Опубликовано: 830

Где-то там внутри: о чем рассказывают онкопациенты

Где-то там внутри: о чем рассказывают онкопациенты Фото - Нэля САДЫКОВА

Вы не поверите! В Казахском НИИ онкологии и радиологии у меня состоялась задушевная беседа с тремя пациентками центра опухолей молочной железы, которые были полны энергии и радовались жизни. А все потому, что врачи здесь не только ответственные специалисты, но и умудренные жизнью психологи. Руководит центром профессор

Алия АБДРАХМАНОВА, которой небезразлична будущая судьба ее подопечных.

После 30 лет женщинам надо обследоваться постоянно

– Меня зовут Багдат ИСКАКОВА, – представляется первая из моих собеседниц. – Мне сейчас 55 лет, двое взрослых детей, сын женат, дочка замужем, и есть уже четверо внуков. Обнаружить раковую опухоль помог случай. В январе на свой день рождения я случайно дома упала с лестницы и поломала руку. А через неделю вдруг у меня покраснела грудь. Вначале думала, что воспалились мышцы поврежденной руки. Но дочь настояла, чтобы я сходила на маммографию (обследование груди). Там и обнаружили опухоль. Порекомендовали не паниковать и дали направление в онкодиспансер.

По отзывам и комментариям в Интернете мы с дочерью прочитали, что более знающие врачи и лучшие профессора работают в Институте онкологии в Алматы, вот и приехали сюда. Был март. Мой лечащий врач Шухрат Сманжанович Султансеитов сразу направил меня на ПЭТ/КТ (позитронно-эмиссионный томограф). Это аппарат, который полностью показывает размеры, форму и стадию развития опухоли.

– А когда случилось это покраснение, вы что ощущали?

– Ничего не ощущала. Заведующая в моей поликлинике так и сказала: “Вам повезло, что упали и пришлось обследоваться. Хотя и случайно, зато выявили такую большую проблему и не затянули с лечением!”.

Только после 8 курсов химиотерапии и иммуногистохимического анализа месяц назад у врачей появилась возможность удалить и опухоль, и грудь. Была вторая стадия – 2,3 сантиметра.

– Почему пришлось проходить так много курсов химиотерапии?

– У меня была агрессивная форма, которая быстро дает метастазы. Хотя до этого она потихоньку где-то там внутри зрела и не давала о себе знать. В отличие, к примеру, от других женщин, у которых заметно бывает сразу, и они сами на ощупь могут обнаружить новообразование. После операции я прошла уже 9-ю по счету химию. Сейчас всё отлично, я довольна лечением. Прочитала послеоперационное заключение своего гистологического обследования – всё нормально, метастазы и раковая опухоль полностью уничтожены. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить…

– Что можете посоветовать женщинам после пережитых вами волнений?

– Чтобы смотрели за собой, каждый год проходили если не скрининг, то хотя бы обследование у маммолога. Меня тоже врачи поругали, что ни разу не была у такого специалиста. Но поскольку грудь не беспокоила, я и не проверялась. Каждый год бываю у гастроэнтеролога, эндокринолога, дерматолога, ревматолога, в женской консультации, а тут упустила. Оказывается, после 30 лет женщинам обязательно надо следить за состоянием груди.

От чего порой зависит жизнь человека

Не менее впечатляющей историей поделилась и Шолпан АХБЕЛОВА.

– В КазНИИ онкологии и радиологии я тоже впервые попала в марте этого года. Мне 51 год, по специальности экономист. На медицинских страничках в Интернете постоянно предупреждают, что с возрастом женщинам всегда нужно, глядя в зеркало, обследовать молочные железы, смотреть подмышечные лимфоузлы.

На груди у себя я ничего не обнаружила, а вот в подмышечной впадине нашла небольшую, но твердую шишечку диаметром около сантиметра. Подумала, не может быть, и на какое-то время забыла о ней. А через 10 дней глянула – она увеличилась до 3 сантиметров!

Естественно, побежала в поликлинику по месту жительства к онкологу, который делает скрининг. Я сама из Алматы, но тогда в связи с работой жила в городе Актау Мангистауской области. Маммографию не получилось сделать, так как тогда уже был карантин. В поликлинике мне сделали УЗИ и отправили в онкодиспансер.

И вот какая история приключилась, прежде чем я оказалась в Алматы. В Актауском онкодиспансере меня осмотрели и сказали: “Мы вообще у вас ничего не видим”. Результат УЗИ-обследования тоже не приняли, отправили к другому узисту. Потом еще прошла маммографию у частного специалиста. И ничего не обнаружили. Побежала к частному онкологу. Она посоветовала: “Если есть возможность, поезжайте в Алматы, там работают опытные специалисты”. И дала направление в КазНИИОиР, за что я ей очень благодарна. Мне сделали открытую биопсию, взяли материал из 10 лимфоузлов, провели еще иммуногистохимический (ИГХ) анализ и обнаружили злокачественную опухоль. Была агрессивная форма онкологии. Какие мутации в генах азиаток предскажут рак груди

Здесь, в Алматы, Алия Жаналыковна посмотрела и поставила мне диагноз: мультицентрическая форма рака с несколькими образованиями в одной молочной железе, что и было видно на снимках маммографии.

Вот видите, как много зависит от квалификации специалиста! И я ей очень благодарна, потому что у меня была третья стадия “С”.

Уже пошли метастазы в подключичные лимфоузлы. Если бы не тот врач, который отправил меня из Актау в Алматы, и если бы не Алия Жаналыковна Абдрахманова, которая сразу увидела проблему и срочно назначила лечение, трудно представить, что бы со мной было. А тут даже не стали ждать завтра, в тот же день провели химиотерапию, поскольку течение болезни было агрессивное.

Я очень благодарна моим докторам, потому что моей младшей дочке сейчас всего 7 лет, мне ее растить да растить. У меня семья: муж, трое детей, старшая дочь взрослая, а эта еще маленькая. Мне очень важно быть здоровой. Поэтому, когда супруг и родственники кому-то писали в интернет-блог, я не выдержала, подбежала и попросила: “Можно я слово скажу за моих врачей?”. Потому что, когда эти люди только заходят в коридор отделения, уже будто солнышко светит. Они поднимают нам настроение! Алия Жаналыковна знает историю всех своих пациентов. Утром подходит к каждому из них. А потом выстраивает девчат в ряд и вместе с ними делает зарядку. Смотрю на наш медперсонал с огромной благодарностью за их отношение, за то, что проявляют к нам огромную любовь. Если бы не было такого отношения, наверное, мы бы так быстро не выздоравливали и не могли бы остановить агрессивное течение болезни. Хорошие врачи, санитары, медсестры! Всё отлично! Весь коллектив работает слаженно. Даже нянечки, которые убирают палаты, очень доброжелательные.

Просто так бросать лечение рака нельзя

Не удержалась от описания своей истории и третья из подруг – Гаухар МАУЛЕНОВА.

– Я тоже лечусь здесь с марта. Сама из Жетысая Туркестанской области, мне 45 лет, двое детей. Старшему 22 года, младшая дочка учится в 5-м классе. Работаю учительницей, преподаю казахский язык и литературу. Была на скрининге в Шымкенте, и у меня обнаружили опухоль в левой молочной железе. Это было в августе прошлого года. Сказали, что нестрашно, обычная мастопатия. Из-за этого упустила полгода. Но потом провели биопсию и подтвердили, что есть злокачественное образование. В Институт онкологии и радиологии пришла уже в марте 2020 года. Восемь курсов химиотерапии прошла до операции. Сейчас у меня опухоли уже нет.

– В данный момент у Гаухар метастазов и клеточного роста не наблюдается, а результаты гистологического обследования вообще супер! – комментирует онколог Алия Абдрахманова. – Но каждый 21 день она приезжает сюда.

– Я уже привыкла, – улыбается Гаухар. – Здесь для меня уже, как мой второй дом.

– Каждый 21 день ей необходимо приезжать, потому что терапия в онкологии – это целый комплекс, – говорит доктор Абдрахманова. – Сначала они получают неоадъювантную химиотерапию, но после четырех курсов мы смотрим динамику, проводим УЗИ, маммографию. Если еще недостаточно, продолжаем лечение дальше либо вообще меняем курс химиотерапии. Потом, когда в организме уже созданы хорошие условия для хирургического вмешательства, пациентки идут на операцию. После операции ждем гистологического заключения. Но даже если уже вообще ничего нет, всё равно учитываем то, что было до процедур. Чтобы они действительно были здоровыми и не было рецидивов.

Просто так бросать лечение в онкологии нельзя!

А в комплексное лечение рака, помимо химии и операций, входят еще лучевая и гормонотерапия. То есть они по жизни наши. Даже если дошли до полного выздоровления, все равно каждый раз должны приезжать и обследоваться по обязательной стандартной программе: УЗИ послеоперационного рубца, подключичной зоны, маммография второй молочной железы, УЗИ гинекологическое, УЗИ печени, обязательно проверяем кости и делаем обзорную рентгенограмму легких.

– А были ли у этих пациенток какие-то травмы груди? – обращаюсь к доктору.

– Нет, не было. Я их всех спрашиваю: “С мужем дрались?”. Улыбается: – Но у них у всех спокойные хорошие мужья.

– А в Жетысае, где вы живете, много ли женщин, у которых проблемы с молочной железой? – спрашиваю Гаухар.

– Да, много. И часто они не замечают начала болезни, не ощущают боли, потому не обследуются и упускают время…

И – вот что интересно! – все три мои собеседницы солидного возраста даже после получения таких нелегких процедур заметно похорошели за последние полгода. И мы воочию убеждаемся, как важны при лечении рака не только дисциплина, но и режим дня, питание, целеустремленность и хороший настрой на достижение лучшего результата!

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи