Опубликовано: 7700

Бастыки из квазисектора выписывают себе миллионные премии, оплачивают их рядовые казахстанцы

Бастыки из квазисектора выписывают себе миллионные премии, оплачивают их рядовые казахстанцы Фото - Caravan.kz

А на чем правительство пытается сэкономить?

На Национальном курултае в Атырау 15 марта президент Токаев опять отметил необходимость экономить бюджетные средства. Это уже пятое напоминание/поручение правительству за три года. Как министры и областные акиматы их выполняют? Сколько удалось сэкономить? Тут настоящий многосерийный детектив. Посчитаем?

В этом вопросе разобрался корреспондент медиапортала Сaravan.kz

«Предварительный» звонок прозвучал в ковидном 2020 году. Но тогда ситуация была экстраординарная. И большие деньги (выбора-то не было) пришлось бросить на борьбу с пандемией. Типа «война все спишет». Много тогда «списателей» оказалось – от Астаны «до самых до окраин».

Слышали звон…

Настоящий первый зазвенел в 2022-м, когда выяснилось, что под «крышей» ковида в никуда исчезли сотни миллионов тенге. Итог: несколько десятков уголовных дел. Сколько денег удалось вернуть в казну – я не нашел пока достоверной информации. Гостайна, покрытая антиковидной маской?

Как в акиматах закупали маски по 700-800 тенге за штуку? Кто в Астане контролировал эти госзакупки? Кто на этом наварился? Да Антикор его знает…

Второй звонок – на совещании у президента по вопросам социально-культурного развития страны в апреле 2023-го. Тогда глава государства отметил чуть ли не некомпетентность руководителей госорганов: «Это особенно проявляется в освоении бюджетных средств… Низкое качество государственного управления практически на всех этажах власти».

У бастыков эта напоминалка между ушей пролетела?

Третий. В феврале прошлого года Токаев поставил четкий указатель кабмину «увеличить экономику страны к 2029 году до 450 миллиардов долларов с ежегодным ростом ВВП на уровне минимум 6 %... Правительство и акимы должны кардинально пересмотреть свое отношение к работе в сторону результативности и снижения уровня бюрократии». А бюрократ – тоже человек. Он имеет право на ошибки, если ему разрешают рулить миллионами?

Ну и вот финальная напоминалка от президента Токаева: «Нельзя разбрасываться финансами… Если не проверять бюджеты госучреждений, они будут раздуваться. Этот процесс нужно держать на строгом контроле… Деньги нужно направлять только на востребованные проекты, на решение самых актуальных проблем». Это опять про экономию.

Какие «самые актуальные»? Рассмотрим без лупы и без протокола. Подсказки подкинули отечественные экономисты.

Зачем «покойникам» бюджетные припарки?

В среду министр национальной экономики Нурлан Байбазаров (он же заместитель премьер-министра) сообщил, что в этом году на развитие сел планируют направить «порядка 900 миллиардов тенге из республиканского и местных бюджетов». И сказал, что в прошлом году «на развитие социальной, инженерной, транспортной инфраструктуры, общественной и экологической безопасности направлено порядка 1 триллиона тенге». Напомнив, что эта программа «направлена на раскрытие потенциала сельских территорий с учетом их географических и конкурентных преимуществ». Каких именно – не пояснил.

Ранее, в конце февраля, Нурлан Серикович в мажилисе, оговорился, что в селах до сих пор есть проблемы с качеством питьевой воды, электроснабжением, Интернетом, медициной, образованием, дорогами. Но так и не сказал, на что именно был потрачен почти триллион в прошлом году и на что именно потратят  триллион в этом. Где конкретика достижений в цифрах? Ее нет.

Три программы правительства для села: как люди бегут из глубинки

Он же сказал, что в Казахстане было 6838 сёл. За 10 лет их число сократилось до 6256. Идет отток населения. Но триллион тенге вымирающим селам, точнее, местным исполнительным органам, все равно дадут? Нормальная экономия госбюджета? Пока согласуют детали финансирования программы, пока средства дойдут до районов – кому эти тенге в итоге понадобятся? Нет ответа.

Это экономия госбюджета?

Гори, мой свет, гори!

Уже три года наблюдаю: в Алматы уличные фонари светят даже днем. Только на прошлой неделе стали отключать. Да и то, когда солнце уже лупит по глазам. Во-первых, идет перерасход электроэнергии. Во-вторых, у светодиодных ламп тоже есть срок годности. Если они перерабатывают свой ресурс – их надо менять. А где их потом утилизировать? На свалках эти лампочки до сих пор «живы»? Кто-то считал, сколько теряют на этом местные бюджеты? И сколько рядовые граждане, которым регулярно повышают тарифы? Кто и что тут экономит?

Фото Сергея ТУНИКА
Фото Сергея ТУНИКА

Программа «Тариф в обмен на инвестиции» в третьей версии так и не дала положительного результата. Крайних все знают. И что?..

Нам такие дороги дороги

18 марта читаю: на ремонт 12 тысяч км автодорог и строительство новых (около 2,5 тысячи км) «правительство направит порядка 1 триллиона тенге инвестиций». С каждым годом платных отечественных «автобанов» становится все больше, но качество покрытия вызывает яростный гнев у водителей. Обещали «европейский» уровень. Где он?

Один эксперт на неделе заметил, мол, в договорах о строительстве и ремонте надо прописать пункт, согласно которому в случае, если дорожное полотно начало разрушаться ранее оговоренного гарантийного срока – пусть за свой счет доводят до европейского уровня. Да, такие гарантии в документах прописаны. Но бумажные гарантии на асфальт и бетонку в качестве укрепляющего материала не положишь. Любые оправдания на климатические условия здесь – вздор! В Канаде, Норвегии, Новой Зеландии, Финляндии, России – схожие условия. У нас не так?

Проектов много – толку мало

Большие программы калибра «С дипломом в село», переселение граждан из трудоизбыточных южных областей в северные области Казахстана недавно признали провалившимися. Хотя в них были вложены сотни миллиардов тенге. Эксперты еще до старта этих проектов говорили, что начинать их надо было не «сверху», а «снизу». То есть сперва выяснить: какие именно специалисты и работники нужны в точках релокации. Какие зарплаты, что с жильем, какая школа, далеко ли поликлиника? И только потом вывешивать объявление «Требуются»! Но в министерствах думали иначе. Итог – финансовые потери: переселенцы получили подъемные, осмотрелись, поняли, что труда и комфорта мало – и вернулись домой. Цифры ущерба для бюджета страны от этих «проектов» еще не озвучены.

До кучи можно вспомнить проекты по производству в стране планшетников, самолетов для сельхозавиации, автопром в Восточном Казахстане, создание продовольственных поясов вокруг всех областных центров. А еще - национальной товаропроводящей системы со строительством оптово-распределительных центров, которые бы позволили бороться с неконтролируемым ростом цен на продукты питания... Эффективность вложенных госинвестиций в эти разорительные для страны проекты кто-то считал?

Кто ответит за провал программы переселения казахстанцев с юга на север

По мнению ряда экспертов, необходимо уже сейчас начать аудит госпрограмм и нацпроектов на предмет их экономической целесообразности и эффективности в среднесрочном периоде. «Возможно, от некоторых, слабо проработанных, придется отказаться. Но это лучше, чем потом признаться, что деньги были потрачены зря».

Как можно рассматривать бюджет страны, не имея на руках программы действий правительства?

Так выглядел основной тезис фракции «Ак Жол» в парламенте в ноябре прошлого года, когда обсуждали проект бюджета. Не помню, кто его озвучивал. Но там точно, как Дантес в Пушкина – выстрел в тело проблемы.

Сейчас просто цитаты.

«Мы считаем недостаточным рассматривать проект бюджета, не имея на руках программы действий правительства. Целевые индикаторы бюджета размыты и неконкретны. По программе «Увеличение уставного капитала фонда «Самрук-Казына», цель – «Повышение эффективности, конкурентоспособности и устойчивости группы компаний фонда». Конечный результат – «доля финансирования проектов в 2024 году – 100 %». Как понимать эту строку – неужели цель не допустить частные инвестиции? Весь мир ищет частных инвесторов, а «Самрук-Казына» и правительство, оказывается, нет?

Мы видим расхождение разнонаправленных векторов: рост расходов на безусловные затраты и сокращение возвратного финансирования. На 17 % растут расходы на социальную сферу, на 10 % - расходы на госнужды. А финансирование реального сектора, напротив, планируется сократить на 19 %. Это противоречит базовым принципам экономики: балансу денежной и товарной массы. Наращивание расходов без адекватного роста производства – это инфляционная бомба под потребительские цены и стабильность национальной валюты…

Чистая прибыль нацкомпаний и госхолдингов используется вне бюджета и парламентского контроля. За последние 5 лет прибыль квазигоссектора составила 5,7 трлн тенге, из которых в бюджет было направлено лишь 10 %. А 90 % используются вне контроля общества и вне бюджета.

Отсюда и бонусы в сотни миллионов, и узкий класс «успешных манагеров» при растущем социальном разрыве общества на богатых и бедных. По неналоговым поступлениям (это прежде всего дивиденды по госпакетам акций в квазигоссекторе) предусмотрено дальнейшее снижение платежей в бюджет ещё на 38 % (с 402 млрд до 291 млрд.)…На запросы фракции «Ак жол» правительство так и не раскрыло данные о доходах от крупнейших нефтегазовых месторождений

Отдельная тема – внешний долг. В следующие три года планируется направить на его обслуживание треть доходов страны (5,7 трлн). При этом ожидается рост госдолга с 34 трлн до 50 трлн к 2028 году (ещё на 33 %). Казахстанцам не нужно объяснять, что значит жить в долг, когда треть зарплаты уходит на погашение кредита. Правительство реализует программу финансовой грамотности и учит граждан жить без долгов. Но само никак не научится жить по средствам».

Справка «Каравана»

19 марта глава минфина Мади Такиев сказал, что на 1 января 2024 года госдолг страны не превышает безопасный лимит – «27 триллионов тенге. Это 22,8 % от ВВП. У нас есть лимит – 33 %».

Нормально? А если бы правительство научилось экономить в своем доме?

P.S. В 2023-м дефицит госбюджета достиг рекордных 3,9 триллиона тенге.

P.P.S. «Караван» продолжит свое расследование.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи