Опубликовано: 970

В Казахстане электроэнергия будет дорожать – пока не построят АЭС

В Казахстане электроэнергия будет дорожать – пока не построят АЭС Фото - Батареи поймали солнце. Фото Тахира САСЫКОВА

Лет 10 назад на встрече с немецкими бизнесменами и политиками Владимир Путин сказал: “Атомную энергетику вы не развиваете. Газовую не хотите. Не понимаю, чем топить будете? Дровами? Но за дровами (пауза, и ехидно ухмыльнулся) в Сибирь надо ехать”. Казахстана это как-то касается?

В начале этого марта цена на российский газ в Европе вспухла почти до 3 900 долларов за тысячу кубометров. До этого колебалась в рамках 250–300. Понятно, что истерика на спотовом рынке возникла в результате российской спецоперации в Украине. Но пару дней спустя цена упала до 1 200–1 500 баксов за тысячу “кубиков”. В какие цифры упрется этот психоз после ультиматума России платить за ее газ только в рублях, а не в долларах и евро – пока неясно. Фишка в том, что в начале января канцлер ФРГ Олаф Шольц заявил, что к 2030 году страна полностью откажется от использования нефти, угля и газа, чтобы стать “свободной от выбросов СО2”. Потому что “приняты решения о расширении ветряной энергетики, солнечных электростанций и разработки в сфере водородной энергетики”.

Не бывает солнца по заказу и ветра по желанию

В прошлом году в ФРГ закрыли 3 из 6 АЭС. И до конца 2022-го, если верить герру Шольцу, сыну текстильщика, остановят оставшиеся. Потому что предстоит глобальный переход на зеленую энергетику – от солнца и ветра. Но если посмотреть итоги 2021-го, то “зелёнка” там дала чуть больше 29 процентов энергии. Немцы из счетов на комуслуги поняли, что, когда штиль, ветряки не крутятся. А когда накатывают тучи – солнечные батареи тупо молчат: нет света нам – нет света вам. Итог: тарифы на электроэнергию в разных регионах страны выросли на 16–42 процента.

Эксперты предупреждали, что ускоренный переход к солнечно-ветровой энергетике может обойтись очень дорого. И указывали на провокаторов, которые спекулируют на проблемах климата и продавливают возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

Если к 2030 году Германия планирует получать 80 % энергии от ВИЭ, то нельзя забывать о резервных, о традиционных. Забыли. Начали массово закрывать угольные шахты и сносить мазутные электростанции. Даже в новостях показывали, как их взрывают. Кстати, страховые компании отказываются сейчас заходить на зеленый энергорынок: солнце и ветер – не в юрисдикции Германии. АЭС в ФРГ – аллес капут?

В 2021 году производство солнечной энергии в Германии упало в 2 раза. Ветровой – на 30 процентов. Пришлось вновь включать угольные станции. “Капризы погоды нам неподвластны, – сказал один депутат бундестага. – Развивая “чистую” энергетику, мы пока не можем отказаться от “грязной”.

А теперь о том, каким боком это касается Казахстана.

Справка “КАРАВАНА”

После трагедии Фукусимы Италия закрыла все свои АЭС. Швеция уже жалеет, что поступила так же. Швейцарцы еще в раздумьях. В ФРГ начинают понимать, что насчет атомных станций, работа которых не зависит от погодных условий, явно поспешили: вредных выбросов в атмосферу АЭС не дают. В Англии тоже сделали ставку на ветер, закрыв шахты. Тоже мимо.

Война за ветряные мельницы

Лет 14–15 назад ветеран энергетики Алик Хакимов в интервью сказал мне, что самое перспективное место для строительства ветряков в РК – Джунгарские ворота.

– Сила ветров там – 50–70 километров в час. Они постоянные. Иногда вообще ураганные. Это естественная природная труба. Там можно получать очень много ватт, если “мельницы” поставить. Если их вообще поставят.

– Сомневаетесь?

– Да. У меня одна версия: “зелёнку” будут тормозить владельцы угольных шахт и станций. Это же огромные деньги! А в Джунгарских воротах надо ставить не менее сотни ветряков. Только в этом случае можно выйти на окупаемость и удешевить энергию.

– Алик Хамидович, рано или поздно Казахстан всё равно начнет добывать ток из солнца и ветра?

– Сегодня это очень дорого и для потребителя, и для государства. Во-первых, сами установки мы не производим. Значит, будем закупать. Во-вторых, обслуживание. На первых порах придется приглашать зарубежных специалистов. А они тоже недешевые. В-третьих, надо обучить наших за границей. Тоже затраты. В-четвертых, демонтаж и утилизация ветряков, отработавших свой срок. Опять затраты. И всё это ляжет в тарифы. Так что зеленая энергетика ой как дорого нам обойдется. А на Западе ее сразу стали кормить субсидиями. Газовая энергетика? Да, менее вредная. Но у нас сегодня газа для населенных пунктов не хватает. Нам до газа еще лет 15–20 надо.

В точку попал?

Подтверждение словам Хакимова нашел в публикациях Петра Своика – тоже энергетика со стажем. В 2021 году он говорил, что цена “зеленого” электроватта в 2–3 раза дороже, чем от угля и мазута. “С 2014 года в ВИЭ привлекли 780 миллиардов тенге мощностью генерации 1 975 МВт. Создано 2 000 постоянных рабочих мест. К 2030 году планируется увеличить долю ВИЭ до 15 %. Для этого надо ввести 7 ГВт новых мощностей, что позволит привлечь в отрасль до 3 триллионов тенге инвестиций… Сейчас мощность всех электростанций – около 17 ГВт. К 2027 году планируется добавить еще 3,3 ГВт. Но до полной обеспеченности всё равно не хватит где-то полтора гигаватта… Понастроили солнечно-ветровых мощностей – 10 % мощности от всей энергосистемы страны. Но доля выработки от них – менее 3 %... Тарифы будут расти. Рулят экологи и, извините, коммерсанты”. Алматинский пенсионер готов разорить энергокомпании города

Но по итогам минувшего года Пётр Владимирович отметил, что “суммарная мощность возобновляемых источников энергии таки перевалила за 2 000 МВт. Это уже больше 10 процентов от номинальной располагаемой мощности казахстанской энергосистемы. И больше 13 процентов от фактической. Но при этом есть установка Президента выйти к 2060 году на все 50”.

Получится? Возможно. Но рано радоваться. Тарифы на “зелёнку” будут расти быстрее.

Видимо, неслучайно в ряде стран Европы шахты и угольные электростанции поддерживают в “спящем режиме”. Парижский протокол? Похоже, многие правительства уже готовы им подтереться.

Справка “КАРАВАНА”

1 грамм урана дает столько же энергии, сколько 7–8 тысяч тонн угля. Во столько же раз уран меньше загрязняет атмосферу. По данным “Самрук-Энерго”, на начало 2022 года в РК действовало 134 объекта ВИЭ суммарной мощностью 2 010 МВт.

Привет Грете Тунберг!

За последние 5 лет на пропаганду развития солнечно-ветровой энергии в мире разные конторы потратили почти 1,5 миллиарда долларов. Это организация митингов, акций протеста (включая перевозку шведской экоактивистки Греты Тунберг и ее сектантов на экотусовки от США до стран Европы и обратно), видеоролики, бумажная продукция. Однажды, надеюсь, ее именем назовут какое-нибудь психическое заболевание. Потому что эта школьница, похоже, до сих пор не знает, из чего сделаны те же солнечные батареи и ветряки, за которые она так ратует. Там кадмий, свинец, разные кислоты (в основном – серная), куча других не самых полезных составляющих. Полностью их утилизировать человечество до сих пор не научилось. На свалках они будут выделять сумасшедшие объемы СО2. И никакие субботники экоактивистов тут не помогут.

Но те компании, которые вкладываются в зеленую энергетику и понимают, что всё равно победят, средств не жалеют. Они инвестируют в будущее. И при этом делают вид, что не замечают преимуществ атомных станций. Конкуренты же!

По итогам исследований в 2019–2020 годах, британские ученые выяснили, что при равной мощности для производства солнечно-ветровой энергии традиционным электростанциям потребуется в 17 раз больше различных материалов, чем для атомных. При этом ВИЭ дадут отходов в 200 раз больше. В ДВЕСТИ раз!

Ветряки ждут ветра

Ветряки ждут ветра

А еще ветряки представляют опасность для птиц. Грета, тебе птичек не жалко?

Сколько придется нам потратить денег, чтобы зацепиться за “зелёнку” сейчас и не жалеть потом, что мы поторопились? В Европе подсчитали: чтобы полностью перейти на “чистую” энергетику к 2050 году, необходимы ежегодные инвестиции 380–400 миллиардов евро. Сейчас, ввиду российских антисанкций и новой формулы оплаты за газ, уже больше.

И тут европейцы опять обратили внимание на атом. Это же тоже чистая энергия? Но общественность явно не готова к АЭС. Может, растущие тарифы на комуслуги переключат что-то в их мозгах?

Справка “КАРАВАНА”

В США лидер по производству солнечной энергии – Калифорния. Там она дороже на 60 %, чем в среднем по стране.

В Австрии 80 процентов генерации – от “чистой” энергетики. Но там и электричество самое дорогое в Европе.

От кизяка до атома

В Казахстане радиофобию не могут победить больше 30 лет. Последствия ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне – это надолго в нашей памяти. Популистские заявления радикалов, напрочь отвергающих идею строительства в республике атомной электростанции, базируются еще и на трагедиях Чернобыля и Фукусимы. То, что технологии ушли вперед, их давно не интересует.

В феврале министр энергетики Болат Акчулаков предположил, что для строительства АЭС в Казахстане, возможно, потребуется провести референдум. В марте генеральный директор ТОО “Казахстанские атомные электростанции” Тимур Жантикин сказал, что АЭС – “это новые технологии, развитие науки и целой отрасли, это будущее страны. Это диверсификация генерации и энергетическая безопасность. На одних возобновляемых источниках мы далеко не уедем. Нужна стабильная, базовая генерация. А это атомная энергетика. Но без учета мнения населения строить атомную электростанцию нельзя”.

То есть окончательный приговор будут выносить дилетанты?

Комментируя вероятные итоги референдума по поводу строительства АЭС, г-н Жантикин заметил, что перед операцией врачи не собирают консилиум с участием родственников пациента: “Мы полагаемся на мнение хирургов. Так и здесь. Конечно, вопросы надо задавать, но при этом слушать мнение специалистов. А кадры у нас есть”.

К слову, в отрасли сегодня занято около 26 тысяч работников. Они занимаются геологоразведкой и добычей урана. Производят ядерное топливо для АЭС, эксплуатируют реакторы. Сотрудничают с зарубежными учеными-коллегами. Война угля и атома: почему в Казахстане до сих пор между ними ничья

Три года назад сенатор Ерболат Мукаев заметил: “Когда-то наши предки жгли кизяк. Потом перешли на уголь. Теперь с угля переходим на газ. Но к 2050 году и от газа откажемся. Жизнь не стоит на месте. Мы должны использовать уран… Это не наносит вред нашей экологии”. Чуть раньше казахстанские экоактивисты накатали письма в ООН, ОБСЕ и МАГАТЭ с требованием запретить “самоубийственный, экономически необоснованный проект, губительный для всего Казахстана”.

Забыли, что любая атомная станция строится под жестким контролем МАГАТЭ? Хоть в Китае, хоть во Франции, хоть в России, хоть в Турции, Узбекистане и т. д.? Там все сумасшедшие согласились на строительство АЭС?

В прошлом году заслуженный энергетик РК Жакып Хайрушев заметил, что “к 2023 году, если ничего не предпринимать, то дефицит электроэнергии составит 2 ГВт. А вклад-коэффициент ВИЭ – не более 20–25 процентов”. И добавил, что “количество станций с ВИЭ напрямую зависит от субсидий государства”.

Осталось напомнить. Осенью прошлого года Президент ТОКАЕВ сказал: “Признаки дефицита электроэнергии мы уже ощущаем. Тотального дефицита пока нет. Но первые признаки уже обозначены. Придется принимать непопулярные решения о строительстве атомной станции… Роль лидера в том, чтобы принимать такие решения”.

День работников атомной отрасли Казахстана отмечают 28 сентября. Решение о строительстве АЭС примут к этому дню? Ну или через год. Чтобы к круглой дате.

Справка “КАРАВАНА”

Сегодня в мире около 60 % электроэнергии добывают из ископаемого топлива. Атомная дает порядка 11–12 %. Солнце и ветер – менее 20 %. Остальное – гидро- и биоэнергетика. Большую часть солнечных батарей в мире производит Китай. Еще не монополист. Но уже близок к этому.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи