовом рабочем дне через каждые 24 минуты руководство устраивает переполох в подразделениях центра. Как случилось, что под таким мощным приглядом лаборатория целых полгода использовала просроченные тест-системы (см. на сайте caravan.kz наш материал “Работник службы ВИЧ/СПИД ставит под сомнение достоверность анализов, сделанных в лаборатории Алматинского областного центра СПИД” от 21 февраля с.г.), неясно. Как неясно и то, какую угрозу несет в себе этот, пусть необычный – как правило, боссы приглашают подчиненных к себе в кабинет или дают ЦУ по телефону, – но без секса и крови стиль руководства.

Бухгалтеров тоже жалеют. Им во как несладко: инвентаризация – “в здании центра, где непосредственно обслуживаются люди, живущие с ВИЧ”. Учет АРВ-препаратов – “в аптечном помещении, куда обращаются люди, живущие с ВИЧ, для получения лекарств”. Выдача справок – “аутрич-работникам, непосредственно контактирующим с людьми, живущими с ВИЧ”. Куда ни кинь – везде клин!

– Вы видите, какая идет накрутка? – говорит мой эксперт.

Я вижу новую хохму. Бедные кадровики заходят “в лабораторию и лечебно-профилактический отдел для рассылки входящей и исходящей корреспонденции” и в это время “сталкиваются со всеми посетителями названных отделов (а также с руководством, специалистами и работниками АХО, отрабатывающими свои 5-разовые “нахождения”! – Авт.), которые, вероятно, являются носителями разно-образных инфекций”.

Инфекции не инфекции, а синяки у них, небось, не проходят…

Литература ужасов

Надежда Андреевна привыкла к таким наворотам и остается невозмутимой. А я выпадаю в осадок.

Как руководство центра читало весь этот бред? Почему не тормознуло распалившихся аттестантов? Не сказало: нет, так нельзя, неверно, глупо?

Вы вчитайтесь в этот хоррор: “Здание не имеет отдельного входа, все работники КГКП “Алматинский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД” и пациенты (о, ужас!) пользуются одним входом и узким (вот тут возможно всё, даже секс!) коридором, не оборудованным приточно-вытяжной вентиляцией, а также общим (!) санузлом и другими помещениями (какими?!). При уборке и посещении санузлов персонал предприятия постоянно обнаруживает (ой!) следы крови ВИЧ-инфицированных (на них прямо так и написано?), использованные биоматериалы (что они у вас делают в туалете?) и шприцы (торчат из унитаза!), что также создает угрозу жизни и здоровью работников. Такие факты выявляются и при уборке территории предприятия (даже дворник в опасности, несмотря на окружающий его простор, естественную вентиляцию и отсутствие прямых столкновений с лицами, “которые, вероятно, являются носителями разнообразных инфекций…)”. 

Переварив информацию, мой эксперт стал нервно смеяться и взял паузу. А я опять к Жанне Трумовой.

– Отдельный вход абсолютно не нужен, – сказала она. – Это давние, устаревшие представления, что ВИЧ-инфицированных надо изолировать, в отдельные палаты помещать. Что касается туалета… Нет, на моей памяти такого не было. Даже если сел на кровь человек, запачкался, риск, повторяю, будет только при повреждении кожи. Или кровь на слизистую попадет. А так – нет. Случаи инфицирования медработников по республике буквально наперечет, и мы все их знаем, обсуждаем. И всегда там какая-то нестандартная ситуация. Как у нас говорят, аварийная. Или медработники могут, как обычные люди, при половых контактах заразиться. Такого, чтобы кто-то заразился на приеме или куда-то сел, а потом оказался инфицированным, в моей практике никогда не было. И не может быть, я еще раз вам говорю. Теоретически можно допустить, что кто-то уколет врача, укусит, но на деле ничего подобного не случалось.

И здесь “южане” нагнали пурги…

Аттестация выдала с головой

“Положение работников предприятия осложняется из-за отсутствия охраны в здании центра, – завершают перечисление вредностей аттестанты, – так как предприятие не может иметь специальную охрану из-за того, что работает на доверительной основе (какие у вас, однако, извращенные представления о доверии! – Авт.) и должно обеспечивать свободный доступ населения”Сергей Сизинцев: “Трудовой кодекс к ситуации ЧП оказался не готов”

Ну молодцы! Если охранник, то обязательно зверь? Вы попробуйте поставить добродушного дядьку. Пусть не только не мешает доступу в здание, но и привечает входящих.

– От материалов аттестации, кроме желания во что бы то ни стало обосновать льготы, попахивает стигматизацией ВИЧ-инфицированных, простительной только самым дремучим людям. Но никак не работникам специализированного учреждения. И они еще проводят акции, направленные на борьбу со стигмой? Какое лицемерие! – подводит итог моя помощница.

– Ярлык на лоб вешать, что у человека ВИЧ-инфекция, – это ни в коем случае нельзя, – сказала, между прочим, и Жанна Трумова. – Врач должен уметь оценивать риск. Иначе будет демонстративно по отношению к больным, обидно для них. Коронавирус внес свои коррективы, а раньше я даже перчатки старалась перед ними не надевать, чтобы они не думали, что ими брезгуют. Обходилась мытьем рук, к которому все давно привыкли.

А сотрудники АОЦ чураются своих подопечных: аттестация выдала их с головой.

И это совсем не смешно.

Пять лет – в шоколаде

Аттестация в АОЦ СПИД коснулась всех 129 рабочих мест, предусмотренных штатным расписанием. Притом что 29 считались вакантными, а для 47 льготы и так были. Странно, правда? Филиал “Южный” заработал на оказанной центру СПИД услуге не так уж много – 1 262 000 тенге. Но прибавьте к ним ежемесячную 60-процентную надбавку к окладам всех работников центра, дополнительные ежегодные оплачиваемые отпуска (24 или 6 дней), сокращенную, 36-часовую, рабочую неделю, молоко за вредность некоторым работникам. Помножьте сумму расходов на пять – столько лет будут действовать льготы (до следующей аттестации). И выйдет совсем не мало.

Кто дал право так распоряжаться бюджетными деньгами? Почему одним законодательным актом не отменили льготы всем, кому положено было отменить, и не оставили всем, кому положено было оставить, а создали этот прецедент с аттестацией?

Дурной пример госорганов

Кстати, до аттестации дело могло и не дойти. Спустя полгода после отмены льгот в АОЦ СПИД ими всё еще продолжали пользоваться. Но в июле 2019 года руководство АОЦ обратилось в департамент государственного аудита Алматинской области с просьбой провести проверку финансово-хозяйственной деятельности и в случае признания неправомерности предоставления льгот отразить это в акте контроля. Но “департамент государственного аудита не смог зарегистрировать свой акт о назначении проверки в органе правовой статистики и специальных учетов”. И в проверке было отказано.

С той же просьбой и с таким же успехом АОЦ стучался в инспекцию труда по Алматинской области. Инспекция посоветовала обратиться в мин-здрав. Он и подсказал аттестацию рабочих мест. Дальше вы знаете.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи