Опубликовано: 1600

Почему объявленная МВД кампания по упрощенному документированию фактически провалилась

Почему объявленная МВД кампания по упрощенному документированию фактически провалилась Фото - Тахир САСЫКОВ

Мутные конторы, которые обещают за неделю и 500 долларов сделать паспорт тем, у кого нет даже свидетельства о рождении, околоцоновские прихлебатели, за 10 тысяч тенге прописывающие на пару дней кого угодно.

А также возомнившие себя рабовладельцами предприниматели. На людях без документов всегда кто-то неплохо или зарабатывает, или экономит. Может быть, именно поэтому кампания по упрощенному документированию, объявленная осенью МВД, фактически провалилась?

ИИН отсюда!

По данным МВД, в стране проживает около 7 тысяч апатридов – лиц без гражданства. Но это лишь верхушка айсберга, потому что гораздо больше людей не имеют даже такого статуса – они, по сути, не существуют для государства. То есть граждане как бы есть, им надо чем-то питаться, во что-то одеваться, но у них нет самого главного – индивидуального идентификационного номера. И без этих заветных цифр человек не может устроиться на работу, открыть счет в банке, купить сотовый телефон, лечиться в поликлинике и учиться в школе. Да что там, даже умереть он не имеет права: в случае смерти морг не может выдать его тело родственникам – только захоронение в общей могиле.

– С каждым годом жизнь людей без документов становится всё сложнее. К примеру, уже сейчас такой человек просто не сможет решить свою проблему документирования самостоятельно. Самое элементарное: за многие виды госуслуг надо заплатить госпошлину. Через банк. А банк принимает платежи на основании документа, удостоверяющего личность. Дальше. Передвижение по городу. Еще год назад в автобусе Нур-Султана можно было расплатиться наличными. Сейчас – только специальной картой. Если такой карты нет – посредством SMS или через карту банка. Но чтобы купить телефон и вставить в него сим-карту, нужен ИИН; чтобы открыть банковскую карту – нужен ИИН; чтобы записаться в ЦОН – нужен ИИН, – перечисляет директор ЧФ “Коргау” Анна РЫЛЬ.

Ее фонд – одна из немногих благотворительных организаций, помогающих людям в восстановлении документов. За 2020 год юристы фонда восстановили документы 80 человек. Но поток страждущих не только не уменьшается, но и увеличивается. Ежедневно с этой проблемой в “Коргау” приходят несколько человек. Они едут в Нур-Султан со всех концов страны – просто потому, что в столице сделать документы проще, чем в регионах.

– Возможно, причина в том, что в столице миграционная полиция чаще занимается этой деятельностью, они уже привыкли и знают, как и что, поэтому нам проще. Но, по нашей статистике, острее всего эта проблема стоит в Карагандинской и Туркестанской областях, – отмечает Анна.

Через бюрократию – к светлой жизни

Как рассказывает директор ЧФ “Коргау”, в последние годы всё больше случаев, когда документы женщин уничтожают их мужья, сожители, отцы или отчимы, прикрываясь религиозными мотивами. Не редкость, когда человек не поменял вовремя еще советский паспорт или потерял бумаги давным-давно.

С 2020 года роддома получили право выдавать свидетельство о рождении новорождённому со слов матери, даже если у неё самой документы отсутствуют. Но многие годы до этого выдача документов ребёнку была невозможна до тех пор, пока удостоверение личности не сделает мать. Поэтому в стране существуют уже целые династии без ИИН: бабушка, мама, дети…

В то же время нет на свете более бесправного существа, чем человек без документов. Зачастую они попадают в трудовое или сексуальное рабство.

– Мой отец много пил и часто нас бил. А когда мне исполнилось 16 лет и надо было получать удостоверение, никуда не пустил нас с мамой. Через пару лет я просто сбежала из дома. Сначала меня взяли жить на автомойку – я там работала, спала, меня кормили. А потом приехала женщина и увезла в Алматы работать проституткой. Я несколько раз пыталась от нее сбежать, но меня ловили, били и заставляли работать дальше. Менты иногда нас “брали” во время работы, но та женщина приезжала, давала взятку, и нас снова отдавали ей, – рассказывает одна из “новеньких” центра “Коргау” Джамиля (имя изменено).

– Еще одна деталь: в Нур-Султане полиция сотрудничает с нами. И если к ним во время рейда попадает работница коммерческого секса без документов, они направляют ее к нам, – дополняет рассказ молодой женщины Анна Рыль.

Случай Джамили – один из самых простых: пусть и у отца-тирана, но есть ее свидетельство о рождении, за всю жизнь она никогда не уезжала за границу, удостоверение личности женщине сделают в течение нескольких месяцев.

Гораздо сложнее складываются судьбы тех, кто не поменял вовремя советский паспорт или много помыкался по разным странам – из каждого государства, где человек жил, нужна справка об отсутствии гражданства. Стоят эти бумаги в среднем 25 тысяч тенге каждая. Где такие деньги найти человеку, который не может никуда устроиться на работу, – вопрос риторический. Плюс каждая справка может идти месяцами и процесс документирования затянуться на год. Ждать готовы не все.

Раздолье для “помогаек”

Впрочем, не все бездокументные – нищие. Редко, но случается так, что у них есть кое-какие доходы, относительно небедные родственники. Ну и мало кто из таких людей верит во что-то бесплатное. Поэтому сайты бесплатных объявлений пестрят сообщениями типа: “Помогу восстановить любые документы”.

– К нам приходила девушка, которая одной такой конторе отдала 270 тысяч тенге. Ей обещали восстановить утерянные много лет назад документы, но пропали. Первое, что я ей посоветовала сделать, это написать в полицию заявление о мошенничестве, потому что процесс документирования проходит в стране бесплатно – платить надо только госпошлину! Деятельность нашего фонда и других аналогичных спонсируют неправительственные и международные организации, – подчеркивает Анна Рыль. Люди-невидимки: в Казахстане проживает более 7,5 тысячи лиц без гражданства

Национальные проекты по документированию граждан тоже есть, но их очень мало. Возможно, будь их хотя бы немного больше, кто-нибудь выделил бы средства на информирование людей о том, что никто брать деньги за услуги по документированию не имеет права.

Впрочем, таких “серых” зон уйма. К примеру, каждый человек в Казахстане должен быть где-то прописан. И в процессе документирования прописка – один из важных этапов. На тех же сайтах бесплатных объявлений есть желающие помочь и в этой беде. Правда, чаще всего прописывают эти “помогайки” не у себя, а в жилищах абсолютно случайных граждан.

И, чтобы законные квартировладельцы ни о чем не догадались, через пару дней после махинации всех недавно вписанных выписывают. То есть за прописку бездомным гражданам приходится платить каждый раз, когда им нужна адресная справка.

– Мы уже давно говорим об этой проблеме – она касается не только людей без документов, но и всех, кто живет на дачах, в съемных комнатах и во времянках… Очень редко арендодатели дешевого жилья соглашаются, как того требует закон, прописывать арендаторов у себя. Тех, кому мы помогаем, мы прописываем у себя в приюте на полгода – за это время человек должен встать на ноги и найти жилье с пропиской. Но что делать остальным? Я считаю, что для государства не было бы большой проблемой вписать в закон норму о том, что человек, если у него нет постоянного адреса, может приписаться к районному акимату. Это моментально бы решило проблему тысяч людей в одном только Нур-Султане, – рассуждает Анна Рыль.

Почему чиновники и сами не выходят с аналогичными предложениями и не торопятся реализовать идеи правозащитников – никто не знает.

Кто и кому принадлежит и примет ли Родина?

Практически все, кто остался без документов и попал в трудовое или сексуальное рабство, рассказывают, что у хозяев были влиятельные родственники в администрации или прокуратуре. Тут, конечно, не исключены преувеличения и заблуждения, но в то, что человек годами живет и работает за еду в каком-нибудь хозяйстве, а никто из участковых о нем ни сном ни духом, верится слабо.

Да что там, некоторые теряют гражданство практически под присмотром наших правоохранительных органов.

– Совсем недавно мы закончили один очень сложный процесс документирования мужчины, который когда-то переехал в Казахстан, совершил здесь преступление, отсидел в тюрьме, много скитался… Мы пытались сделать ему гражданство Казахстана, так как человек по факту жил в нашей стране почти всю жизнь, но из-за судимости ему гражданство не дают, поэтому в прошлом году начали процесс получения паспорта лица без гражданства. Тогда-то и выяснили, что теперь для получения такого паспорта нужно сдать множество платных медицинских анализов в наркологии, психдиспансере, туберкулезном диспансере и так далее. В итоге на его медицинские обследования мы потратили больше 20 тысяч тенге, – рассказывает Анна Рыль.

Как давно на паспорт лицам без гражданства (ЛБГ) надо проходить платное медобследование, в фонде точно не знают – чаще всего здесь стараются помочь людям получить документ гражданина Казахстана.

В октябре прошлого года казахстанское МВД заявило, что присоединяется к глобальной кампании по ликвидации безгражданства, которую в 2014 году объявило Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев #Ibelong.

Суть кампании в том, чтобы людей без документов выявлять и документировать по упрощенной схеме.

Предполагалось, что продлится акция до января, теперь ее продлили до мая. Но, как признаются юристы фонда “Коргау”, никаких положительных изменений в работе миграционной полиции они не заметили. Впрочем, возможно, улучшения где-то и есть. За 2019 год, по данным миграционной полиции, в Казахстане более 1 700 человек обменяли недействительные советские паспорта на документы РК, за девять месяцев 2020-го МВД выдало 800 новых удостоверений взрослым людям. Скорее всего, цифры по году наступившему и покажут, насколько успешно прошла казахстанская акция “Ibelong”.

НУР-СУЛТАН

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи