Опубликовано: 17400

Перекрыли кислород: как в Акмолинской области ищут черную кошку в темной комнате

Перекрыли кислород: как в Акмолинской области ищут черную кошку в темной комнате Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Группа специальных прокуроров и каэнбэшников Акмолинской области вот уже 8 месяцев пытается понять, каким образом чиновник от здравоохранения, главврач крупной областной больницы и известный бизнесмен поделили деньги за поставку аппарата ИВЛ. Вот только способы дознания у них настолько инновационные, что мы считаем своим долгом рассказать о них стране.

Когда 1 апреля в СМИ прошла новость о том, что под стражу взят глава управления здравоохранения Акмолинской области Сулен ИЛЬЯСОВ, а вместе с ним – директор ТОО “Медлайн” Жанар МОЛДАНТАЕВА, жители Кокшетау восприняли это как первоапрельскую шутку. Ильясова знают здесь давно. Он долгое время был главврачом крупной городской поликлиники. Не последний человек в городе и Жанар Молдантаева – она, являясь директором ТОО “Медлайн”, много лет занимается поставками медицинского оборудования для лечебных учреждений города Кокшетау и Акмолинской области. А летом прошлого года так и вовсе предстала в местной прессе как человек, обладающий высокой гражданской ответственностью и вместе с врачами борющийся с пандемией. Именно она в самое сложное время, на пике пандемии и катастрофической нехватки аппаратов ИВЛ, когда управление здравоохранения обратилось к бизнесменам: “Помогите, кто чем может!”, откликнулась одной из первых и подарила региону немецкий аппарат ИВЛ “Draeger Evita”. Аппарат закупили несколько лет назад для нужд одной из частных клиник, но он так и не был запущен в работу. Арест Молдантаевой жители города связали с дарением именно этого аппарата.

Не время делить аппараты?

Но реальность оказалась запутаннее. К подаренному аппарату ИВЛ у следствия претензий нет, вопросы возникли к договору госзакупок медицинского оборудования, заключенному в 2020 году ТОО “Медлайн” с областным управлением здравоохранения. Но под стражу Молдантаева взята по обвинению в хищении денежных средств совсем по другому договору. А именно: по договору, заключенному ТОО “ЛПУ “Авиценна” с областным управлением здравоохранения. ТОО “ЛПУ “Авиценна” к Молдантаевой отношения не имеет практически никакого, если не брать во внимание то, что директор этой организации Елена Москалюк – близкая подруга Жанар.

Весной 2020 года всё закупленное областью для борьбы с пандемией дорогостоящее оборудование выгружалось в Центр фтизиопульмонологии. Но вместе с ним по ошибке оставили в центре 3 аппарата ИВЛ, принадлежащие ТОО “ЛПУ “Авиценна”. Потом начались кошмарные месяцы пика пандемии, и забирать эту технику было просто некогда.

В октябре, когда коронавирусный кризис миновал, Жанар Молдантаева поехала по городу с новой партией оборудования. Глава ТОО “ЛПУ “Авиценна” Елена МОСКАЛЮК, которая совсем недавно стала мамой, попросила подругу заодно заехать в Центр фтизиопульмонологии и забрать, наконец, ее аппараты ИВЛ.

Но главврач Центра фтизиопульмонологии Касымжан ТАШМЕТОВ согласился отдать всего 2 дорогостоящих аппарата. Один – “Dreager Evita XL”, как признался медик, уже полгода стоит в реанимации центра. И отдать он его не может, потому что прямо сейчас он обеспечивает пациента кислородом. И потом отдать не сможет, так как есть и другие пациенты, нуждающиеся в искусственной вентиляции легких.

Как уверял Ташметов, упрздрав в курсе ситуации: глава управления Сулен Ильясов еще летом, когда в центр всё поступали и поступали пациенты с тяжелыми формами легочного голодания, разрешил взять один из частных аппаратов ИВЛ, пообещав вернуть ТОО “ЛПУ “Авиценна” стоимость оборудования.

После чего и был заключен договор государственных закупок № 469 от 09.10.2020 года, по которому центр приобрел у ТОО “ЛПУ “Авиценна” указанный аппарат ИВЛ, а деньги за него перечислил собственнику.

И все стороны вроде как остались вынужденной сделкой довольны.

Скажи мне, кто твой друг, и сядь за это

А вот служба спецпрокуроров через полгода углядела в сделке признаки хищения. По версии следствия, Ильясов, Ташметов и Молдантаева выделенные на закуп аппарата ИВЛ деньги присвоили. Правда, в чем выгода Молдантаевой и каким образом можно присвоить деньги, перечисленные на счет другой фирмы, – остается загадкой. Договор подписывала не она, а Москалюк, денежные средства за указанный аппарат Молдантаева не получала, они были перечислены на счет его собственника – ТОО “ЛПУ “Авиценна”.

Андрей Котлов — адвокат Жанар Молдантаевой

Андрей Котлов — адвокат Жанар Молдантаевой. Фото Анны ВЕЛИЧКО

– В чем вина моей подзащитной? В том, что она по просьбе подруги заехала за оборудованием в Центр фтизиопульмонологии? Я вообще не пойму логику следствия: деньги получила Москалюк, получила их не просто так, а за свое имущество. Если бы облздрав отказался платить, Елена Москалюк могла бы подать в гражданском порядке в суд и взыскать свои деньги. А главное – если даже предположить, что версия следствия верна, нам должны были быть представлены доказательства преступного сговора, но пока этого нет. И главный вопрос: в чем выгода моей подзащитной и других подозреваемых? Аппарат ИВЛ есть, стоимость его известна, областной бюджет перечислил на счет ТОО “ЛПУ “Авиценна” именно эту сумму и ни копейки больше. Что делили Молдантаева с Ильясовым и Ташметовым? – недоумевает адвокат Андрей КОТЛОВ.

Между тем еще в апреле Жанар Молдантаева помещена в СИЗО на основании подозрений в махинациях с продажей того самого аппарата ИВЛ, который ей даже не принадлежит! В конце мая суд продлил срок заключения еще на месяц.

Адвокат подал апелляционную жалобу в Акмолинский областной суд о незаконности продления содержания под стражей Жанар Молдантаевой. Как он уверен, никаких оснований для такой санкции суда нет. Если даже не брать во внимание то, что к договору о госзакупках № 469 директор ТОО “Медлайн” не имеет никакого отношения, у Жанар Молдантаевой изъяли удостоверение личности и паспорт, стало быть, в бега податься она не может. Она никого не убила, не бегает по улицам с ножом и, следовательно, не представляет опасности для общества.

Как следователи блуждали между трех домов и добывали три коробки чудес

Чтобы найти доказательства своей версии событий, следователи сейчас усиленно работают. В начале апреля опергруппа пришла… нет, не к Жанар Молдантаевой домой, не по адресу фирмы ТОО “Медлайн”: город Кокшетау, ул. Абая, 156, и даже не по адресу ТОО “ЛПУ “Авиценна”, которое являлось продавцом того самого аппарата ИВЛ, – ул. Абая, 161. Следователи пришли по адресу: ул. Абая, 156а, в ЛПУ “Авиценна”, то есть в частную клинику, которая вроде как совершенно не имеет отношения к делу. Получается, следователи заблудились в 3 домах?

Или так и было задумано? Аппараты ИВЛ из России, которые были так нужны летом, до сих пор пылятся на павлодарском складе

– Ну сами представьте: у нас работа, пациенты, а тут – опергруппа. Всю администрацию, часть медработников собрали в одном кабинете, провели обыск, в ходе которого изъяли 3 коробки документов и неработающие аппараты ИВЛ, которые стояли в отдельном складском помещении нашей клиники и служили донорами запчастей для тех аппаратов, которые используются в реанимации. Теперь в случае поломки любого из них запасных частей придется ждать неделями, а в отдельных случаях – месяцами, – вспоминает тот день главный врач ЛПУ “Авиценна” Владимир ВУРЦ.

Вместе с неработающими аппаратами ИВЛ из клиники вынесли запротоколированные 3 коробки документов, “1С: Бухгалтерию”. А также незапротоколированные кофемашину клиники и целый мешок с личными вещами сотрудников и собственника здания.

Что касается неучтенки, ее в клинику вернули после того, как руководство ДКНБ посмотрело записи с камер видеонаблюдения клиники, по которым видно, как сотрудники ДКНБ, принимающие участие в обыске, грузят “приватизированное” имущество в свою машину. Правда, через пару дней после этого оперативники снова приехали в клинику и изъяли жесткий диск службы видеонаблюдения с записями проводимого обыска.

Владимир Вурц в реанимации возле аппарата ИВЛ. Фото Анны ВЕЛИЧКО

Владимир Вурц в реанимации возле аппарата ИВЛ. Фото Анны ВЕЛИЧКО

А вот что с документами – непонятно. В протоколе обыска значатся 3 коробки с документами. Если вдруг следователи пришли с обыском не ради того, чтобы разобраться в ситуации, а для того, чтобы любой ценой обосновать обвинение, то из этих коробок теперь, как из шляпы факира, можно доставать что угодно, вплоть до секретной переписки об убийстве Кеннеди. Ну а что – вдруг Жанар Молдантаева и тут виновна, раскаялась, написала признание и отправила подруге в “Авиценну”? Пойди потом докажи, что не было такого письма в коробке!

Как-то не по-партнерски

Так почему же все-таки с обыском пришли именно в клинику?

А может, конечной целью всей операции была именно частная клиника? Как опасаются адвокаты, расследование договоров поставок может быть лишь предлогом, чтобы подобраться к клиникам: ЛПУ “Авиценна” и ЛПУ “Авиценна-Бурабай”, учредителем и владельцем которых является еще одна близкая подруга Жанар Молдантаевой – Юлия Гагаркина.

Тут стоит вспомнить историю возникновения ЛПУ “Авиценна-Бурабай”.

Гражданка США, уроженка Кокшетау Юлия ГАГАРКИНА уже много лет имеет свой успешный бизнес в Америке. Но родину свою никогда не забывала. В 2005 году Гагаркина задумала построить в родном городе Кокшетау клинику, которая бы обслуживала горожан по передовым западным стандартам. Построила. В “Авиценну” теперь едут лечиться со всей области, не исключая и столичных жителей. Оценив заслуги и взвесив финансовые возможности Гагаркиной, в 2017 году областной акимат предложил Юлии стать частным инвестором в первом для страны масштабном проекте ГЧП в медицине. Сказано – сделано.

Согласно сделке, Гагаркина и ее команда наводят порядок в здравоохранении Бурабайского района Акмолинской области, управляют всеми фельдшерскими пунктами, поликлиниками и больницами района, ремонтируют их, оснащают оборудованием, а через 30 лет отдают всё государству.

Государство, в свою очередь, в течение 10 лет возмещает понесенные на строительство затраты. На сегодняшний день Гагаркина вложила в ГЧП более 10,5 миллиарда тенге. Из этих средств государство возместило своему партнеру предусмотренные договором 2,5 миллиарда.

Остальные денежные вложения возмещению не подлежат. Вернуть их инвестор планировал за счет оказания платных услуг. Для этого в Бурабае отстроены новое здание больницы в 6 этажей, морг, ремонтируется инфекционная больница.

Глядя на интерьеры

Глядя на интерьеры "Авиценна-Бурабай", сложно поверить, что это обычная бесплатная больница. Фото Анны ВЕЛИЧКО

И если сейчас вдруг выяснится, что глава ЛПУ “Авиценна” – преступница, всё ею построенное можно легко отобрать в пользу государства или иного инвестора.

Это, естественно, не более чем предположение. Тем более что для расторжения договора ГЧП вроде бы и нет никаких предпосылок. Как сообщил нам в официальном ответе на запрос руководитель областного управления здравоохранения Нариман СЫЗДЫКОВ, ЛПУ “Авиценна” “выполняет свои обязательства в рамках договора качественно и в полном объеме и оказывает медицинские услуги населению согласно целевому назначению”.

Но зачем тогда следователи в рамках расследования уголовного дела по ТОО “Медлайн” и ТОО “ЛПУ “Авиценна” изъяли финансовую отчетность ЛПУ “Авиценна” и запрашивают аналогичную информацию по ЛПУ “Авиценна-Бурабай”, которые к поставкам оборудования не имеют вообще никакого отношения?

А еще, как нам стало известно, в рамках расследования уголовного дела в отношении Молдантаевой был проведен обыск в квартире Гагаркиной.

В общем, согласитесь, история какая-то странная в Акмолинской области происходит.

В рамках закона и в интересах следствия

Хочется верить, что следствие и суд разберутся в этом деле и объяснят, за что 3-й месяц сидит в СИЗО Жанар Молдантаева? Мы обращались с просьбой проверить методы следствия спецпрокуроров к генеральному прокурору РК Гизату НУРДАУЛЕТОВУ. В частности, хотели узнать: с каких пор документы при обыске изымаются коробками? Как того требует процедура, наш запрос Гизат Дауренбекович переправил в прокуратуру Акмолинской области. “Указанные вами в обращении обыски проведены с санкции суда, при их производстве нарушений требований уголовно-процессуального законодательства не допущено”, – отрапортовал заместитель прокурора Акмолинской области Бекжан ЕРМУХАНБЕТУЛЫ. Так и хочется воскликнуть: “Уважаемый Бекжан Ермуханбетулы, запросите у своих подчиненных процессуальные документы. Проверьте: так дела обстоят на самом деле, как вам докладывают?”.

А еще хотели бы обратиться к председателю Верховного суда Жакипу Асанову. В ближайшие дни Акмолинский областной суд будет рассматривать апелляционную жалобу адвокатов на постановление следственного суда о продлении Молдантаевой Жанар меры пресечения в виде содержания под стражей до 3 месяцев. Убедительная просьба – возьмите это дело под свой личный контроль. Согласитесь, какая-то мутная история там происходит.

P.S. На следующий день после того, как мы приезжали в Кокшетау, главврача ЛПУ “Авиценна” Владимира Вурца забрали на допрос вместе с 2 маленькими детьми прямо с детской площадки. Гизат Дауренбекович, скажите, пожалуйста, это тоже в рамках уголовно-процессуального законодательства? Где, как и с кем в здании областной прокуратуры проводят время дети 4 и 10 лет, пока с их папой ваши подчиненные “беседуют”? Вы, пожалуйста, в этот раз не спускайте наш запрос по цепочке в областную прокуратуру – разберитесь сами! А мы, уж не сомневайтесь, всегда напишем о том, как Генеральная прокуратура сложное дело раскрыла. Кто бы ни был в этом деле главным подозреваемым!

Нур-Султан – Кокшетау

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи