Опубликовано: 13500

"Жители поселка для казахстанских чиновников – мусор”: тяжкая жизнь на развалинах Мирного

"Жители поселка для казахстанских чиновников – мусор”: тяжкая жизнь на развалинах Мирного Фото - Полуразрушенные трехэтажки без отопления, воды – всё, что осталось от когда-то процветающего поселка. Фото Тахира САСЫКОВА

“Жители поселка для казахстанских чиновников – мусор”, – голос мужчины, которого мы застали вместе с сыном за разгрузкой досок, дрогнул.

– Просто оглянитесь, как люди живут – и всё понятно…”

Сегодня некогда процветающий и закрытый поселок Мирный Мойынкумского района Жамбылской области (в его окрестностях при Союзе добывали урановую руду) превратился в груду развалин. В трехэтажках с разобранными “ликвидаторами” подъездами, растащенными крышами, заколоченными окнами каким-то чудом выживают люди. В центре стоит памятник Ильичу, который поникшей рукой указывает куда-то вниз, словно предрекая населенному пункту агонию.

Корреспонденты “КАРАВАНА” пообщались с жителями и узнали, каково это – существовать в условиях, приближенных к послевоенным.

В Мирный наша группа попала со второго раза – единственный указатель на трассе Алматы – Нур-Султан показал лишь направление, куда свернуть. А дальше мы просто заблудились. Пришлось по кочкам, колдобинам, пыли выезжать обратно на трассу – спросить было не у кого, ведь редкая машина сюда едет. К счастью, мы встретили жителя Мирного на машине, пристроились за ним и так попали в затерянный среди песков край.

Первое, что увидели за вывеской “Мирный” – развалины зданий. Здесь никогда не было военных действий, но ощущение, что над поселком пронеслись бомбардировщики. Жуткое зрелище на фоне голубого неба и залитой солнцем пустыни. Вдали виднелись трехэтажки с пустыми глазницами окон, разобранными крышами, балконами, частично – подъездами. В одном из таких домов во 2-м микрорайоне, № 60, живет 82-летняя Галина Васильевна КАМНЕВА. Она несколько раз звонила в редакцию “КАРАВАНА”, просила приехать, посмотреть другой мир. И, правда, было ощущение, что нас отбросило назад в 90-е, когда после развала Союза жизнь в колхозах, поселках замерла, а люди растаскивали последнее, чтобы обогреться и накормить семью.

Кусочек коммунистического рая

Пенсионерка очень обрадовалась нашему приезду. С палочкой в руках с большим трудом спустилась по ступеням.

– Доченька, отойди от столба, он может упасть, – предупредила меня, как только я приблизилась к шатающемуся на ветру бетонному “изваянию”. Мы расположились на старенькой скамейке под окнами. У женщины болят ноги, и все развлечения, которые она может себе позволить, – сидеть на скамейке и наблюдать, как загибается Мирный.

82-летняя Галина Васильевна Камнева

82-летняя Галина Васильевна Камнева

– Я родилась в Кыргызстане, там выросла, вышла замуж. С супругом уехали на Сахалин, – рассказывает свою историю пенсионерка. – Два года там пробыли и вернулись. Старший брат мужа работал шахтером в Мирном. Вокруг поселка были урановые рудники, добывали золото, гранит, да много чего. Муж тоже работал шахтером. Два года жили на станции Киякты, пока не получили эту квартиру. Тогда о таком жилье мечтали все – кирпичный дом, отличная инфраструктура. Отработала на стройке 9 лет, и по состоянию здоровья меня перевели в электроснабжение, я аппаратчицей в котельной была. Зарплаты хватало! Общий рабочий стаж у меня – 38 с половиной лет. В конце 1994 года вышла на пенсию. Еще 2 года отработала, потом перестали вообще платить зарплату.

В 60–80-е годы прошлого столетия Мирный стал точкой притяжения людей со всего бывшего Союза.

В поселке проживало более 5 тысяч человек. И здесь для населения создали все блага цивилизации: построили теплые комфортные дома, столовую, кинотеатр, магазин, профилакторий, гостиницу, ресторан, хлебокомбинат, спорткомплекс, техникум, музыкальную школу, 10-летнюю школу, детсад, 25-метровый бассейн, больницу. Пустили питьевую и поливную воду в частный сектор, на огороды. Московскому обеспечению завидовали даже алмаатинцы – в поселковых магазинах продавали дефицитные вещи, обувь, книги, сгущенное молоко, тушенку. Многие горожане специально приезжали к своим родственникам в Мирный, чтобы прикупить томик Дюма, румынские сапоги или индийские джинсы.

В больнице и санатории-профилактории жителей обслуживали московские специалисты.

В это трудно поверить, но в Мирный из ближайших крупных населенных пунктов летал рейсовый самолет-“кукурузник”. Билет стоил 9 рублей. Добраться можно было и на поезде. На станции Киякты останавливались поезда. А пассажиров встречали автобусы. Также рейсовые маршруты были из ближайших населенных пунктов. Как вспоминают местные жители, собственные авто были редкостью, хотя люди в поселке неплохо зарабатывали – получали разные надбавки, например, “пустынные”. А у сотрудников шахт Западного рудоуправления были свои надбавки и льготы. Мирный полностью соответствовал своему названию – здесь не было краж, воровства, убийств. В 80-е несчастный случай с одним из местных жителей стал ЧП районного масштаба.

Старожилы еще помнят, каким зеленым, ухоженным был поселок, как по всему его периметру работали поливные фонтанчики. Кусочек коммунистического рая!

 

“Выметайся куда хочешь. Завтра мы будем дом ломать!”

Закрытие рудников, шахт из-за нерентабельности их работы привело к тому, что сотни людей остались не у дел. Те, кто успел, продали свои “хоромы” за 200–300 долларов и подались в города. К слову, этих денег хватало лишь на покупку контейнеров для отправки пожитков.

Люди заколачивали железом окна, балконы закладывали кирпичами и уезжали в поисках лучшей жизни.

Параллельно у многих росли долги за коммунальные услуги. Неплательщиков отрезали от воды, электричества, отопления. Жизнь в Мирном, как и во многих поселках страны, превратилась в ад.

– За поселком у многих когда-то были свои огороды с поливом, – продолжает Галина Васильевна. – На своих 3 сотках мы выращивали картошку, помидоры, огурцы, клубнику. Хватало выше крыши! После развала Союза начались проблемы с водой. Потом собрались делать новый водовод и не сделали, хотя трубы были куплены. Их продали, а в старом водоводе воду отключили. Как воду отрубили, все огороды пропали. Несколько лет назад нам вообще установили норму – 300 литров на 20 дней. После мытья посуды этой же водой поливали цветы и мыли полы. Кошмар! Потом привозили воду в цистернах из Шу, хорошую. Но что-то там случилось, говорят, цистерна пропала...

Жилище, в котором живет пенсионерка вместе с 55-летним сыном, уже трудно назвать домом: соседний подъезд разобран по кирпичикам, частично нет крыши. Окна в квартире Галины Васильевны на первом этаже заколочены, чтобы зимой, осенью не выходило тепло. Ведь отопления нет, спасает только печка. На зиму женщина покупает 10 тонн угля. Угольную кучу грузовик вываливает прямо под окнами, так легче заносить в дом. Есть электричество. Газ – в баллонах. Мобильная связь ловит только на улице. Вода – привозная. Водовоз приезжает 2–3 раза в месяц. Говорит, всякий раз, как вода заканчивается, приходится звонить и выпрашивать. За наполненные ведра, фляги, ванну Галина Васильевна отдает зараз когда 400, когда 600 тенге (литр воды стоит 1 тенге). По словам пенсионерки, вода низкого качества:

– Я даже стесняюсь вам предложить стакан воды. Мы не знаем, что пьем. Привкус неприятный. Вот, поешьте арбуз.

Все удобства у жильцов – на улице

Все удобства у жильцов – на улице

В туалет мама и сын ходят в обычное ведро. Несколько раз пытались на улице построить туалет, но его ломали и засыпали бывшие соседи.

– Соседний дом неизвестные лица разобрали примерно в 2007 году, через пару лет приступили к нашему, № 60, – говорит пенсионерка. – Мне идти было некуда, разве что на помойку. В 2011 году снова приехала бригада, нашу жизнь сделала невыносимой. Пришла однажды ко мне женщина, говорит: “Выметайся куда хочешь. Завтра мы будем дом ломать!”.

В половине восьмого утра слышу – кирпичи кидают. Ни участковый, ни аким не брали трубку.

Я обратилась в районный акимат, там ответили: вы не туда попали. Попросила в паспортном столе номер телефона районного акима, он не отвечал. Тогда позвонила прокурору района – спасибо ему, я осталась жить в этом доме. Не прошло и часа, как приехали оперативники. Выгнали бригаду.

После, со слов моей собеседницы, были еще многократные попытки разобрать дом. Говорит, она сразу звонила участковому, но пока он приходил, все “ликвидаторы” разбегались. Что это за люди, почему они ломают дома – женщина не знает и не может ни от кого добиться ответа.

Вода – проблема номер один

Камнева показала нам справки, которые ей и сыну дали в сентябре 2020 года о том, что они действительно проживают в данном доме. В июле текущего года женщина попала в Центральную районную больницу Мойынкумского района. Когда увидела выписку из своей медкарты, ахнула: в ней указан абсолютно другой адрес ее проживания – Кызылталский сельский округ, аул Айтбай Назарбеков, улица Мира…

– Я никогда здесь не была, даже не знаю такого аула, – говорит пенсионерка. Предполагает, что, возможно, ее дом и другие дома в Мирном давно признаны аварийными, подлежат сносу, но вместо нее и других людей кто-то получил альтернативное жилье. А может, даже компенсацию.

– Моя знакомая из другой трехэтажки недавно выяснила: оказывается, в доме она, муж не прописаны. Это как же получилось, если люди живут там давно? – возмущается она.

Дочь Галины Васильевны, проживающая в Бишкеке, написала, что ее мама многие годы добросовестно платила налог на землю. Но лет 5 назад квитанции вдруг перестали приносить… Когда дочь приезжала к маме в гости, пыталась выяснить статус полуразрушенной трехэтажки, так и не добилась ответа от местных властей.

Через нашу газету Галина Васильевна Камнева обращается к акиму, прокурору Жамбылской области и просит выяснить: признаны ли полуразобранные дома в Мирном аварийными и были ли программы по переселению их жителей?

А еще просит приехать чиновников к ней в гости и посмотреть – как тяжело выживать пенсионерке с сыном-инвалидом в нечеловеческих условиях. Говорит, якобы в район ушла информация об ее и других домах как о “хороших, пригодных для проживания”.

Впрочем, не одна Галина Васильевна живет на развалинах. Возле дома № 40 – собачьи будки. Четвероногие охранники громко залаяли при приближении чужаков. С балкона выглянули жильцы. К нам навстречу вышел Евгений. Рассказал, что живет в поселке с детства, уезжать некуда. Работает вахтовым методом. Как и Галина Васильевна, квартиру семья отапливает углем. Попросил поднять вопрос обеспечения водой – это боль всего Мирного.

Интересуюсь – есть ли в поселке медпункт?

Есть. Но если необходима госпитализация, скорая везет в Фурмановку, за 150 километров. Если больной в состоянии доехать на своих двоих, можно отправиться на железнодорожную станцию, где каждое утро идет вагон на станцию Шу. Такси из Мирного в Шу стоит 15–20 тысяч тенге.

Ильич на груде развалин в центре Мирного

Ильич на груде развалин в центре Мирного

Дальше мы вышли прогуляться в сторону центра. Жители частного сектора, с которыми удалось пообщаться, жаловались на дефицит воды, как и жильцы ближайших полуразобранных трехэтажек, на чьих торцах красуются советские лозунги.

Люди выживают как могут. Одни завели под окнами скотину, другие разбили небольшой огород.

Спрашиваю: а как стирать, мыть посуду, если воду приходится носить баклажками из колонки?

– Да кому какое дело, нас за людей никто не считает! – возмутился прохожий. – Посмотрите – вот здесь, за домом, были кинотеатр, магазин… Всё разобрали, груда мусора…

– Вся молодежь убегает из поселка. Акимам ничего не надо, – вступила в разговор пожилая женщина.

Всё, что современного есть в Мирном, – более-менее обустроенная детская площадка на центральной площади, 11-летняя школа (в ней учится 81 человек) и стадион. Облагорожен памятник ветеранам ВОВ. А, да, еще побелены бордюры – они сразу бросились в глаза.

Как пошутил один пенсионер, пара ведер известки – вот и всё, что выделяют на развитие Мирного.

Аким: люди сами не хотят уезжать

После увиденного захотелось переварить информацию. Такое чувство, что этого поселка просто нет на карте Жамбылской области, как было в советские годы. Тогда его местонахождение засекречивали из-за месторождений урана. А что сейчас мешает властям Жамбылской области приехать и устроить ревизию в Мирном? Признаюсь, картина оставила горестное впечатление.

Ведь в Казахстане запускаются миллиардные программы по обеспечению населенных пунктов водой, возрождению сел. А здесь продолжается уничтожение поселка вместе с жителями.

Почему никто из районных, областных чиновников не поднимает вопрос перед правительством, депутатами парламента? Или все давно забили на агонизирующий поселок?

Воду в квартиру приходится носить на себе

Воду в квартиру приходится носить на себе

Я позвонила акиму Мирного Гани ТЛЕШЕВУ. Сразу спросила по поводу воды – что с ней не так? Ведь XXI век на дворе! По словам акима, вода идет с Балхаша по трубам в соседний поселок, оттуда – 30–40 километров до Мирного. Систему запустили в прошлом году. Трубы – пластмассовые, иногда случаются порывы. В целом мощность низкая, воды не хватает. Но вопрос якобы решаемый. Тогда почему он не решается на самом высоком уровне? Почему 674 жителя поселка, большинство из которых пенсионеры, должны страдать, экономить на собственном здоровье?

– Трехэтажки, которые мы видели, – наполовину разобранные. Вы пишете в акимат района, области, чтобы нашли возможность переселить из них людей?

– Они сами не хотят уезжать.

– Дома обследовали? Кирпичи не упадут на голову жителям?

– Их качество хорошее, новый кирпич рядом поставьте – он быстрее развалится, чем старый.

– Историю пенсионерки Галины Васильевны Камневой вы знаете хорошо. Она рассказала, как ее пытались несколько раз выселить из квартиры.

– Я ей сказал – пока буду акимом, не допущу, чтобы ее выгнали…

– На развитие поселка область выделяет деньги?

– Да. Вот детскую площадку построили…

– Вы здесь аким с 2015 года. Что за эти годы изменилось в Мирном?

– Интернет появился – воздушный и кабельный. Завод построили недалеко, еще собираются строить предприятия.

По поводу разрушенных зданий и строительного мусора выходит такая картина. В тяжелые 90-е Западное рудоуправление, которого давно нет, рассчиталось с некоторыми сотрудниками зданиями, принадлежавшими предприятию. Некоторые владельцы полностью разобрали строения, а стройматериалы вывезли, другие – наполовину. Отдельные хозяева выехали в Россию или живут в других городах Казахстана, могут приехать в любой момент и продолжить разбор. И якобы по этой причине в Мирном не могут навести порядок и разобрать горы кирпичей и мусора.

Интересно, а кто разбирает жилые строения? Не могли же их продать вместе с людьми? Или это произошло без согласия собственников?

Вообще, в истории Мирного за последние пару десятилетий много темных пятен. Считаем, необходимо создать правительственную комиссию, которая возьмет все перечисленные вопросы на свой контроль. Жаль, страдают обычные люди, которые так верили в светлое будущее!

Мы будем следить за развитием событий. Продолжение следует...

АЛМАТЫ – МИРНЫЙ (ЖАМБЫЛСКАЯ ОБЛАСТЬ)

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи