Опубликовано: 2200

Если бы инспектора миграционной полиции проявляли человеколюбие: как в Казахстане живут люди без документов

Если бы инспектора миграционной полиции проявляли человеколюбие: как в Казахстане живут люди без документов

Правозащитники предлагают провести легализацию получения казахстанского гражданства.

В стране тысячи людей, живущих в статусе людей без гражданства. Но даже для получения этого “звания” необходимо годами обивать пороги разных госучреждений. Поэтому многие вообще не имеют никаких документов. О том, как живут такие люди и почему казахстанский паспорт для них недосягаемая мечта, – наш рассказ.

КАКАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ РАБСТВОМ И ПАСПОРТОМ?

В частный фонд “Коргау” чуть ли не ежедневно приходят люди без документов. Эта организация – единственная в Астане, которая им хоть как-то помогает. Только за прошлый год юристы фонда помогли оформить документы более чем ста обратившимся.

– С людьми, у которых нет документов, постоянно происходят неприятности. Работодатель, который нанимает их без документов, знает, что платить надо будет не ту сумму, о которой договаривались, а сколько не жалко, что никто из них никуда не пойдет жаловаться, потому что привык к такому обращению. По сути, едва ли не каждый человек без документов – это жертва трудовой эксплуатации, – говорит директор ЧФ “Коргау” Анна РЫЛЬ.

Вот и в день нашей встречи в кабинетах и коридорах офиса “Коргау” толпятся не учтенные статистикой люди. Жуткие откровения иностранца, проведшего в трудовом рабстве в Казахстане 11 лет

Артем – жертва трудовой эксплуатации: его документы бывший хозяин просто забрал. Сбежав из рабства, мужчина пытается восстановить свою личность.

Сделать это достаточно сложно – во многие вопросы вмешивается пресловутый человеческий фактор: инспектора миграционной полиции нормы законодательства зачастую понимают и трактуют так, как удобно исключительно им.

– Основная проблема получения всех документов – это протокол опознания. По разъяснению министра внутренних дел, этот протокол должен делать сотрудник миграционный полиции.

У них должны быть специальные бланки, в которые вклеиваются три фотографии: самого человека, личность которого надо подтвердить, и двоих опознающих. Задача сотрудника миграционной полиции – заверить личности тех двоих, которые опознают.

То есть он должен подтвердить, что их документы подлинные. За достоверность данных человека, на которого составляется протокол опознания, несут ответственность опознающие. Но сплошь и рядом инспектора миграционки отказываются заполнять этот документ. “Мы не хотим брать на себя такую ответственность, у нас такой поток людей в Астану, как мы всем им будем делать протокол опознания”, говорят они нам, – рассказывает о взаимодействии с органами миграции старший юрист отдела документирования ЧФ “Коргау” Яна ПИНКУС.

ДОЧЬ РАБЫНИ

Пока мы с ней беседуем, из комнаты для тренингов и индивидуальных занятий выходит девушка с ребенком. Яна спешит ее обрадовать: из ЦОНа пришло подтверждение, что какая-то нужная справка готова. Схема с двойным гражданством набирает популярность в Казахстане

– Можешь сейчас прямо поехать туда и забрать! – с воодушевлением говорит Яна.

Но девушка не выглядит особо счастливой.

– Боишься одна? – сочувственно спрашивает Яна. Девушка молча кивает головой. – Тогда приходи завтра утром, с кем-нибудь из нас поедешь, – тут же находит выход юрист. Девушка счастливо улыбается.

Это Мария. Она – дочь рабыни, рожденная в рабстве. Спасаясь, мать сбежала, а девочку оставила “хозяину”.

Маша никогда не имела никаких документов, не ходила в школу, не проверяла здоровье в поликлинике. Когда она была подростком, ее вызволили из рабства, с горем пополам сделали удостоверение лица без гражданства (ЛБГ). И вот спустя четыре года у девушки появился реальный шанс стать гражданином РК. За то время, что длится эпопея с документами, она успела обучиться грамоте, окончить курсы и родить ребенка, который, естественно, тоже пока еще ЛБГ. Но так и не перестала бояться людей.

ДИНАСТИИ, КОТОРЫХ КАК БЫ НЕТ

Несколько лет назад расширился список преступлений, за которые человек лишается гражданства Казахстана. Но не стоит думать, что все 7 000 официальных апатридов, живущих в Казахстане, сепаратисты и экстремисты. Чаще всего это боящиеся всего и привыкшие к унижениям и тяжелому труду люди. Впрочем, даже статус ЛБГ надо подтвердить.

Потому как корочка лица без гражданства позволяет официально работать, получать минимальный набор медицинских услуг, копить пенсию и платить налоги.

Многие же в Казахстане живут вообще без всяких статусов. Родители и деды этих людей когда-то не поменяли советский паспорт на казахстанский, соответственно не смогли получить никаких документов их дети, а сейчас уже внуки и даже правнуки. То есть впору говорить о целых династиях не существующих личностей.

– Когда мне говорят, что в том или ином регионе нет проблемы с людьми без документов, это значит лишь то, что там в этом направлении просто не работают. Через наш фонд проходят сотни людей, переехавших в Астану со всего Казахстана. Здесь они задумываются о документах просто потому, что теоретических возможностей для официального трудоустройства больше. В сельской же местности можно всю жизнь прожить, не имея никакого паспорта, – уверена Анна Рыль.

Да и в столице далеко не каждый готов пройти процедуру определения гражданства до конца. Потому что все это деньги.

Например, один из основных документов для получения ЛБГ – это справка об отсутствии гражданства тех стран, в которых человек когда-либо бывал. А она платная. Так, подтверждение о том, что ты не значишься в списке граждан РФ, будет стоить 25 000 тенге. А если человека судьба помотала по нескольким странам? Как восстановить документы, вырвавшись из рабства

– Кроме стоимости необходимо учитывать еще и временной фактор. Официальный срок исполнения такой справки в России – от двух месяцев, в Узбекистане – от полугода. Сколько же времени будет затрачено фактически – неизвестно, – сетует Яна Пинкус.

ТЫ – НЕ ТЫ, И РОДИНА – НЕ РОДИНА

Некоторые сроки удалось бы сократить, прояви инспектора миграционной полиции человеколюбие. Так, в “Коргау” помнят случай мужчины, документы которого были готовы за считанные месяцы – и справки вовремя пришли, и ничего не пришлось переделывать. Но такая удача редко кому улыбается.

Чаще проблемы возникают даже там, где их никто не ждет. Вот, например, девушка Ангелина.

Ее мать – гражданка Казахстана. В 2000 году она уехала в Россию. Там познакомилась с парнем, забеременела и родила девочку.

Отношения не заладились, и мама с дочкой вернулись в Казахстан. До 16 лет Ангелина жила, училась в Казахстане и даже представить не могла, что с ее гражданством есть какие-то проблемы. Пока не пришла в 16 лет получать удостоверение личности. И тут сотрудники миграционной полиции ее огорошили: “Вы не можете быть гражданкой Казахстана, так как свидетельство о рождении выдано в РФ”. Девочка и ее мама собрали все документы на подтверждение казахстанского гражданства, но в миграционной полиции Ангелине согласились присвоить только статус ЛБГ.

– В итоге, посовещавшись, мы все вместе пришли к парадоксальному решению: может, тогда проще подать документы на российское гражданство? В посольстве РФ согласны пойти девочке навстречу, но теперь она уже во всех базах числится как ЛБГ. Поэтому нам сказали: получите паспорт ЛБГ и после уже можете подать документы на гражданство России. Но разве это нормально, что подростку, у которого вся семья здесь, который сам всю жизнь прожил в Казахстане, проще получить российское гражданство, чем казахстанское? – недоумевает Яна. Родилась в 80 лет: уникальная история о казахстанке, прожившей жизнь без документов

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ ЛБГ

Сотрудники ЧФ “Коргау” уже несколько лет ратуют за легализацию казахстанского гражданства.

Если бы государство пошло на такой шаг, то все те, кто до сих пор живет с “красным” паспортом или вообще без документов, могли бы вернуться в легальное поле – получать пенсии, пособия и медицинскую помощь, работать и платить налоги.

Пока же среди людей, которых как бы и нет, очень силен криминогенный риск: терять-то им все равно нечего, а деньги где-то брать надо. Нужны и иные механизмы упрощения жизни для тех, кто находится в процессе получения гражданства Казахстана.

– Сейчас даже госорганы согласны с нами, что нужно какое-то место, куда можно было бы прописать людей на тот период, что будут готовиться документы. Это касается в первую очередь тех, кто освобождается из мест лишения свободы без документов. Там, кстати, таких достаточно много: не имея документов, они совершают преступление, садятся в тюрьму, потом выходят на свободу все также без документов, не могут найти работу и снова идут на криминал, – рассказывает Анна Рыль.

И этот замкнутый круг просто необходимо разорвать.

АСТАНА

Как считает фонд Walk Free Foundation, в Казахстане насчитывается порядка 75 тысяч человек, живущих в рабстве. Что имел в виду этот фонд?

  • 1. Это трудовое рабство

    199
  • 2. У этих людей зарплаты ниже прожиточного минимума

    206
  • 3. Эти казахстанцы находятся в самом настоящем рабстве

    299
  • 4. В фонде ошиблись. В Казахстане нет рабов

    56
  • Все опросы

    Всего проголосовало: 760

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи