Опубликовано: 970

Расхитители гробниц, или Как спасти наследие страны

Расхитители гробниц, или Как спасти наследие страны Фото - Тахир САСЫКОВ. Строительство дороги через южную часть городища Талхиз (Талгар)

Как сохранить сакральные места страны и ликвидировать черных копателей? Этим вопросом озаботились чиновники, и, как выяснилось, чем глубже копать эту тему, тем больше “находок” обнаруживается.

Хочу – копаю, не хочу – не копаю

Презентуя в мажилисе законопроект “Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия”, министр культуры и спорта Арыстанбек МУХАМЕДИУЛЫ напомнил, что эта сфера до сих пор регулируется законом, принятым в 1992 году. Так что в стране давно пора законодательно урегулировать правила проведения археологических раскопок, уверены в минкульте.

– Отсутствие этих правил привело к тому, что каждый археолог сам для себя определяет ход работы. И зачастую организации, проводящие археологические исследования, оставляют места раскопок без консервации, что приводит к безвозвратной утере историко-культурной значимости объекта, – подчеркнул Мухамедиулы. Разбазариваем наследство предков

Министр привел в пример городище Отырар в Туркестанской области:

– После бесконтрольных раскопок на протяжении многих лет территория, занимаемая отвалами, превышала в разы территорию и высоту самого памятника. С советских времен отсюда вывезли 300 машин отвалов! – резонно возмутился главный чиновник по культуре. – Такая же ситуация на городище Культобе.

Сакральные места в законе

Законопроект вносит поправки в два кодекса – земельный и об административных правонарушениях, в законы “Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в РК”, “О государственном имуществе” и “О разрешениях и уведомлениях”.

В разговоре с “КАРАВАНОМ” руководитель научно-исследовательского центра “Сакральный Казахстан” Берик АБДЫГАЛИУЛЫ отметил, что впервые на законодательном уровне вводится понятие сакральных объектов.

– Под ними подразумеваются исторические и памятные места, рукотворные и природные культовые объекты, исторические ландшафты, сооружения, связанные с историческими личностями и событиями, а также религиозными ценностями и духовными убеждениями народа.

Таким образом, в список памятников истории и культуры войдут сакральные места, такие как дерево Аулие агаш, священные пещеры.

С приданием им соответствующего статуса государство берет на себя обязательство защищать их, подчеркнул эксперт.

Горе-реставраторы

Тем временем в минкульте предлагают ужесточить выдачу лицензий на проведение археологических и реставрационных работ.

– При подаче заявления на выдачу лицензии один и тот же ученый заявляется научным руководителем от нескольких организаций. В большинстве случаев археологическими и реставрационными работами занимаются дилетанты, – объяснил введение данного требования Арыстанбек Мухамедиулы.

Ужесточением законодательства чиновники намерены бороться с черными копателями.

– Неизвестные личности получают лицензии, занимаются черной археологией по частным заказам, проводят раскопки и находят артефакты. Этот закон нам очень нужен, чтобы наше наследие не было разграблено, – заявил министр.

Депутат Гульнара БИЖАНОВА согласна с нововведением:

– Имеются вопиющие факты некачественной реставрации на примере улытауских святынь. Законопроект предусматривает научный подход к реставрации. Но в то же время документ не содержит понятия ретроспективы в отношении некачественной реставрации по тем объектам, где она уже проведена, – отметила она, добавив, что в отечественных вузах нет программ со специализацией “Реставрация”.

Министр культуры сообщил, что отныне реставраторы должны будут в определенные сроки представлять отчет о проделанной работе в зависимости от статуса памятника в соответствующие госорганы. Кроме того, вводится административная ответственность за низкопробные работы.

Справка “КАРАВАНА”

В Казахстане насчитывается более 25 тысяч объектов историко-культурного наследия: 244 памятника истории и культуры республиканского значения, более 11 тысяч памятников местного и 10 – международного значения.

Ненаучный хаос

Директор Института археологии им. А. Маргулана академик Бауыржан БАЙТАНАЕВ, продолжая тему, напомнил, что до 2004 года лицензии на проведение археологических раскопок (они назывались открытые листы) выдавал институт истории, археологии и этнологии.

– И выдавались они только на год. Работы контролировал полевой комитет института, выезжали ученые, принимали полевой отчет, и пролонгация давалась только после этого. У нас с 1946 по 2008 год хранятся все полевые отчеты: какие экспедиции, какие раскопки вели. Потом комитет убрали, и тут начался хаос, – отметил Байтанаев.

– Я предлагаю поправку в законопроект: выдавать лицензии не более чем на год, и делать это должен комитет науки МОН. Потому что археология – это сугубо научная деятельность.

Особая зона

Особое внимание – сохранности объектов историко-культурного наследия при освоении территорий.

– Сейчас эти вопросы учтены в общих чертах. Отсутствие конкретной регламентации допускает неисполнение требований закона, – заметил министр Мухамедиулы.

Данный вопрос становится особенно актуальным в свете недавнего создания Туркестанской области с областным центром в городе Туркестане.

– Территория близ мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави теперь может оказаться в зоне интенсивной застройки. Имеется ли законодательная и практическая возможность отслеживания процесса строительства в зоне охраны уникального памятника, вошедшего в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО? – озаботилась депутат Наринэ МИКАЕЛЯН.

Как заверил глава минкульта, поводов для беспокойства нет: при строительстве объектов будет учитываться, что 88 гектаров – это охранная зона древнего Туркестана.

И платный вход

А депутата Джамилю НУРМАНБЕТОВУ волнует вопрос платного входа в места национального достояния. Позор на весь мир: какие последствия грозят Казахстану из-за уничтожения городища Талгар

– До 2016 года все памятники архитектуры находились в форме хозяйствующих госучреждений, вход был бесплатным. Сейчас наши музеи, заповедники перешли в статус казенных предприятий и имеют право зарабатывать деньги, – сказал на это Мухамедиулы. – Это дает возможность вести мониторинг, сколько людей посещает мавзолей, и направлять средства на научные, реставрационные работы, увеличивать зарплату.

Министр добавил: когда вход был бесплатным, мавзолеи Ходжи Ахмеда Ясави и Арыстан-Баба превратились в мечети.

– Никто не ограничивал, люди приходили в солнечный день, отдыхали, доставали пакеты с едой, могли пять раз намаз совершать. Поэтому мы сделали вход платным, – резюмировал глава минкульта.

АСТАНА

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Закрыть