Опубликовано: 1900

Век доли не видать: как карагандинских сирот обманули и поставили на счетчик

Век доли не видать: как карагандинских сирот обманули и поставили на счетчик Фото - Лариса ЧЕН

В редакцию “КАРАВАНА” обратились жильцы “дома сирот” – первых арендных квартир, выданных бывшим детдомовцам в 2013 году. Они рассказали нашему корреспонденту о “прелестях” шести лет жизни на квадратных метрах, принадлежащих государству.

Подарок с подвохом

Шесть лет назад, в 2013 году, накануне Дня защиты детей пресс-служба акимата Карагандинской области разослала во все СМИ пресс-релиз, который гласил, что 1 июня аким области Бауржан АБДИШЕВ лично вручит подарок к празднику – ключи от благоустроенных квартир 17 выпускникам детских домов. Разумеется, такую новость обойти стороной журналисты не могли. И в первый день лета по местным и республиканским телеканалам, а также новостным лентам и газетам разлетелась информация о щедром подарке акимата сиротам.

Так это было в 2013 году

Так это было в 2013 году

Но в тот же день, после того как отгремели фанфары и была свернута красная дорожка, чиновники растолковали новоселам: 17 квартир, переделанных из кабинетов бывшей поликлиники за 114 миллионов тенге, сиротам отдают “во временное пользование”, то есть на правах аренды.

Впрочем, такая ложка дегтя в счастливый день не испортила настроения новоселам, мыкавшимся без крыши над головой годами. Многие из них к тому моменту уже имели свои семьи, детей, а потому даже однокомнатные квартиры, переделанные из тесных помещений поликлиники, казались им хоромами.

Договор дороже денег?

Отрезвление началось едва ли не на следующий день после праздника. На протяжении почти полугода счастливым обладателям ключей пришлось жить в свежеотремонтированных квартирах в качестве нелегалов.

Они не могли получить документы, подтверждающие их право на проживание в этом доме.

– Мы не раз обращались в отдел ЖКХ, интересовались, когда выдадут документы, ведь к нам постоянно приходили представители “Караганды жылу” и “Караганды су” с требованием составить договоры с компаниями- услугодателями, – рассказывает старшая по дому, мать двоих детей, работающая воспитателем в детском доме “Асем” Виктория КИМ. – Но нас все время кормили завтраками, а договоры найма выдали лишь в сентябре 2013 года, когда наш подъезд, в народе получивший прозвище “дом сирот”, отключили от электроэнергии и пообещали отключить воду и оставить без отопления.

Чтобы обитатели висящих в воздухе квартир могли открыть лицевые счета на оплату коммунальных услуг, акимат все-таки разродился долгожданными договорами аренды.

Во что обошелся жильцам ремонт в 114 миллионов тенге…

Но проблемы на этом не закончились.

– Сразу же, как только мы въехали, начались проблемы, связанные с качеством ремонта, – вспоминает Виктория Ким. – С началом отопительного сезона рванули трубы, которые находятся над нашими потолками. Оказалось, там проходят трубы отопления и канализационные трубы верхних этажей. В подъезде под воздействием потока горячей воды температурой в 80 градусов обвалился потолок. Дышать было невозможно, весь пол залило кипятком. После потопа, когда я пошла мыть лестничную клетку, на кафельных ступеньках меня ударило током. Потом мне сказали работники КСК, что у нас под лестницей лежит кабель. Хотя по технике безопасности его там быть не должно.

По словам Виктории, об аварии жильцы сразу же известили отдел ЖКХ, но никаких мер по устранению неполадок “хозяином” квартир предпринято не было.

– Шесть лет мы прожили с дырами в потолке, – качает головой старшая по дому. – Ремонт за 114 миллионов тенге оказался сделан по принципу золотой пуговицы на драном кафтане. Оказалось, что перегородки между комнатами в квартирах – гипсокартонные, а между квартирами – шлакоблочные. Строители ставили их зимой, при отсутствии отопления, и они не просохли. Мы еще года три мучились от сырости и плесени.

Сейчас стены просохли, но осели, и теперь у нас трещины, откуда лезут тараканы, жуки и пауки. Подоконники зимой представляют собой сплошную вентиляцию, оттуда дует аж со свистом.

