Опубликовано: 38900

Ряд третьих сторон заинтересован в том, чтобы отношения между Казахстаном и Россией только ухудшались — эксперты

Ряд третьих сторон заинтересован в том, чтобы отношения между Казахстаном и Россией только ухудшались — эксперты Фото - rossaprimavera.ru

В каком векторе могут развиваться казахстанско-российские отношения на фоне сегодняшней геополитической обстановки? Вот что об этом думают представители российской и казахстанской экспертной среды. 

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин рассказал об угрожающей Казахстану и России экономической проблеме. В частности, эксперт порассуждал на предмет того, что Казахстан собирается соблюдать санкции Запада в отношении РФ.

«Пресс-секретарю президента положено говорить то, что он говорит, а я лично считаю, что вопрос только в том, насколько вот эти документы, которые принимаются экономическим, финансовым блоком казахстанского правительства, реально будут работать. Носят они имитационный характер для Запада, либо это на самом деле будет работающий документ, не будут под грузы санкционные выдаваться счет-фактуры, они не будут иметь возможности пересекать российско-казахстанскую границу. Насколько реально Казахстан готов присоединиться к давлению Запада на российскую экономику, на российскую социальную сферу, на российские финансовые институты? Если готов, и это на самом деле, что называется, от чистого сердца, тогда можно будет ставить вопрос о том, что прежнего уровня отношений экономических, да и политических, потому что одно идет за другим, уже не будет. Это обыкновенная логика, какое тут в таком случае может быть союзничество? Турция, которая не является для России союзником, к санкциям не присоединяется. А Казахстан - наоборот», — высказался эксперт в интервью Радио КП.

При этом Грозин заметил, что присоединение Казахстана к западным санкциям невыгодно для РК.

«С точки зрения выгод для казахстанской экономики и политической системы присоединения к западным санкциям я, например, не вижу. Разрыв экономических связей и с неизбежностью последующее затем политическое охлаждение скажутся самым прямым образом на всех сферах жизни казахстанского общества, казахстанской политической системы. Потому что в противном случае России придется пересматривать полностью свою экономическую политику на казахстанском направлении. Тогда необходимо будет отказываться от преференций на перевозку казахстанского сырья через российскую территорию, тогда надо будет переходить не на союзнические отношения в экономике, а на отношения сугубо экономические»,отметил политолог. Как много России в экономике Казахстана и нужно ли избавляться от этой зависимости - мнение эксперта

Эксперт также подчеркнул, что в нынешних условиях, когда Россия отрезана от многих рынков, отход от нее Казахстана может нанести серьезный урон и в целом быть неприятным процессом.

«В любом случае, это, конечно, будет неприятно. Особенно неприятно для экономических субъектов российских, которые завязаны на казахстанский рынок. Это и некоторые торговые сети, это некоторые сегменты и секторы нашей агросферы, это отдельные крупные предприятия в сфере машиностроения, сельхозтехники, приборостроения, электротехники, оборонно-промышленного комплекса, значительную часть продукции которых закупал и продолжает закупать казахстанский потребитель. Это серьезная проблема для трудовых коллективов, особенно в регионах, граничащих с Казахстаном.

Если предположить пока еще все-таки, на мой взгляд, достаточно фантасмагорическую картину – полный переход экономических отношений от прежних к сугубо рыночным, – российский бизнес, ведший дела в Казахстане, получит серьезный удар. А в силах ли Россия? Я полагаю, что в силах», — высказался он.

Высказался эксперт и по достаточно острому вопросу – о «розыгрыше русской карты» в Казахстане, как это было в Украине. Грозин с такими предположениями не согласен. 

«Вряд ли. Во-первых, это не наш метод. Что, мы на Украине разыгрывали русскую карту? Там люди на самом деле самоорганизовались при минимальном централизованном, именно государственно оформленном российском содействии. Откровенно говоря, были какие-то добровольцы, были какие-то отпускники, но, по сути дела, появление Донецкой республики, Луганской республики, неудавшейся Харьковской республики – все это было низовое движение, творчество масс. Для этого необходима серьезная самоорганизация, для этого необходимо то, чтобы люди были готовы с оружием в руках защищать свою идентичность. 

Северный Казахстан - это депрессивный регион в экономическом смысле, в демографическом смысле особенно. Там люди достаточно неконфликтные. Россия всегда поддерживала целостность и суверенитет Казахстана. Что бы ни говорили казахские национал-патриоты о том, что вот-вот Казахстан повторит судьбу Украины, это «вот-вот» идет уже лет 30 и как-то никак не реализуется», сказал эксперт.

Казахстан фактически оказался между двумя центрами силы, что ограничивает возможности баланса и лавирования для его руководства, заявил доцент кафедры государственного и муниципального управления РУДН Владимир Иванов.

По его оценкам, для Казахстана дальнейшие напряженные союзнические отношения с Россией будут связаны с колоссальными экономическими издержками и чреваты высокими политическими рисками.

«Это в полной мере относится к заявленному решению Казахстана проложить альтернативные маршруты для поставки нефти в обход России как ответу на приостановку Каспийского трубопроводного консорциума, - сказал эксперт bloknot.ru. - Таким образом, политическое руководство Казахстана сталкивается с ситуацией, при которой можно гарантированно потерять очень много уже сейчас в обмен на неясные долгосрочные перспективы западной поддержки».

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков заявил, что вряд ли Россия ожидала от Казахстана признания ДНР и ЛНР – эксперт напомнил, что на такой шаг до сих пор не пошел ни один из партнеров Москвы по ОДКБ и ЕАЭС, включая Беларусь.

«Заявление сначала первого замглавы Администрации Президента Казахстана Тимура Сулейменова, а потом и самого Касым-Жомарта Токаева о намерении соблюдать западные санкции в отношении России также были вполне ожидаемы. Если закрытые договоренности между Москвой и Нур-Султаном о возможности обхода санкций существуют (а это не исключено с учетом реплики Токаева про «очень сложную деликатную работу» в данной сфере), обеим сторонам выгодно не подтверждать их публично. Наконец, реплика президента Казахстана, что представляемая им страна не должна «вечно служить и кланяться в ноги России» в благодарность за помощь ОДКБ в период беспорядков в январе 2022 года, была произнесена в его июньском интервью телеканалу «Россия 24», — указал Нейжмаков.

Теперь давайте послушаем мнения казахстанского экспертного сообщества на тему того, как могут развиваться отношения Казахстана и России в ближайшее время. Политолог Замир Каражанов для начала порассуждал об этом в рамках сотрудничества пяти прикаспийских государств.

«Мнения «каспийской пятерки» о событиях в Украине во многом расходятся, - рассказал политолог caliber.az. - Большинство стран Прикаспия отказывается признавать независимость двух регионов Украины и суверенитет РФ над Крымом. Это Казахстан, Азербайджан, Иран. Позицию Азербайджана озвучил президент страны Ильхам Алиев, аргументировав свое заявление принципами международного права. Не говоря уже о том, что республика сама столкнулась с отчуждением части своей территории, вернуть которую удалось только военным путём. И Казахстан в лице руководства страны неоднократно заявлял, что не признает независимость двух отколовшихся регионов Украины. Республика однозначно не поддерживает сепаратизм, видя в нем дестабилизирующий фактор. Данный тезис находит отражение и в принципах ШОС (членом которой является и РФ, - ред.), декларирующей борьбу «с тремя видами зла»: терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

Иран тоже не признал суверенитет РФ над Крымом и независимость двух украинских областей от Киева. А вот позиция Туркменистана оказалось сдержанной – ни «да», ни «нет». Официальные лица страны ссылаются на ее нейтральный статус. Что же касается России, то ее позиция известна. Однако, несмотря на расхождения по этой теме между странами «каспийской пятерки», отношения между ними и РФ не ухудшились», - пояснил казахстанский специалист. «Не пляшет под чужую дудку»: российский журналист назвал Токаева «политиком номер 1»

При этом, по мнению Каражанова, рассуждения о том, что российская «спецоперация» изменила геополитическую обстановку в Каспийском регионе и акватория Каспия превратилась в милитаристский плацдарм, не бессмысленны.  

«Действительно, такая проблема есть. Россия на Каспии имеет самую крупную флотилию, на вооружении которой стоят крылатые ракеты с радиусом действия более 2 тыс. км. Это позволило ей атаковать цели в Сирии, а это совершенно другая географическая зона мира. Однако оружие, по-моему, плохо вписывается в каспийские контуры, где, во-первых, отсутствуют военные базы третьих государств, а во-вторых, имеются иные угрозы. Не говоря уже о том, что Каспий в ходе принятия Конвенции о статусе этого водоема в 2018 году, был назван «морем дружбы». Стоит в связи с этим отметить и то, что на недавнем саммите в Ашхабаде главы государств подписали коммюнике, где повторялись принципы Каспийской конвенции.

Между тем Иран этот международный документ до сих пор не ратифицировал, из-за чего он не может вступить в силу. Однако ашхабадское коммюнике ещё раз подтвердило приверженность пяти стран принципам Конвенции, то есть ни одно государство не отказывается от них. Вместе с тем один из пунктов коммюнике декларирует «обеспечение стабильного баланса вооружений прибрежных государств на Каспийском море, осуществление военного строительства в пределах разумной достаточности с учётом интересов всех прибрежных государств». И это не просто принцип сотрудничества - со временем он должен найти воплощение в договоре, где будет отражён «баланс вооружений». Хотя в идеале «каспийская пятёрка» должна стремиться к демилитаризации моря, и, на мой взгляд, нет смысла накапливать вооружение в регионе, где отсутствуют военные угрозы. Тем более что Каспий является закрытым морем», — подчеркнул эксперт. Слова Токаева о непризнании ДНР и ЛНР: что они значат для Казахстана

Однако для милитаризации региона, а тем более гонки вооружений, по словам Каражанова, оснований пока нет.

«Действительно, рост расходов на оборону и наращивание военной силы в отдельных странах имел место. Но процесс не был связан с военно-политической обстановкой в Прикаспии, страны шли на такой шаг из-за угроз, исходящих от других (некаспийских) государств. Для Ирана это давление США, для России – вызовы от расширения НАТО, Азербайджан был озабочен вопросами возвращения своих территорий. В Казахстане рост расходов на оборону связан с ростом экономики и госбюджета. Однако, повторюсь, сейчас нет основания для милитаризации Каспия. Во-первых, между странами не существует разногласий и противоречий в вопросах безопасности - они не видят друг в друге потенциальных противников. Во-вторых, «каспийская пятёрка» ориентирована на сотрудничество и в данный момент укрепляет взаимодействие и доверительные отношения», — добавил политолог.

Стоит подчеркнуть, что некоторые представители экспертного сообщества расценивают войну в Украине как передел мирового порядка. Каражанов с такой оценкой ситуации не согласен.

«На мой взгляд, речь идет не о переделе мирового порядка, а о его кризисе. Это не причина, это следствие. Мировой порядок призван поддерживать глобальную стабильность, а так как дело дошло до вооруженного конфликта в Европе, это значит, что существующий порядок больше не способен гарантировать мир и обеспечивать безопасность странам и народам. По словам президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, в прошлом кадрового дипломата, даже в условиях холодной войны ООН демонстрировала больше сплочённости и единства, чем сегодня. Мы начинаем жить «в эпоху перемен».

Согласно китайскому поверью, это сложный период, где вырастают риски, но в то же время открываются новые возможности для государств. Скорее всего, Казахстан сохранит многовекторную политику, поддерживая отношения со своими ключевыми партнерами. Кроме того, неурядицы в «большом мире» будут подталкивать страну на активизацию сотрудничества со своими соседями по Центральной Азии, Каспию, Кавказу», — обозначил казахстанский политолог.

Руководитель информационно-аналитического центра «Институт евразийской политики» Максим Крамаренко в свою очередь отметил, что двусторонние отношения Казахстана и России иногда искажаются в кривом зеркале СМИ и иных средств массовой коммуникации. Как он рассказал qmonitor.kz, в данном случае проблему, связанную с таким искажением, следует «умножать на два», поскольку у ряда третьих сторон есть заинтересованность в том, чтобы отношения между РК и РФ в перспективе только ухудшались. И на это, по мнению эксперта, выделяются соответствующие средства. 

«Поэтому мы то и дело сталкиваемся с тем, как вырванные из контекста слова глав наших государств кардинальным образом меняют смысл сказанного ими, или как частное мнение какого-то депутата, эксперта приобретает на страницах СМИ характер принятого политического решения», — подчеркнул аналитик.

Крамаренко отметил, что переписывание истории, искусственное генерирование исторических обид, выливающиеся на страницы СМИ и соцсетей, – явление такого же порядка. Это, действительно, в итоге может оказать негативное влияние на уровень добрососедства между народами Казахстана и России. Меккой для российского бизнеса станет Казахстан, а не Беларусь — эксперты

«Противодействовать этому можно и нужно, разоблачая в СМИ и на страницах, например, МИД наших стран и иных ведомств в соцсетях манипулятивные технологии, которые использовались в конкретных случаях для оказания негативного воздействия на общественное мнение. В некоторых случаях необходима и разъяснительная информационная работа, направленная на распространение официальной позиции властей относительно того или иного события, вызвавшего неоднозначные интерпретации в СМИ», - подытожил эксперт.

Журналист Мирас Нурмуханбетов, комментируя определенное напряжение между Казахстаном и Россией на информационном фронте, отметил, что никто из казахстанских политиков не допускал в своих речах того, что называют «русофобством», никто и никогда не ставил под сомнение территориальную целостность РФ.

«В лучшем (или крайнем) случае были вполне адекватные, в меру дипломатичные и строго официальные ответы на выпады и откровенные провокации со стороны российских политиков – депутатов разных уровней, руководителей регионов, лидеров партий и движений, не говоря уже о журналистах и, как выразился Касым-Жомарт Токаев, «деятелей культуры».

Скажу больше: немалая часть казахстанского общества даже возмущалась тем, что наши политики, и в первую очередь МИД, предпочитают отмалчиваться. Короче говоря, со стороны Казахстана (общественных деятелей, гражданских активистов) обычно следует ответная реакция. Конечно, не всегда такая реакция является адекватной, но факт то, что в большинстве случаев она становится следствием провокаций. Исходя из сказанного, считаю, что ничего особенного противопоставлять этому не стоит. Противопоставить можно и нужно только взаимное доверие, уважение и равноправие. Наверное, звучит обще и пафосно, но по сути - верно. Другое дело – как этого добиться...

...Что касается России, то странная вещь: вроде бы рейтинг Путина реально растет, он уверяет Токаева, что проблем в отношениях между нашими народами нет, но практически в тот же день появляются новые выпады со стороны депутатов и глав регионов. Не говоря уже о модераторе той самой сессии на Питерском форуме. Либо слова Владимира Владимировича его команда игнорирует, либо он говорит Касым-Жомарту Кемелевичу одно, а своим подчиненным – другое», — отметил Нурмуханбетов.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи