Опубликовано: 1200

Люди-невидимки: в Казахстане проживает более 7,5 тысячи лиц без гражданства

Люди-невидимки: в Казахстане проживает более 7,5 тысячи лиц без гражданства Фото - архив "Каравана"

Что объединяет Альберта Эйнштейна, Анну Павлову, Марка Шагала и более 7,5 тысячи человек, живущих в Казахстане? Все они – лица без гражданства.

По праву почвы и праву крови

Биографии выдающихся деятелей прошлого, как и истории современников, показывают, что в категории лица без гражданства (ЛБГ) может оказаться любой. Чаще всего при их упоминании употребляется слово “невидимый”.

Почему среди нас до сих пор живут незримые для официальных госорганов и общества люди (официальное называние – апатриды), как Кыргызстану удалось искоренить эту проблему и что нужно сделать для того, чтобы люди-невидимки обрели полновесный статус?

Об этом говорили участники тренинга “Освещение вопросов гражданства и безгражданства в Центральной Азии”, организованного Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) в партнерстве с “Internews”.

– Гражданство – это юридическая связь между государством и человеком. А ЛБГ, по их собственным признаниям, ощущают себя пустым местом, фантомом. Их никто не видит, не слышит, несмотря на то что проблема безгражданства затрагивает 4,2 миллиона человек. Часто ЛБГ остаются невидимыми со дня рождения и до дня смерти, их существование на планете не фиксируется, – сказал советник по вопросам безгражданства УВКБ ООН по Центральной Азии Марин РОМАН.

Безгражданство передается по наследству – в Центральной Азии есть примеры 3 поколений ЛБГ: бабушка, мать и дети!

– ЛБГ не регистрируются при рождении и смерти, не могут посещать школы, получать образование, официально трудоустраиваться, открывать счет в банке, вступать в брак, обращаться за медицинской помощью. Последний вопрос обострился во время пандемии COVID-19, – отметил спикер.

По Конвенции ООН 1954 года о статусе апатридов, лицо без гражданства (апатрид) – лицо, которое не рассматривается как гражданин каким-либо государством в силу его закона. Также действует Конвенция ООН 1961 года о сокращении безгражданства. Наша страна не является участницей данных документов, как и соседи по региону, за исключением Турк-менистана.

– Большинство людей считаются гражданами в соответствии с законами одного государства – того, где они родились (право почвы), или того, чьими гражданами являлись их родители на момент их рождения (право крови), – напомнил спикер.

У безгражданства разные причины. В случае с гражданами бывшего СССР – распад в 1991 году некогда единого государства и обретение бывшими союзными республиками независимости.

– Многие смогли подтвердить и получить гражданство новых государств-преемников, а другие из-за пробелов в законодательстве, утери “красных” паспортов и иных документов, миграции не смогли это сделать до сих пор. Мы их называем – лица с неопределенным гражданством, – сказал Марин Роман.

Добрались до гор, спустились в низину

Почти 80 миллионов человек в мире – вынужденно перемещенные лица, 26 миллионов из них – беженцы, а 4,2 миллиона – ЛБГ, привел статданные представитель УВКБ ООН.

– Но реальная цифра по ЛБГ выше, поскольку лишь одна треть всех стран мира имеет статистику либо предоставляет ее нам. Большинство ЛБГ проживает в Азии – 2,6 миллиона человек, в Африке – более 1 миллиона. В Европе – полмиллиона человек, – рассказал Марин Роман.

В Центральной Азии, по данным на 1 июля 2020 года, находится более 110 тысяч апатридов. Самый высокий показатель: 92 808 человек – в Узбекистане, далее идет Казахстан – 7 757 человек, Таджикистан – 6 017, Туркменистан – 3 790. А Кыргызстан практически решил вопрос с ЛБГ – их здесь осталось всего 33 человека!

Как это удалось нашему соседу, рассказал директор НПО “Юристы Ферганской долины без границ” Азизбек АШУРОВ, ставший в 2019 году лауреатом премии Нансена за заслуги в области защиты прав беженцев. Награда учреждена в честь норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена, в период между двумя мировыми войнами он был Верховным комиссаром по вопросам беженцев Лиги Наций (предшественница ООН). Если бы инспектора миграционной полиции проявляли человеколюбие: как в Казахстане живут люди без документов

В 2014 году началась глобальная кампания УВКБ ООН “I belong” по борьбе с безгражданством, к которой подключились “Юристы Ферганской долины без границ”. 30 мобильных групп юристов выезжали в отдаленные районы страны для оказания специализированной помощи ЛБГ. Добившись от властей на период кампании амнистии для ЛБГ, юристы смогли легализовать 13 707 ЛБГ.

– Мы идем к людям без гражданства, где бы они ни жили – в горах, низменности, а когда находим, делаем всё возможное, чтобы им помочь.

Безгражданство – это несправедливость, апатриды – как фантомы, физически они есть, но для государства не существуют!

Многие думали, что ЛБГ – это иностранцы, однако в ходе кампании выяснилось: более 65 процентов из них – уроженцы Кыргызстана! Это помогло изменить стигму общества в отношении ЛБГ. Было выявлено много женщин трудоспособного возраста, которые, получив документы, вовлекались в официальную экономику. Мы не даем этим людям гражданство, а возвращаем то, что принадлежит им по праву рождения, – подчеркнул Азизбек Ашуров, сам столкнувшийся с проблемой безгражданства.

Искоренить к 2024 году

Всего в Центральной Азии в период кампании “I belong” с ноября 2014 года по июнь 2020 года выявлено 194 500 ЛБГ, 83 307 лиц получили гражданство, около половины счастливых обладателей документов пришлось на Таджикистан, далее идет Кыргызстан, следом – Узбекистан, Туркменистан и Казахстан (документировано 10 572 человека). В числе ЛБГ и дети. В Казахстане, например, с 2014-го по декабрь 2019 года было выявлено 823 таких ребенка, вопрос с гражданством решен для 115 детей.

Специалист по правовым вопросам УВКБ ООН в Казахстане Шолпан ОЛЖАБАЕВА заметила, что проблемным аспектом ЛБГ в нашей стране является сложность в определении точного количества лиц, не имеющих гражданства.

– Они не подлежат государственному учету, и мы можем говорить о количестве ЛБГ только по факту их обращения. В I полугодии 2020-го 178 человек были задокументированы. Ранее не было законодательно закрепленных процедур документирования, мы разработали соответствующие рекомендации, – рассказала спикер.

А с 1 сентября этого года МВД РК утвердило “Процедуры определения статуса лиц без гражданства”.

– Этот документ позволяет ЛБГ получить доступ к процедурам независимо от наличия документов и регистрации. Также даются процедурные гарантии – прописаны сроки рассмотрения заявления и обязанность миграционной службы письменно уведомить заявителя о решении. Общее бремя доказательства факта гражданства теперь делится между госорганами и самим заявителем.

ЛБГ предоставляется статус, дающий право на проживание, и другие, также упрощается дальнейшая регистрация ЛБГ, и в последующем они могут претендовать на гражданство страны, – сообщила Шолпан Олжабаева.

Кроме того, с 1 октября началась идентификационная кампания МВД РК, УВКБ ООН и партнеров, нацеленная на выявление и документирование лиц с неопределенным гражданством. Уже определено 200 таких лиц, а миграционная служба выявила порядка 2 тысяч ЛБГ. Кампанию планируют продолжить до мая 2021 года.

Также рассматривается вопрос присоединения РК к Конвенции по апатридам, как и других стран региона. Всего около 100 стран взяли на себя 360 обязательств по полному искоренению проблемы безгражданства к 2024 году.

Нур-Султан

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи