Опубликовано: 1600

Возможны варианты: стоит ли ожидать новую революцию в Кыргызстане

Возможны варианты: стоит ли ожидать новую революцию в Кыргызстане

Будет ли новая кыргызская весна тревожной?

В Москве задержан и отправлен на родину бывший советник Алмазбека Атамбаева. А против самого экс-президента Кыргызстана требуют возбудить уголовное дело. В свете недавно принятого Конституционной палатой Верховного суда КР решения о Законе “О гарантиях деятельности президента” ситуация может повернуться самым неожиданным образом.

Что происходит в соседней стране и следует ли ожидать новой “революции тюльпанов”? На эти и другие вопросы отвечает Шерадил БАКТЫГУЛОВ, руководитель аналитического центра при КГУ им. И. Арабаева.

– Октябрь этого года оказался неожиданным. Конституционная палата признала противоречащим Конституции Закон “О гарантиях деятельности президента”. Что это означает?

– Приятно, что в Казахстане отслеживают политическую ситуацию в Кыргызстане. Однако вопрос не совсем полно отражает решение Конституционной палаты Верховного суда КР. КП, рассмотрев статью 12 Закона “О гарантиях деятельности президента Кыргызской Республики”, признала норму неконституционной только в части отсутствия процедуры преодоления неприкосновенности экс-президента.

Таким образом, оспаривалась возможность привлечения экс-президента к ответственности. Другие гарантии остались в полной мере. Поэтому КП рекомендовала правительству внести изменения только в части разработки процедуры привлечения к ответственности экс-президентов.

– Почему вообще возник такой вопрос?

– Первым идею о лишении неприкосновенности экс-президента озвучил депутат Исхак Масалиев при обсуждении итогов работы депутатской комиссии по модернизации Бишкекской ТЭЦ. Напомним, что прошлой зимой столица осталась без отопления и горячей воды.

По итогам работы комиссии ГКНБ КР возбудил ряд уголовных дел в отношении высокопоставленных чиновников страны, среди которых и два бывших премьер-министра.

Ситуация интересная. С одной стороны, если чиновник своим действием или бездействием оказался замешан в коррупции или других деяниях против интересов Кыргызской Респуб­лики, то такого человека надо привлечь к ответственности. Так говорит Уголовный кодекс.

С другой – подобные процедуры являются способом для сведения счетов между политическими противниками.

В этом случае нормы законов используются только для удовлетворения обид экс-чиновников, отлученных от “кормушек” разного калибра.

Легальная банальная месть

– Какие гарантии, согласно этому закону, были обеспечены и кому?

– В целом, закон дает экс-президенту гарантии обеспечения жизни и деятельности после завершения президентских полномочий. Например, предоставление жилья, охраны, пенсии, спецсвязи и другие. Они остаются и после решения КП.

Согласно части 1 статьи 12 вышеуказанного закона экс-президент не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности за действия или бездействие, совершенные им в период исполнения полномочий президента Кыргызской Республики, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру.

Далее, в соответствии с частью 2 данной статьи неприкосновенность экс-президента распространяется на занимаемые им жилые и служебные помещения, используемые им транспортные средства, средства связи, принадлежащие ему архивы, иное имущество, документы, багаж и на его переписку.

– Означает ли снятие неприкосновенности, что теперь под суд могут пойти, к примеру, Роза Отунбаева или Алмазбек Атамбаев?

– Первые два бывших президента Акаев и Бакиев не обладают каким-либо статусом. При этом в отличие от Аскара Акаева, сохранившего кыргызское гражданство, Курманбек Бакиев принял белорусское гражданство, оставаясь гражданином Кыргызстана. Поэтому в их отношении какие-либо особые процедуры для задержания и привлечения к ответственности не требуются.

Другое дело Отунбаева и Атамбаев. Статус экс-президента гарантирует неприкосновенность его обладателю за действия, совершенные им, будучи главой государства.

После разработки и принятия процедуры привлечения к уголовной или административной ответственности и при наличии подобных оснований любой экс-президент может пойти под суд, если вина его будет доказана.

Однако процедура может быть составлена таким образом, что будет сложно предпринять какие-либо действия на практике. Также существуют разные тактики для затягивания рассмотрения как самого законопроекта, так и возбужденного дела.

Скорее всего, подобные действия будут использованы, потому что после встанет вопрос разработки процедуры импичмента президента, лишения депутатского мандата и привлечения депутатов к уголовной и административной ответственности.

– В интересах кого вынесено такое решение? Это – проявление демократических начал или борьба кланов?

– Инициатором обращения в Конституционную палату стал правозащитник, но идея впервые была озвучена депутатом из противостоящего Атамбаеву лагеря. Этот дуализм отражает парадоксальную ситуацию.

В стране не существует оппозиции действующему президенту Сооронбаю Жээнбекову, но существует оппозиция лично Алмазбеку Атамбаеву – человеку, а не экс-президенту или лидеру партии.

В бытность Атамбаева президентом многие влиятельные кланы лишились привычных государственных “кормушек”, через которые они сколотили миллионные состояния за счет государства и простых кыргызстанцев. Никто не станет защищать Атамбаева: эксперты рассказали, отправят ли бывшего президента Кыргызстана за решетку

В этом лежат корни личной неприязни многих известных и малоизвестных политиков и бизнесменов к нему.

Поэтому ситуация с гарантиями неприкосновенности напоминает сведение счетов или, если хотите, банальную месть с использованием легальных инструментов.

Есть у революции начало. Нет у революции конца?

– В 2020 году исполнится 15 лет со дня “тюльпановой революции”. Как изменилась страна за это время?

– Кардинально. В обществе на смену циничным и алчным выходцам из 90-х годов приходит новое поколение людей, небезразличных к судьбе своей страны. Сегодня им около 30 лет. Это новые кыргызстанцы по своей ментальности, по отношению к государству, обществу, согражданам и соседям. Они более прогрессивны и болеют за свою родину.

Также толчок получили две основные идеи развития Кыргызстана – на основе светскости и духовности, опирающейся на религию. По каким-то вопросам идут споры, по некоторым – пришли к согласию.

Кроме того, более прагматичными стали отношения между обществом и государством, между чиновниками и простыми жителями.

Вместе с тем страну все еще тянет вниз “наследство” первых двух президентов. В годы их правления вместо плановой экономики была заложена основа продвижения во власть, а также экономическая и налоговая системы, формирующие “клановую экономику” или “династии” (в западной классификации). Как говорится, коллективный диктатор не лучше единоличного диктатора.

Поэтому в Кыргызстане ломка старых систем сопровождается жестким противостоянием разных кланов.

Отголоски этой борьбы за ресурсы (властные, финансовые и пр.) выплескиваются в публичное пространство в виде заявлений, псевдоразоблачений и прочей продукции многоходовых информационных кампаний.

Пожалуй, главным уроком “тюльпановой революции” является понимание того факта, что людям нужна справедливость. Власть не сможет оградиться от своих граждан частоколом законов.

Имеющиеся сложности связаны с притиркой к новым общественным отношениям, установленным нормами Конституции 2016 года. Нам предстоит пройти и этот этап развития.

– Кто из президентов оказал наибольшее влияние на развитие экономики, демократических основ страны?

– Корректнее было бы говорить о том, кто из президентов больше озвучил разного рода реформы. Поэтому тот, кто оказался первым во власти, первым и озвучил больше реформ.

– Следовательно, тому, что происходит сегодня в стране, во многом способствовал Аскар Акаев?

– Надо понимать, что озвучивать реформы можно и не понимая их сути. Так, капиталистический Запад боролся не с советским коммунизмом, как нам это преподносится. Запад стремился восстановить капитализм в СССР. У него это получилось.

Как отмечают сами американцы, у экономистов есть плохая привычка – они любят раздавать советы, особенно развивающимся странам.

Не важно, что получится в результате, важно дать объяснение тому, что получилось или не получилось. Мы пошли на поводу таких реформаторов благодаря инерционному мышлению – верили, что новые руководители страны нас не подведут. Мы обманулись в своих ожиданиях.

Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевский премии по экономике, пишет, что проблема провалов “…состоит в чрезмерном доверии к моделям экономики, почерпнутым из учебников, которые могут быть весьма удобными для обучения студентов, но на них нельзя опираться при консультировании правительств, пытающихся воссоздать рыночную экономику”.

В Кыргызстане смешали средства и цели. Например, приватизация или снятие ограничений на вывоз капитала рассматривались в качестве показателей успеха реформ. Хотя это – средства достижения более фундаментальных целей. Даже создание рыночной экономики или демократичного общества не важны сами по себе. Они важны, как факторы повышения жизненного уровня населения и создания фундамента для устойчивого развития, основанного на принципах справедливости.

Реформы Акаева и Бакиева привели к тому, что частнособственнические интересы допустили разрушение общественного порядка путем коррупции и присвоения имущества представителями центральной и местной властей.

Перед Атамбаевым стояла задача по укреплению государственности. С определенными оговорками можно сказать, что третий президент страны Роза Отунбаева способствовала созданию реальных основ демократического развития Кыргызстана. Чтоб мы так жили, как они умирают – кыргыз с казахскими корнями о “Дордое” и Черчилле

– Кого сегодня вспоминают добрым словом после того, как прошла эйфория от “тюльпановой революции”?

– Эйфория, если и была, то только у пришедших к руководству людей. Власть еще в период приватизации 90-х годов лишилась поддержки простых кыргызстанцев. Это наиболее многочисленная группа людей.

Кроме этой группы, у каждого политика, так же как и у более или менее значимого деятеля, есть две группы “почитателей” – сторонники и хэйтеры (от англ. “hater” – “недоброжелатель, ненавистник”). Корни деления на них разные.

Кто-то пользовался благами, кто-то нет, у кого-то ухудшилось или улучшилось финансовое состояние и прочее. Далее личное восприятие переносится на время правления конкретного человека и трансформируется в его характеристику.

Думаю, что наиболее честной позицией является равнодушие. Все остальное – как в том анекдоте “Внук спрашивает деда: “Когда было лучше жить?” Дед отвечает: “Раньше”. Внук уточняет: “При прежней власти?”, на что дед говорит: “Нет, просто я моложе был”.

За словами следуют последствия

– Что сейчас вообще происходит в Кыргызстане? С одной стороны, за годы независимости в стране уже пятый президент, а с другой – зачищено партийное поле, все авторитетные политики или уже обвинены в разного рода преступлениях, или же ожидают каких-то мер в отношении себя.

– Есть и другая интерпретация происходящего. Есть узнаваемые политики, есть те, чьи мысли отвечают чаяниям группы людей, но авторитет политиков не является абсолютом. Что касается зачистки партийного поля, то она происходит регулярно.

Так, Акаев “зачищал” поле для своих детей, в том числе отправив в заключение на восемь лет своего ближайшего конкурента Феликса Кулова, который отсидел пять лет и вышел на свободу, благодаря “тюльпановой революции”.

Бакиевы занимались тем же самым, но в худшем варианте – были убиты и сожжены Медет Садыркулов, Сергей Слепченко, средь бела дня застрелены три депутата Жогорку кенеша, а также ряд влиятельных неформальных лидеров.

Нынешняя ситуация отличается в лучшую сторону тем, что подобные методы не применяются. Те, кто сидит, получили свои сроки вполне аргументировано. За словами и действиями наступают последствия, за которые нужно отвечать. Другое дело, что доказательная база иногда “хромает”.

Усиливается влияние политиков регионального уровня. Как говорится, свято место пусто не бывает. На смену “постаревшим” приходят 30- и 40-летние.

Остаются проблемы, связанные с уровнем готовности нового поколения политиков к управлению государством. Одно дело – разговаривать с людьми лозунгами, и совершенно другое – управлять государством. Здесь еще много работы. Какие дела по политическим мотивам возбуждались в Кыргызстане при правлении Атамбаева - CМИ

– Каких перемен ждут люди, будет ли бурной предстоящая весна?

– Люди в первую очередь ждут справедливости: защиты от произвола чиновников, бандитов и просто хамов. Жаждут достойного образования и здравоохранения. Можно терпеть маленькие зарплаты, плохую работу общественного транспорта, жуликоватых предпринимателей, вороватых чиновников и прочее.

Однако справедливость в решении дел должна быть. Отсутствие такого подхода обусловило начало конца первых двух президентов.

Что касается политической весны, то она в Кыргызстане всегда изобилует большими или малыми событиями. Наиболее ожидаемое – смена правительства и фактическое начало предвыборной кампании в Жогорку кенеш. Поэтому будем ждать новых разоблачений и коррупционных скандалов.

АЛМАТЫ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи