Опубликовано: 5900

ВИЧ с первым криком: откуда у новорожденных в Казахстане такой страшный диагноз

ВИЧ с первым криком: откуда у новорожденных в Казахстане такой страшный диагноз

Девочка прожила 4 месяца и 16 дней. Пока стучало маленькое сердечко, четыре раза переболела пневмонией. На пятый всё кончилось. Вердикт после смерти – IV стадия ВИЧ.

– Вы видели снимки детей из Освенцима? – спрашивает Надежда ФЕДОРОВА, раскрывающая нам секреты закулисья центров СПИД. – Так выглядела и Рустина. Вес – 4 килограмма 100 граммов, это крайнее истощение. Нормально было бы весить в ее возрасте 6 или 7 килограммов. Не знаю, успела ли эта малышка хоть раз улыбнуться – вся ее коротенькая жизнь состояла из приема лекарств и уколов…

Дико звучит на этом фоне комментарий заместителя директора Казахского научного центра дерматологии и инфекционных заболеваний Ирины ПЕТРЕНКО к февральской подаче “КАРАВАНОМ” темы ВИЧ (см. “Волшебники из центра СПИД”, № 7 от 21.02.2020 г.). “Не надо “кошмарить” службу СПИД”, – написала она в “Фейсбуке”. Мы бы и рады “не кошмарить” – не получается. Попавшие в редакцию документы повергают в шок и ужас. Особенно, когда речь идет о детях, получивших инфекцию от своих матерей.

Азбуке надо учить

Этот путь заражения называют управляемым – передачу ВИЧ ребенку можно свести к минимуму (до 1 процента) вовремя начатой и отнюдь не сложной профилактикой. До рождения малыша лекарства принимает мама, после рождения их дают и самому крикуну, попутно назначая ему искусственное вскармливание. Материнское молоко для новорожденного – абсолютное табу. Это азбука в борьбе со СПИДом. Но… Азбуке тоже надо учить! В нашем случае Алматинский областной центр должен неустанно учить персонал роддомов, больниц и поликлиник и неусыпно контролировать результат обучения. Учат? Контролируют? Скажут, да. Но результат почему такой страшный?

– Потому что последний полноценный семинар провели на моей памяти в 2017 году, – утверждает Надежда Андреевна.

– Но вот же (беру ее на понт), читайте: “Запланировано и проведено… 3 семинара для специалистов родовспомогательной службы”. Справка 2019 года.

– Вранье, – раздраженно отмахивается она. – Не проводятся ни семинары, ни разборы в медицинских организациях новых случаев ВИЧ у детей.

Факты кричат, что так оно и есть: из года в год в Алматинской области больше, чем в других областях Казахстана, детей, получивших вирус от своих инфицированных матерей. Некоторые женщины имеют не по одному малышу с ВИЧ: и первые, и вторые роды заканчиваются у них заражением новорожденных. На примере одного такого случая хорошо видно, почему это происходит.

В семье одни уроды?

Поздно, на 39-й неделе беременности, у жительницы области Н. обнаруживают ВИЧ. И дальше – прокол за проколом в работе медиков. Никто не следит за приемом препаратов будущей мамой, хотя он крайне важен: чем меньше вируса в крови у женщины, тем меньше вероятность его передачи в родах ребенку. Когда малыш появляется на свет, ему с задержкой дают лекарство. Но самое вопиющее – с благословения врачей он сосет грудь матери, чего категорически нельзя допускать!

На 33-м году триумфального шествия ВИЧ в Казахстане неонатолог ЦРБ Карасайского района, заполняя дневник наблюдений за новорожденным, бойко рапортует о беспроблемном кормлении ребенка.

“Когда приложен к груди?”. – “По требованию”. “Как сосет грудь?”. – “Хорошо”.

Приходит время выписываться из роддома, и бедному маленькому человечку рекомендуют “исключительно грудное вскармливание” вместо положенного исключительно искусственного! Посетившие кроху на дому сначала врач, потом медсестра путаются в рекомендациях: пишут одно, исправляют на другое. В три месяца малыш заболевает бронхитом. Что, думаете, нацарапал врач детского стационара ЦРБ в плане лечения? “Свободное грудное кормление”!

Ах, если бы это был единичный случай и можно было бы сказать: “В семье не без урода”. Но вот и роддом № 5 Алматы рекомендует ВИЧ-инфицированной роженице “сцеживание молочных желез после кормления ребенка”. Завотделением (!) отметил в выписке из роддома, что женщина “кормит грудью”. Где и чему учился этот специалист? Скольким детям он успеет испортить жизнь, пока не выйдет на пенсию?

Двое ВИЧ-инфицированных наследников в семье N. На свет появились в Алматинской многопрофильной клинической больнице.

Ошибки, допущенные там, перечисляют в своей справке работники ОЦ СПИД: “По первому ребенку мать не была обследована на ВИЧ экспресс-тестом и ИФА. Оба ребенка были на грудном вскармливании. При наличии ВИЧ-инфекции у матери с 2010 года детям не была назначена тритерапия (профилактическое лечение тремя препаратами. – Ред.), а матери – антиретровирусная терапия в родах”.

То есть не было сделано ничего для защиты здоровья и жизни детей. Теперь о семье, состоящей из 4 человек, в отчетах говорят не иначе, как об очаге ВИЧ-инфекции – заражены двое взрослых и двое детей. Оба ребенка получили ВИЧ от матери. Обоих не защитило, а подставило под удар наше здравоохранение. И это тоже отнюдь не исключение: в Талгарском районе два таких очага, в каждом – по два ВИЧ-инфицированных малыша, в Карасайском районе – один. Важное уточнение: речь идет не о близнецах, заразившихся одномоментно, а о детях, родившихся с интервалом в несколько лет. То есть ни в работе областного центра СПИД, ни в работе роддомов ничего не меняется. Никого не трогает эта страшная драма и не подталкивает к исправлению ошибок.

Отличился – глазам не верю – даже Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии. Всё то же и про то же: рекомендуют грудное вскармливание, делают неверные назначения матери и ребенку… То, что давно усвоили журналисты, никак не дается врачам? У нас что за медицина такая?!

“Здесь всё зависит от нас…”

– Нет, я бы не сказала, что акушерско-гинекологическая служба не подготовлена. Они четко знают нормативную базу… Достаточно успешно работают. Я даже сама у них проводила тренинги как раз по передаче ВИЧ от матери ребенку – они слушали с большим интересом, – выступила в роли апологета заведующая кафедрой “ВИЧ-инфекция и ассоциированные заболевания” Института непрерывного образования “PROFESSIONAL” доктор наук Жанна ТРУМОВА.

Но вот же цитаты из документов ОЦ СПИД:

“Врачи приемного отделения роддома не знают названий, доз АРВ-препаратов, кратности их применения и времени назначения”. “Акушерка приемного отделения роддома, проводившая экспресс-тестирование на ВИЧ, не знает технику постановки экспресс-теста”. “В родильном отделении медицинский работник не владеет техникой постановки экспресс-теста, не соблюдает инструкции постановки теста, не обеспечен одноразовыми пипетками, таймером, не указывает ФИО, время постановки на панели теста”.

Одни нарушают, другие бесстрастно фиксируют. Разве вот эта информация из справки КНЦДИЗ не должна заставить бить во все колокола? “В амбулаторных картах детей… отсутствуют записи об осмотре ребенка, интерпретации результата анализа”. Не проводится осмотр, не трактуются результаты анализа – значит до этих детей никому нет дела! Так одна стадия ВИЧ переходит в другую.

– Дети рождаются с несовершенной иммунной системой, – поясняет Жанна Трумова. – Она не сдерживает размножение вируса, и поэтому ВИЧ быстро прогрессирует. Допустим, от ВИЧ-инфицированных мам родились 100 детей с ВИЧ. Уже на первом году жизни у 40–50 разворачивается IV стадия, то есть СПИД. Часто развивается пневмоцистная пневмония, а с ней процент летальности вообще зашкаливает. Это такая больная тема! Я говорю: ребята, это же такой путь, который мы можем искоренить. Он управляемый, здесь всё зависит от нас. От четкого и честного взаимодействия всех служб.

Да, но сначала надо искоренить убийственное равнодушие, поразившее некоторых борцов с чумой XX века. Читайте дальше.

“Нужно разобраться…”

Ребенок родился в июле 2017 года. В январе 2018-го Алматинский городской центр СПИД пеняет своему областному собрату, передавшему данные на малыша и его мать: “За время диспансерного наблюдения (ребенку) не проведено обследование на ПЦР ДНК в сроках 4–6 и 12–16 недель, согласно протоколу диагностики ВИЧ-инфекции”. Больше того, мать ребенка сняли с учета в базе электронного слежения в ноябре 2017 года, а уведомление об этом в городской центр отправлено только в январе 2018-го. “И по указанному адресу не проживает”, – констатирует ГЦ. Да о чем говорить, если даже ФИО ребенка не указали областники! "Может, мне самому изобрести вакцину от СПИДа": о чем мечтают дети, живущие с ВИЧ

Неудивительно, что из 54 состоящих на учете в ОЦ СПИД и получающих лечение детей эффективность терапии достигнута только у 20. Откуда же ей взяться при таком наплевательском отношении? “Химиопрофилактика туберкулеза среди детей практически не проводилась. 32 (!) ребенка нуждались в назначении профилактического курса изониазида”, – говорится в справке по итогам мониторингового визита КНЦДИЗ в Алматинский областной центр СПИД в 2019 году. Это при том, что туберкулез – одно из наиболее распространенных сопутствующих ВИЧ заболеваний. И при том, что в центре есть свой фтизиатр. Чем же он интересно занимался? А директор чем?

Вот еще информация, из ряда вон выходящая. В 2016, 2017 и 2018 годах в области родилось соответственно 45, 53 и 57 детей от ВИЧ-инфицированных матерей.

В 2019 году оставались недообследованными в общей сложности 86 из них, в том числе 7 – с 2016-го, 24 – с 2017-го и 55 – с 2018 года. Это ли не кошмар?

“Нужно разобраться, почему у нас нет четкости”, – сказала на одном из служебных мероприятий бывший директор ОЦ СПИД г-жа САУРАНБАЕВА. Вы уж разберитесь, пожалуйста, и как можно скорее. Адресную просьбу отправляем г-ну Сауранбаеву – нынешнему директору и г-ну Биртанову – министру здравоохранения.

АЛМАТЫ

(Материал подготовлен на основе документов, предоставленных Н. А. Федоровой.)

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи