Опубликовано: 700

В Казахстане разоряются предприниматели, взявшиеся за организацию школьного питания

В Казахстане разоряются предприниматели, взявшиеся за организацию школьного питания Фото - Виктор ВОЛОГОДСКИЙ

В Восточном Казахстане разоряются предприниматели, взявшиеся за организацию школьного питания в рамках ГЧП.

Называли партнерами

– Планировали хотя бы с сентября открыться, начать зарабатывать, но раз снова дистанционка, надежды не осталось…

Евгений КУЛИКОВ даже не пытается подсчитать убытки. У него в аренде 2 школьные столовые в Риддере, 2 – в Глубоковском районе, 3 – в Усть-Каменогорске. Как началось с марта, когда длинные каникулы перешли в дистанционку и пришлось отправить на свалку весь запас продуктов, завезенный в школы в расчете на IV четверть. Так по сей день и тянется: пришкольных лагерей нет, традиционная учеба в классах отложена на неопределенный срок. Работы нет, строить прогнозы бесполезно.

…А ведь как красиво всё начиналось. В 2019 году местная исполнительная власть поманила бизнес-проектом в формате государственно-частного партнерства.

Идея такая: предприниматели вкладываются в ремонт и оснащение школьных столовых, модернизируют их. А государство в качестве партнера гарантирует аренду на 7 лет.

У первых в итоге появляются понятные условия игры на понятную перспективу. Вторые получают уютные современные столовые, не затрачивая ни тенге из бюджета.

Планировалось, что к сентябрю 2019-го из почти полусотни школ в Усть-Каменогорске в 44 столовые заработают по механизму ГЧП. Реально договоры заключили с 17 предпринимателями по 35 школам. Как отчитались в городском отделе образования, на 9 объектов не нашлось желающих – отпугнули слишком большие суммы, необходимые для ремонта. В горакимате даже посулили предпринимателям, которые решатся все-таки стать инвесторами, увеличить срок аренды до 10 лет.

Понятно, что детское питание – не самый доходный бизнес, много накладных расходов. Тем не менее сегмент не пустовал, предприниматели его осваивали. Можно даже прикинуть возможный финансовый оборот. Например, в Усть-Каменогорске в сентябре 2019-го за парты сели примерно 44 тысячи школьников. Если верить отчетности, 98 процентов из них были охвачены горячим питанием.

Больше 6 тысяч учащихся – это дети, питающиеся за счет фонда всеобуча, в том числе сироты, из многодетных и малообеспеченных семей, подростки с ограниченными возможностями. Для них бюджет выделил на обеды по 375 тенге в день.

Если взять за основу стоимость такого комплекса для учащегося-бесплатника, получится, что только в областном центре оборот составлял около 15 миллионов тенге в день. Во всяком случае, 2,3 миллиона тенге – это ежедневная сумма, гарантированно выплачиваемая из фонда всеобуча. За учебную пяти-дневку, как несложно посчитать, 11,5 миллиона тенге.

Кредит на шее

Коронакризис ударил по всем арендаторам школьных столовых. Нет детских обедов – нет доходов. Но сильнее, чем кто-либо, пострадали предприниматели, ввязавшиеся в государственно-частное партнерство. При разговоре кто-то говорил о 5 миллионах тенге, взятых в кредит в соответствии с договором о модернизации столовой. Кто-то – о 10, кто-то и о 19 “лимонах”.

Один предприниматель, заложивший в банке 3 квартиры, сейчас должен ежемесячно выплачивать по 900 тысяч тенге.

При этом единственная мера из всего пакета господдержки, которая реально оказалась полезной, – это приостановка арендной платы. Остальные льготы не коснулись арендаторов.

– Стала разговаривать с банком, там сказали: мы не можем заморозить ваш кредит, можем только растянуть, – поделилась своей историей предприниматель Тогжан КАИРБАЕВА. – То есть мне придется заплатить еще больше за счет начисления процентов. Где взять деньги на погашение? Все мои сотрудники с апреля без работы. Некоторые рассчитывали устроиться поварами в загородных детских лагерях, но и они закрыты.

– Два наших лагеря на Бухтарминском водохранилище провели один сезон с 15 по 22 июня, – пояснили в объединении детско-подростковых клубов акимата Усть-Каменогорска. – С июля по постановлению главного государственного санитарного врача деятельность летних оздоровительных лагерей запрещена, объявлен карантин. У нас полная готовность: ждут поставщики услуг по питанию, по транспорту. Живем надеждой на август.

Детские лагеря в зоне отдыха в Горной Ульбинке возле Усть-Каменогорска, где в основном принимали деток работников крупных промпредприятий и одаренных школьников, вообще не открылись этим летом.

Каникулы у ребятишек проходят в том варианте, который им смогли предложить в семье. В большинстве своем – у монитора ноутбука, планшета или во дворе городской многоэтажки. С другой стороны, бригады квалифицированных поваров, десятки человек, умеющие накормить вкусно, питательно и разнообразно, остались без работы.

– Непонятно, – вздыхает Тогжан, – базам отдыха дали возможность работать с условием загруженности на 50 процентов, хотя как это проверить? А детские лагеря, которые легко проконтролировать, запретили.

Для многих услуги по организации питания школьников – это семейный бизнес, в который вовлечена вся фамилия от бабушек/дедушек до внуков. Сказать, что эти семьи сейчас в подавленном состоянии – ничего не сказать. На предприятии Евгения Куликова без работы остались, например, 46 человек, у 11 из них по трое детей.

Деньги есть, но вы держитесь

– Арендаторы школьных столовых не раз обращались в органы исполнительной власти и к нам, – рассказали в региональной палате предпринимателей “Атамекен”. – Мы написали в марте в областное управление образования. Предложили такой вариант: деньги, предусмотренные в бюджете на обеспечение горячим питанием детей из малообеспеченных и многодетных семей, можно выдать сухим пайком. У многих затруднительная ситуация, многим нужны продукты.

Что мешает акимату заключить дополнительное соглашение, чтобы арендаторы вместо горячих обедов предоставили сухой паек?

В соседней Павлодарской области именно так и поступили. И семьям легче, и предпринимателям хоть небольшой заработок.

Как подсчитали в палате предпринимателей, в целом по Восточному Казахстану на бесплатные обеды школьников в фонде всеобуча заложено примерно 13,3 миллиона тенге в день, или 66,4 миллиона за учебную пятидневку. Сумма приличная. По закону на основании договора исполнительная власть обязана выделить эти средства, а арендаторы должны их отработать.

Можно, например, раз в неделю поставлять ученикам-бесплатникам набор из крупы, масла, тушенки, сгущенки... Из расчета 375 тенге в день на ребенка. Когда в семье 3–4 несовершеннолетних и родители сидят на выплате 42 500 тенге в месяц, такой паек был бы нелишним.

Весной предприниматели пришли с этим в городской акимат Усть-Каменогорска. Тем более что при заключении договоров ГЧП ключевым моментом было именно партнерство, то есть обоюдное разделение рисков. Комментарий попросили и СМИ. Представители руководства города пообещали дать ответ и… поймали тишину. Ответа не дождался никто – ни палата, ни бизнес-сообщество, ни журналисты. Урок онлайн: как спасти бизнес в период коронавирусного кризиса

Когда Президент Касым-Жомарт ТОКАЕВ говорит о “слышащем государстве”, он подчеркивает умение представителей исполнительной власти вести диалог. Арендаторы искренне рассчитывали найти вместе с акиматом приемлемое решение. Как вариант, заранее пролонгировать договоры на срок до 10 лет, использовать кухонное оборудование для выпуска полуфабрикатов, выпечки с доставкой на дом... Понятно, что для госорганов это головная боль, нужно обеспечить санитарный контроль. Зато предприятия могли бы сохраниться, люди могли бы зарабатывать.

Однако кастрюли в столовых остаются пустыми, а бизнес – в полной неопределенности.

К слову, на расширенном заседании правительства 10 июля Восточный Казахстан был назван областью, где произошло наибольшее сокращение предприятий малого и среднего бизнеса.

УСТЬ-КАМЕНОГОРСК

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Хайдар 31 июля

Круто