Опубликовано: 16700

“Я больше не хочу жить в подвале”

“Я больше не хочу жить в подвале” Фото - Лариса ЧЕН

Вот уже шесть лет оставшаяся без родителей Диана АБЕНОВА вместе со своей бабушкой, 60-летней Сайран Баскеновной, оформившей опекунство над девочкой, скитаются по шахтерской столице без жилья.

И надежды на его получение в ближайшее время у сироты, стоящей в очереди под номером 1 193, нет.

Крыша над головой – еще не дом

Без родителей Диана осталась в 2014 году. Отдать девочку в детский дом не дала бабушка. Оформила опекунство и забрала к себе – в квартиру, в которой сама жила на птичьих правах.

– В город я приехала из поселка Киевка Нуринского района в 2007 году, – рассказала Сайран Баскеновна. – Поехала за дочкой, которая работала в Караганде. Знаете, на селе развал был, работы не стало. А здесь я дочке помогала – за внучкой присматривала. Пенсия у меня маленькая – 30 тысяч тенге была, но я еще работала дворником. А однажды председатель КСК предложила мне заселиться по акту в брошенную квартиру № 151 в 16 микрорайоне, доме 47.

По словам бабушки, квартира эта была в ужасном состоянии – ни окон, ни дверей, ни сантехники. Но перспектива иметь собственный угол была такой заманчивой, что она рискнула. Вселилась, потихоньку сделала ремонт и выплатила огромные долги по коммуналке. Когда же внучка осталась сиротой, привела ее сюда.

– Уже в то время я пыталась узаконить свое проживание в квартире, – качает головой Сайран Баскеновна. – В 2011 году добрые люди подсказали: акт КСК, по которому я вселилась в 2007 году, уже недействителен. Мне посоветовали идти в акимат и добиваться, чтобы мне выдали документы на жилье. Я и ходила чуть не каждый день – как на работу. В то время начальником отдела ЖКХ был Айдос ЖАКЕНОВ. В 2011 году он дал поручение своим подчиненным – закрепить за мной квартиру. Велел мне собирать документы и посоветовал: “Пока вы все документы соберете, поставьте эту квартиру на дереликцию”.

Хотя бабушка не понимала значение этого слова, все сделала исправно, как сказал начальник. Но вот сбор документов затянулся – в уполномоченном органе требовали новые и новые справки.

Бесправные и горемычные

А потом, по ее словам, все вовсе пошло кувырком – сменился начальник отдела ЖКХ, и неожиданно объявились хозяева квартиры, которую она пыталась оформить.

– Хозяйка квартиры, в которой я жила семь лет и которую она бросила в 1998 году, уехав в Россию, подала в суд на выселение, – вспоминает Сайран Абенова. – Новый начальник отдела ЖКХ Даурен АБИШЕВ отказался поддержать меня в суде, хотя я показывала ему все документы, на которых стояла резолюция его предшественника: “Закрепить квартиру 151 по адресу: 16 микрорайон, д. 47, за Абеновой С. Б.”. Я наняла адвоката, он посмотрел все документы, забрал оплаченные квитанции и сказал, что мы в суде выиграем. Но мы проиграли.

Несмотря на уверения, адвокат, по словам Сайран Баскеновны, в суде и словом не обмолвился о том, что на попечении у нее находится внучка-сирота. Да и квитанций, свидетельствующих о том, что она в течение семи лет гасила долги и исправно оплачивала коммунальные услуги, он суду не представил.

– Представитель истицы после суда пришел ко мне и спросил, где квитанции. Я сказала, что они у адвоката. И тут он вытащил из кармана мои же квитанции, помахал ими перед моим носом и спросил с издевкой: “Не эти?”. Он сказал, что, если бы мы на суде договорились, 200 тысяч, за которые они купили документы об оплате комуслуг, могли быть моими.

Через десять дней после этого пенсионерку и девочку-сироту принудительно выселили на улицу.

– Приехали полицейские, исполнители и силой вышвырнули нас с вещами, – плачет бабушка.

Хождения по мукам

Десять дней Сайран Баскеновна и Диана жили в подвале своего же дома. Вспоминая об этих днях, обе не могут сдержать слез.

– В 11-м подъезде нашего дома была подвальная комната, – почти шепотом рассказывает девочка. – Днем, пока я была в школе, бабушка в этой комнате сидела и меня ждала. А на ночь нас то одни соседи забирали, то другие. Потом бабушка сняла квартиру.

По признанию Сайран Баскеновны, платить аренду, получая пенсию в 35 тысяч 80 тенге, было невозможно. Поэтому она продолжала обивать пороги госучреждений, умоляя дать хоть какое-то жилье.

– Когда в 2015 году на должность начальника ГУ “Отдел жилищных отношений г. Караганды” назначили Мурата КАМАЛИЕВА, я была первой, кто пришел к нему на прием. Он тогда пообещал помочь.

Отчаянная настойчивость бабушки принесла свои плоды. В апреле 2016 года им с внучкой позволили заселиться в пустующую квартиру № 13 “дома сирот” в 19-м микрорайоне. Напомним, в 2014 году 17 квартир, реконструированных под жилые помещения из кабинетов поликлиники, с помпой на День защиты детей “подарили” выпускникам детских домов. После же оказалось, что “подарок” имеет подвох – до сих пор жильцы “дома сирот” (как прозвали этот подъезд местные жители) имеют на руках лишь бессрочные договоры аренды.

И хотя документов, дающих хоть какое-то право на проживание в этом доме, Абеновым не дали, бабушка с внучкой смогли наконец перевести дух. Выплатили долги по коммуналке – около 37 тысяч тенге, обустроились, и тут вдруг…

– 26 апреля прошлого года поздно вечером раздался стук в дверь, – эмоционально повествует Сайран Баскеновна. – Я открыла, на пороге стояли пятеро мужчин. У меня такой страх был! Я подумала, они меня убивать пришли. А потом увидела среди них руководство отдела жилищных отношений. Они мне сказали, что эта квартира полагается ветерану войны, и выставили наши вещи на площадку. Мы плакали, и нам позволили заселиться в 14-ю квартиру.

По словам жильцов “дома сирот”, квартира № 14 – одна из самых маленьких здесь, около 20 квадратных метров. 13-я же, откуда выселили Абеновых, гораздо просторнее, и она до сих пор пустует.

Но и в тесной квартирке сироте и ее бабушке спокойно жить не дают.

– В ноябре 2016 года нам принесли уведомление на выселение, – вытирая слезы, говорит Диана. – Когда бабушка пошла в отдел ЖКХ, юрист ей сказал, что нам позволят здесь жить только до весны. Мол, нам просто повезло, что сейчас зима. Я так боюсь наступления весны – не хочу больше жить в подвале!

– Так и живем – на столе всегда мои лекарства от сердца и от давления, – добавляет бабушка. Каждый стук в дверь – как предвестник беды. От каждого шороха сердце сжимается. И мысли спать не дают – внучке летом

16 лет исполнится, а у нее прописки нет. Как она паспорт будет получать, неизвестно.

Караганда

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Новости партнеров