И дорогостоящие обои, которыми были оклеены гипсокартонные перегородки, не могут скрыть эти щели и трещины. Мы вызывали строителей, хотели узнать, можно ли перестроить эту квартиру так, чтобы она была теплой и безопасной. Оказалось, для этого нужно сносить стены и возводить их заново, поскольку перегородки между квартирами не связаны с другими стенами. Это все равно, что шкаф, которым перегородили жилое пространство.

По словам Виктории, делать ремонт в арендной квартире, не будучи ее владельцем, весьма рискованно. Ведь в любой день наймодатель может прекратить действие договора.

Но даже при этом некоторые коррективы сиротам пришлось вносить, чтобы жить в нормальных условиях.

– Батареи были холодными в первый год, и нам пришлось их переделывать самим, поскольку работники отдела ЖКХ только обещали прийти и устранить неполадки, а морозить маленьких детей мы не могли. Два раза у нас в доме прорывало канализационные стояки, не ремонтировать их тоже не могли. Но мы вызывали работника отдела ЖКХ, вместе с ней составили бумагу о состоянии квартир и подъезда. Зафиксировали все неполадки, но куда потом этот акт делся, не знаем.

Это коммунальная… война

Еще одной большой проблемой для жильцов злополучного дома стало… отсутствие доступа к своим счетчикам электроэнергии.

– Как только мы заселились, увидели, что приборы учета электроэнергии на этаже отсутствуют, – рассказывает Виктория. – Председатель КСК сообщила, что наши счетчики вынесены на цокольный этаж и находятся под замком, поскольку мы не являемся владельцами квартир. Поэтому сверить показания, чтобы понять, почему одни платят в месяц за электроэнергию 2 тысячи тенге, а другие – 20, мы не могли.

В какой-то момент, говорят сироты, им пришли квитанции, в которых долг за электроэнергию достигал… 30 тысяч тенге!

– Когда пошли в “Караганды жылу”, нам сказали, что мы не являемся хозяевами квартир, поэтому разговаривать с нами не будут, – продолжает рассказ Виктория Ким. – Мол, ваши квартиры состоят на балансе у отдела ЖКХ, вот они могут запрашивать информацию. Пошли в ЖКХ, чтобы они разобрались, но им это было не надо. Мне сказали: “Мы ничего не обязаны, сами разбирайтесь”. А между тем, почему при площади в 43 квадратных метра я плачу за электроэнергию иной раз 10 тысяч тенге в месяц, непонятно.

Председатель КСК в телефонном разговоре сказала мне: поскольку квартиры зарегистрированы не на частных лиц, а на организацию, то и платите вы по тарифам для юридических лиц.

И большие начисления идут за общепотребленную энергию. Но как это может быть, если света в нашем подъезде вообще нет, а во дворе горит один лишь прожектор? Доля-долюшка: дети-сироты стали изгоями казахстанского общества

По словам жильцов многострадального “дома сирот”, увидеть общедомовой счетчик им также не довелось.

Но плата за общедомовую электроэнергию поднялась с 2015 года, когда на цокольный этаж въехали организации.

– Раньше это были суммы в 200 тенге, а сейчас доходят до 1 800 тенге! У нас тут были жильцы, которые зимой платили по 20 тысяч тенге только за свет.

Единственный способ разорвать замкнутый круг, по словам сирот, заключается в приватизации квартир. Но и это сделать весьма непросто, поскольку нынешний владелец – отдел жилищных отношений акимата Караганды – отказывается проводить оценку с учетом состояния жилья.

Сколько стоит квартира, переделанная из туалета?

…Сегодня “дом сирот” утратил свой праздничный вид окончательно. Сразу при входе потолок зияет дырами, наспех залатанными плиткой, стены осыпаются, длинные коридоры не освещены.

– Видите, отсюда хлестал кипяток, – показывает Виктория. – Здесь прорывала канализация. А где-то на этой ступеньке меня стукнуло током, значит, под ней лежит кабель.

Сейчас в “доме сирот” живут и мучаются около 25 человек. Некоторые из квартир пустуют – их жильцы получили по очереди другое арендное жилье и съехали. Единицы приватизировали однушки здесь.

– Лично я опасаюсь приватизировать эту квартиру, – признается Виктория. – И дело не только в том, что для нас четверых, двое из которых – разнополые дети, она мала. Старожилы этого дома рассказали, что, когда здесь была поликлиника, добротных стен между кабинетами не было, их отделяли пластиковые перегородки.

Моя квартира состоит из главного входа в поликлинику и кабинета главврача. И это мне еще повезло! А у остальных жилье хуже.

У одного из жильцов, например, квартира – переделанный туалет поликлиники. Неоднократно он говорил, что там до сих пор стоит неприятный запах. Цены, которые нам озвучили, не соответствуют общему состоянию жилья. Мне, например, выставили 2 миллиона 237 тысяч тенге. Если бы это была обычная квартира в обычном жилом доме, меня бы эта сумма порадовала. Но, учитывая состояние квартиры и нашего этажа в целом, я считаю, она завышена.

Как говорит наша собеседница, все просьбы прийти и провести осмотр и актирование состояния квартир и подъезда на сегодняшний день чиновники игнорируют. Так же как сделать перерасчет стоимости приватизации с учетом всех неполадок.

Сколько потратили, столько и насчитали

Между тем в акимате города уверяют: стоимость квартир, переделанных из кабинетов поликлиники в 19-м микрорайоне, высчитана вполне объективно. И сиротам дана полная свобода выбора: выкупать это жилье или ждать в очереди такого же арендного, но побольше.

– Некоторые жильцы дома 53а в 19-м микрорайоне были переселены в микрорайон “Шахтерский” в рамках улучшения жилищных условий, – пояснил специалист сектора жилья ГУ “Отдел жилищных отношений акимата г. Караганды” Ильяс КЕНЕС-УЛЫ. – Никто из проживающих в этом доме не был снят с очереди до того момента, пока им не будет предоставлено другое благоустроенное жилье. Тем, у кого есть разнополые дети, по закону положена расширенная квадратура большей комнатности – как минимум двухкомнатные квартиры. Люди приходили, и им разъясняли, что пока жилья нет, если хотите, можете это приватизировать.

– Как проводилась оценка жилья? Какая оценочная компания ее проводила?

– Раньше это была поликлиника. И когда она была переоборудована, проведена модернизация всего первого этажа, отделом строительства были выделены средства на реконструкцию. Исходили из того, сколько было затрачено на реконструкцию поликлиники в жилые помещения, по этой стоимости и идет сумма, которую мы выставляем. Стоимость квартир разнится, поскольку квадратура разная.

– И какова сумма за квадратный метр в этом доме?

– Этого я сказать не могу, не владею такой информацией.

– Говорят, сразу после вселения начались коммунальные проблемы. Текущие потолки, кабель под лестницей, щели и трещины в стенах. Эти факторы учитывались при оценке?

– Нет, учитывается только стоимость затраченных средств. С учетом износа, конечно, два процента в год начиная с 2013 года. Еще учитываются год постройки дома и его месторасположение. Чиновники не могут дозвониться сиротам, поэтому те остаются без квартир

– Жильцы жалуются на тарифы за комуслуги, говорят, что счетчик вынесен на цокольный этаж, куда нет доступа, а начисляются огромные счета. Согласно договору аренды, наймодатель (госорган) должен по требованию нанимателя разобраться с завышенными тарифами. Сами жильцы этого сделать не могут, поскольку не являются собственниками квартир.

– Они к нам официально не обращались. Только в устной форме. А так у нас есть сектор жилищной инспекции, который курирует КСК, занимающийся обслуживанием этого дома. При необходимости они проверят их деятельность. В случае официального обращения меры будут приняты.

– А на бесплатное жилье выпускники детских домов претендовать не могут?

– В правилах приватизации обозначены категории лиц, которые могут безвозмездно приватизировать жилье, но дети-сироты, к сожалению, в эти категории не входят. Но для них предусмотрена рассрочка. Вначале нужно внести 30 процентов стоимости жилья, а затем выплачивать остальную сумму по графику. Право собственности будет зарегистрировано за ними, но сейчас наложено обременение до полной оплаты.

КАРАГАНДА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров