Опубликовано: 340

ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА: зачем бороться с опасными душевнобольными в Казахстане

ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА: зачем бороться с опасными душевнобольными в Казахстане

Психиатрия, излечение и борьба с опасными душевнобольными – это одна из необходимых сфер обеспечения безопасности общества.

Необходимо выработать какие-то защитные меры, чтобы так не было – убил, признали невменяемым, через месяц вылечился, и опять за старое. Некоторые предлагают: лечить душевнобольных не меньше по времени, чем они сидели бы за это преступление по приговору. Да и ни один психиатр не даст гарантию – вылечился человек или это длительная ремиссия, за которой будут новые преступления. (Продолжение. Начало в № 31 от 14 августа 2020 г.)

Психическая атака: возможно ли предотвратить преступления, совершаемые невменяемыми людьми

Один из самых ярких примеров того, что нельзя выпускать на волю психически ненормальных, – людоед Джумагалиев. Ему был поставлен диагноз – шизофрения, но уже менее чем через год он был выпущен на свободу, вернулся в Узунагач и убил еще 3 человек.

Девятое по счету убийство Джумагалиева стало для него роковым. Он пригласил к себе домой друзей и подруг. Одну из них он убил и стал расчленять в соседней комнате, и когда гости заглянули в комнату, они в ужасе бежали из дома и заявили в милицию. Милиционеры застали каннибала на коленях, обмазанного кровью. Джумагалиев бежал в горы голый с топориком в руках. Но на следующий день его арестовали у родственницы.

Поскольку людоед уже имел ранее поставленный диагноз – шизофрения, его вновь признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в спецлечебницу закрытого типа, где он провел 8 лет.

29 августа 1989 года Джумагалиев бежал прямо из машины, которая перевозила его в обыкновенную психбольницу. Долгое время скитался по СССР. Лишь через 2 года он был арестован и возвращен в психбольницу. Его несколько раз признавали излечившимся и отпускали.

Место в психушке освобождается только после смерти пациента

В Атырауской области люди с психическими проблемами преимущественно бросаются в реку Урал с центрального автомобильного моста. Иногда их спасают. А в одном из сел Индерского района люди боятся молодого мужчину, страдающего психическим расстройством. Он снимает перед сельчанами брюки, бросает в них, что подвернется под руку, и гоняется за детьми.

Жители села предполагают, что именно он в апреле нынешнего года поджег свою квартиру, в которой жил вместе с братом. Тоже больным. На всю голову.

Тогда пожар едва не уничтожил жилье соседей. Когда-то в этом доме размещалась почта, потом ее закрыли. В здание вселились 6 семей. Соседи всегда ждут какой-то беды, они боятся, мало ли что натворит жилец одной из квартир. Там живут 2 больных братьев, родителей у них нет, они умерли. Младший имеет такие проблемы с головой, что контролировать себя он просто не в состоянии. Однажды опасения соседей оправдались, пожар едва не оставил на улице всех жильцов. Они думают, что это именно младший брат Жарас поджег бумаги и, увидев огонь, сбежал. Сельчане переживают, что же будет дальше? Человека с явными умственными отклонениями помещают в областную психиатрическую больницу лишь на короткое время, на месяц-два. Потом он снова возвращается и терроризирует сельчан.

– Когда произошел пожар, его задержали сотрудники полиции и госпитализировали в психбольницу. А сейчас опять привезли домой. С жильем братьям помогли. Мы обеспокоены, наши дети на улице, сколько жаловались, а толку нет. Не дай бог, что еще случится, ужас просто, – беспокоятся люди.

Как рассказала “КАРАВАНУ” врач-психиатр Индерского района Ханбиби БАКЕНОВА, Жарас нуждается в госпитализации в Сарайчиковский психоневрологический интернат для психически тяжелобольных людей, который находится в Махамбетском районе. Только попасть в единственное в регионе заведение подобного рода сложно. Оттуда не выписываются. Оно переполнено. Место освобождается лишь после смерти пациента.

– В этой семье 3 человека. Старшая сестра уже находится в Сарайчиковском интернате для постоянного проживания психически тяжелобольных людей. Есть еще 2 брата, оба страдают психическим расстройством. У среднего нетяжелая форма заболевания, он может себя контролировать, а у младшего, которому 28, дела хуже, и он на улице штаны с себя снимает, пугает всех подряд. Он не ведает, что творит. В городе Кульсары Жылыойского района намереваются открыть специальное заведение, но вот только когда это произойдет, никто не может сказать. В Сарайчиковском интернате всего 310 мест, он битком забит, – говорит заместитель руководителя управления координации занятости и социальных программ Атырауской области Альфия ТУЛЕГАРИЕВА. – Ранее была подготовлена проектно-сметная документация на реконструкцию бывшего трехэтажного здания противотуберкулезной больницы в городе Кульсары под специализированный центр социальной помощи. Но первая экспертиза получила отрицательный результат.

Между тем количество людей с психическими расстройствами в Атырауской области остается стабильно высоким. Болеют жители региона в возрасте от 40 до 60 лет, преимущественно мужчины. Среди них немало тех, кому требуется изоляция в Сарайчиковском интернате.
– В 2019 году на учете по региону состояли 5 518 человек. Из них 1 029 – шизофреники. Одна из причин психических заболеваний у этих людей – наследственность, стрессовые психотравмирующие ситуации, а также физические травмы, последствия алкоголизма, наркомании, – пояснил заместитель директора по психиатрической службе Атырауского областного центра психического здоровья Берик АЛИЕВ.
Так что еще один интернат Прикаспию нужен позарез.

ГОЛОВА БЕЗ ТЕЛА И СЪЕДЕННЫЙ ДРУГ

Самые жестокие и бессмысленные преступления в истории Кызылординской области совершены психически неуравновешенными лицами.

Башка покоя не давала

Трагедия, случившаяся 10 октября прошлого года в пригородном поселке Тасбогет под Кызылордой, – лучший тому пример.
На речной дамбе, на окраине поселка, случайный прохожий нашел автомобиль с двумя трупами в салоне – мужским и женским. Причем женский был без головы. В дежурке звонок с сообщением о страшной находке поначалу даже приняли за розыгрыш, ведь такое только в фильмах ужасов показывают.

Но прибывшие на место ЧП полицейские убедились: в салоне легковушки действительно находилось тело обезглавленной девушки. Голову ее потом нашли неподалеку, прочесывая местность. А парень в авто был жив, только ранен ножом в грудь и живот. Молодого человека доставили в больницу.

Личности потерпевших установили быстро. Погибшая девушка и раненый парень были родом из одного поселка Жанажол Кармакшинского района Кызылординской области. Примерно одного возраста – за 25. Девушка жила у родственников в поселке Тасбогет, работала медсестрой в одном из медучреждений Кызылорды. Парень тоже подрабатывал в городе, имел иномарку, в которой как раз и обнаружили его, девушку и море крови.

Люди эту пару влюбленных называли Ромео и Джульетта. Якобы они были раньше женихом и невестой. Но ее родня была категорически против их брака. Чем не вышел жених, никто не знал.

И следствие отрабатывало несколько версий, не сбрасывая со счетов и то, что преступление мог совершить сам юноша, который с ножевыми ранениями попал в больницу. Именно его вину в убийстве с особой жестокостью в итоге и доказали после ряда экспертиз.

– Молодой человек нанес ножевые ранения спутнице, а после отрезал ей голову в салоне автомашины, – сообщили в прокуратуре Кызылординской области.

Ножевые раны парень нанес себе сам. Сначала поправившегося после ранений юношу заключили под стражу на 2 месяца, а после… признали страдающим серьезным психическим расстройством.

– Согласно заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы, у подозреваемого в преступлении диагноз – неопределенная шизофрения, – пояснили в надзорном органе. – И уголовное дело в отношении этого гражданина было направлено в специализированный межрайонный суд Кызылординской области по уголовным делам для применения принудительных мер медицинского характера.
А ведь человек водил машину, имел диплом вуза и работу, на которой много общался. В какой момент он сошел с ума, знают только его врачи, которым с ним общаться всю его оставшуюся жизнь.

Мясо с макаронами

Наркоманов со стажем тоже трудно назвать адекватными людьми, но их помещают в закрытые лечебные учреждения только по их собственному желанию или когда они становятся опасными для окружающих. Граждан особо впечатлительных прошу дальше не читать.
Лет 15 назад кызылординские полицейские далеко в степи обнаружили криминальную посадку конопли и задержали мужчину, который всю эту посадку и обрабатывал.

Как это бывает, хозяина “огорода” тогда выявить не удалось, на плантациях обычно “трудятся” наемные работники, часто сами активно потребляющие марихуану и потому подписавшиеся на дело. А организаторы этого преступного бизнеса из тени не показываются, только привозят рабочим продукты, расходные материалы типа шлангов, лопат, удобрений и плату за труд.

По числу вещей в шалаше на плантации полицейские поняли, что работников здесь должно быть двое. Спрашивают у того, которого задержали: “А где второй?”. И тот кивает на куст гребенщика, на котором вялятся ленты мяса. И казан с варевом у костра. Полицейским стало не по себе: “Убил и ешь?!”. Тот: “А чего телу пропадать?”. Убил, как оказалось, в обычной бытовой ссоре. И почти уже доел с макаронами. Объяснил вечно обдолбанный людоед это тем, что хозяин скупой, макароны привозит часто, а мясо никогда. Вот и решил он труп сгоряча убитого коллеги разделать на жаркое.

Те стражи порядка, которые собирали останки убиенного и разделанного на мясо человека по степи рядом с наркоплантацией, еще долго не могли спокойно спать по ночам.

“Наполеон” из шестой палаты

В Мангистауской области зарегистрировано 5 982 больных с поведенческими расстройствами, кроме того, в статистику (после объединения психдиспансера и наркологии) входят и те, кто применяет различные психоактивные вещества – это наркоманы, алкоголики, токсикоманы. Таких в регионе – 2 750 человек. С прошлого года в стране амбулаторно-поликлиническую помощь, которая ранее находилась составе психдиспансера, передали в 2 городские поликлиники Актау – здесь открыты первичные центры психического здоровья.

− Социально опасные, склонные к правонарушениям по показаниям отправляются в стационар на принудительное лечение. Но для этого они должны обратиться в поликлинику по месту жительства. Конечно, мало кто из них придет к врачу, чтобы его направили на принудительное лечение. Но все они состоят на учете. Обычно по ходатайству родственников их оформляют в поликлинике – в этом процессе задействованы и участковые инспекторы. Если врач посчитает, что больному действительно нужно лечение в стационаре, то дело направляется в суд, и как только решение суда вступит в законную силу, он поступает к нам, − говорит Жемис НУСУПОВА, директор Мангистауского областного центра психического здоровья.

Стационар в Актау рассчитан на 300 коек, однако сейчас их – 270 (часть отдали под провизорный госпиталь). 90 коек отданы под наркологический диспансер, из них 40 – для больных которых направили на принудительное лечение. Срок лечения обычно длится от 6 месяцев до 2 лет. После того как у больного наступила положительная динамика, сотрудники центра психического здоровья обращаются в суд с ходатайством о выписке. Выписывают пациента также только после решения суда.

− Раньше, еще во времена Советского Союза, здесь не лечили принудительно – отправляли в другие города. Сейчас же у нас стационар общего типа. Те же, кто совершает какие-то тяжкие преступления и по решению суда освобождается от ответственности ввиду серьезных психических расстройств, отправляются в единственную в республике психиатрическую клинику специализированного типа, которая находится в Алматинской области. Затем после решения суда, по истечении энного количества лет, их переводят к нам. Когда состояние их улучшается, наблюдается стабильное состояние, то их можно выписывать, но тоже только по решению суда, − отметила Жемис Нусупова.

Папы и мамы убивают детей

В октябре 2018 года Актау потрясло жестокое убийство ребенка. 9-летнего мальчика задушила собственная мать, привязав его веревкой за ноги и за руки к батарее. По словам соседей, женщина давно развелась с отцом ребенка, хотя он довольно часто с ним виделся. Криков из квартиры никто из жильцов дома не слышал. Но те же соседи отмечали, что где-то за 2 месяца до убийства женщина стала сама не своя, постоянно со всеми ругалась. Полиция задержала ее на месте преступления, при этом она полностью признала свою вину и не оказала сопротивления. В 2018 году ее освободили от уголовной ответственности, так как преступление она совершила в невменяемом состоянии.

− Согласно результатам судебно-психиатрической и стационарной комплексной судебно-психолого-психиатрической экспертизы, при совершении преступления женщина была в упадочном состоянии из-за головных болей, связанных с продолжительным психическим расстройством. Ее приговорили к принудительному лечению в психиатрическом стационаре при Республиканской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением, − рассказали в то время в областном суде.

Примерно за год до этого происшествия почти аналогичное произошло в селе Жетыбай – там психически больной 34-летний мужчина задушил своего сына. Отец состоял на учете в психоневрологическом диспансере. Приговором суда он также отправлен на принудительное лечение в психстационар.

За судьбой 6-летней Вики из Актау следила вся страна. 3 года назад девочка пропала возле магазина, где работали ее родные. Бездыханное тело ребенка обнаружили в камышах – девочка была без сознания с сильным кровотечением и тепловым ударом. Несколько недель за жизнь Вики боролись актауские и столичные врачи. Однако медики оказались не всесильны – у девочки были серьезные повреждения головного мозга. Дом, где жил предполагаемый насильник, атаковали жители Актау – по стране различные общественные объединения выступали за смертную казнь мужчины, совершившего это преступление. Суд длился долго. Во время заседаний в СМИ то и дело проскальзывали сведения о том, что преступник психически не здоров. Однако судебно-психиатрическая экспертиза признала Аржанова вменяемым, несмотря на то, что в подростковом возрасте он состоял на учете у психиатра и в детстве подвергся насилию со стороны близкого родственника. У мужчины была легкая форма дебилизма, однако болезнь не прогрессировала, и его сняли с учета. Аржанова признали виновным большинство присяжных – его приговорили к 25 годам тюрьмы.

Это всё врачебная тайна

Некоторые психически нездоровые люди не только идут на совершение преступления, но и отравляют жизнь близких и соседей. Несколько лет подряд жильцы одного из домов в 22-м микрорайоне Актау жаловались на соседку – та держала крупных собак (они часто нападали на детей и взрослых), тащила с помойки всё, что плохо лежало.

Собак в квартире пенсионерки отстреляли, а саму владелицу отвезли в психиатрический диспансер. О ее диагнозе медики не говорят – врачебная тайна. В областной центр психического здоровья в Актау в год поступают примерно 1 200 больных. Это и плановые пациенты, и экстренные, которых привозят на карете скорой помощи в сопровождении полицейских. Их родственники отмечают, что сейчас отправить человека на лечение в стационар – целая проблема. У Светланы Ивановой (фамилия изменена) близкий родственник страдает алкоголизмом уже много лет, и вот уже почти 2 месяца его не могут определить на принудительное лечение.

− Те, у кого в семье есть алкоголики, поймут, насколько это тяжело. Человек изводит всю семью, выматывает всем нервы. Было принято решение – отправить его на лечение. Сначала сдали анализы на коронавирус, но долго ждали результатов, потом их где-то затеряли. Затем выяснилось, что нужно еще пройти медицинское обследование, суд, затем, если человек подаст апелляцию, еще один суд, и только после вступления решения в силу его определят на лечение. Так можно месяцами по кругу ходить! Раньше было проще – по просьбе родственников таких алкашей забирали полицейские, затем они проходили медосмотр в сопровождении участкового, он их и доставлял в психдиспансер. Сейчас же это целый квест, а за это время неадекват может кого-то убить или покалечить!

Всё же главная проблема на сегодняшний день состоит в том, что в скором времени психически больных людей попросту будет некому лечить. Врачей в областном центре психического здоровья мало, а их средний возраст – 50–55 лет.

Неадекваты за рулем

В Восточном Казахстане психически ненормальные люди могли спокойно разъезжать на автомобилях. Вопиющие факты выявили в областном надзорном органе. В ходе анализа дел о признании граждан недееспособными прокуроры выяснили, что по крайней мере 18 восточноказахстанцев, которым по здоровью запрещено садиться за руль, имели действующие водительские права. В качестве примера прокуроры привели случай с жителем Усть-Каменогорска: 4 месяца назад в соответствии с судебно-психиатрической экспертизой суд признал его недееспособным. Однако, судя по базе данных, у него имелось водительское удостоверение категории “В” сроком до 2029 года.

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи