Опубликовано: 1300

Почему между общественниками и чиновниками лежит бездонная пропасть

Почему между общественниками и чиновниками лежит бездонная пропасть Фото - Алла БЕЛЯКИНА

Общественные советы при министерствах оказались недоступными для простых людей, а региональные фактически зависят от акимов.

По всей стране закончились сроки полномочий первых общественных советов, созданных после появления специального закона. Зачем нужны такие советы, что они могут изменить, какую пользу принести, да и смогли ли они справиться с возложенной на них функцией? Об этом своим мнением делится один из членов первого Общественного совета Семея Николай ИСАЕВ (на фото третий слева).

Слушать и слышать

– Что такое общественный совет и зачем он нужен?

– Хочу напомнить, что в стране уже был опыт подобной работы и существовали советы общественности при акимах городов и областей. Но в 2015 году вышел специальный закон, определивший статус и задачи общественных советов, которые с 2016 года появились как в городах, так и при министерствах и различных ведомствах. Законом отведено три года для работы состава совета. А что касается их предназначения – это обеспечение связи между народом и государственными органами. Общественный совет озвучивает любому ведомству, от столичного министерства до сельского отдела, пожелания и предложения, которые исходят от общественности: что нужно сделать в первую очередь, какими способами, что улучшить и как этого добиться.

– Получилось?

– В чем-то – да. К примеру, мы смогли решить вопрос перераспределения финансирования некоторых медицинских учреждений города, сдвинули с мертвой точки вопрос услуг для детей с ограниченными возможностями. А в чем-то мы просто не были услышаны, да нас и не всегда хотели услышать. К примеру, я долго добивался встречи с акимом Восточно-Казахстанской области Даниалом АХМЕТОВЫМ, ездил в Усть-Каменогорск на встречу с ним по нескольким важным для Семея вопросам. И вроде бы он принял мои предложения, но в результате по проблеме застройки мне прислал письмо руководитель ГАСКа. Ответ есть, а меры по исправлению нарушений не принимаются по сей день. По дачам вопрос был передан вниз и вернулся назад в Семей, и спрашивается – зачем? Раз я обратился к акиму области, понятно, что на городском уровне вопрос не был решен. По реконструкции здания бывшего музея связи тоже не было результата. Члены общественного совета пожаловались главе Семея Ермаку Салимову на него самого

Аким Семея Ермак САЛИМОВ поначалу посещал заседания общественного совета, а потом всё реже стал общаться с нами. В какой-то мере мы потеряли связь.

А ведь мы работаем на город, у нас одна цель, и градоначальник должен чаще обращаться к нам. Потому мы и называемся “совет”, чтобы сесть за "круглый стол" и посоветоваться, как лучше решить тот или иной вопрос, волнующий горожан. А с кем нам советоваться, как не с первым руководителем исполнительной власти? За три года ни одно государственное ведомство не обратилось к нам за помощью. Не хватает денег на ремонт школ, нет места для реорганизации врачебных амбулаторий, нет реабилитационного центра для пострадавших от ядерных испытаний – все эти вопросы общественному совету намного проще будировать напрямую в правительстве.

В отличие от чиновников мы не скованы административными рамками, можем напрямую обратиться к министру, к спикеру парламента, к мажилисменам.

Но инициатива всегда исходила от нас, а не от госслужащих.

Многое делается без учета общественного совета. Например, еще 31 декабря 2015 года вышло постановление о проведении общественных слушаний, которые должны предварительно проходить через общественный совет. У нас же с общественными слушаниями кто что хочет, то и делает. Например, по такому сценарию прошли слушания по переименованию улицы Интернациональной, хотя это принципиальный вопрос, который касается одной из центральных улиц города.

Когда городским властям удобно, они обращаются в общественный совет, когда нет – в совет аксакалов.

По моему мнению, после появления общественных советов все остальные надо было упразднить, просто введя старейшин в состав общественного совета. А при сложившейся ситуации власти имеют возможность играть общественным мнением.

Цветочные церемонии

– Говорят, в Семее решено уменьшить количество участников нового общественного совета? Вас было слишком много?

– Законом не оговаривается количество членов общественных советов. У нас в составе первого было 17 человек. Во втором предполагается 11, но пока комиссия работает над этим. Скорее всего, вопрос нужно ставить по-другому. У нас получается сложная система формирования общественных советов. Маслихат создает комиссию по рассмотрению кандидатов. При этом там подавляющее большинство депутатов является членами партии “Nur Otan”, во главе городских филиалов этой партии стоят акимы.

В соответствии с партийной дисциплиной большинство депутатов маслихата подчиняется руководителю своей региональной фракции, и в итоге по факту аким формирует общественный совет под себя.

В результате в первом совете в Семее половина членов была не работающими, а присутствующими, а некоторые – уже и отсутствующими. Бизнес перешел все границы: власти Семея продали кусок улицы без учета мнения горожан

Я считаю, поскольку мы за прошедшие годы наработали какой-то опыт, наверное, перед роспуском надо было собрать участников общественного совета и посоветоваться, хватало ли участников? Может, надо не 11, а 21 или 31? Но нас никто не спросил. Сама система неправильная. У нас в процессе трех лет работы люди выбывали, а мы не могли никого нового ввести, поскольку введение нового члена взамен выбывшего должно проводиться точно по такой же схеме – маслихат должен собрать комиссию, комиссия обязана поработать и утвердить кандидатуру. Хотя мы в процессе работы уже видели, кого нам не хватало. Например, медика, который бы профессионально разбирался в медицине, юриста или сотрудника правоохранительных структур. Все эти вопросы стоило обсудить при окончании срока работы общественного совета, собрались бы и выслушали бы предложения, подвели итоги. Да, аким попрощался с составом первого совета, но это была скорее цветочная церемония, а не рабочая встреча. Хотя нужно было провести именно ее.

Эй вы, там, наверху!

– В каждом общественном совете наработали собственный опыт. Возможно, в более крупных советах ситуация сложилась иначе?

– Об этом трудно судить из-за полного отсутствия информации. К примеру, на сайтах многих министерств, при каждом из которых созданы общественные советы, нет никаких сообщений об их работе. Что делали? Какие вопросы решали? К чему пришли? Никто не знает, чем занимаются такие советы.

Если провести опрос, выяснится, что в регионах даже активисты не знают членов общественного совета любого министерства.

К тому же в советах при столичных ведомствах отсутствуют общественники из областей, и, как следствие, отсутствует связь у министерств с регионами. И это главная проблема, ведь министерства должны решать насущные вопросы всей страны, а не только столицы.

– Разве существуют препоны для региональных общественников, которые хотели бы работать в советах при центральных госорганах?

– Теоретически никаких. Но на практике участник такого совета на каждое заседание должен выезжать в столицу за свой счет. Для нас даже на местном уровне затруднительным оказался вопрос финансирования. Например, отправить 3–4 письма в разные комитеты мажилиса стоит порядка 1 000 тенге, которые общественники платят из своего кармана. Члены общественных советов за свой счет распечатывают и копируют многочисленные документы, необходимые для работы во время заседаний. За каждый лист тоже нужно платить. Что уж говорить про стоимость проезда в другой город и проживание в гостинице. Хотя, мне кажется, министерствам можно было предусмотреть этот вопрос. Или проводить заседания общественных советов в режиме онлайн или в формате селекторных совещаний, чтобы представителям регионов никуда не нужно было выезжать для участия в работе совета.

Стоит ли удивляться, что в общественных советах при министерствах фактически никого нет из низов. В совет при министерстве сельского хозяйства вошли известные бизнесмены, государственные деятели и экс-депутаты парламента, руководители ТОО. В совет министерства национальной экономики входят два исполнительных директора банка. У них проблемы только своего финансового учреждения.

У них есть возможности приехать на совет, но они решают вопросы своих компаний. Как правило, эти люди далеки от проблем простого человека. Николай ИСАЕВ: Строительная отрасль превращается в кружок самодеятельности

Когда я разговариваю с сотрудниками министерств, мы разговариваем на разных языках, потому что у нас разный уровень жизни. Поэтому представителей областных советов общественности желательно вводить в составы советов при министерствах. Тогда и взаимосвязь с регионами будет реальной, и проблемы будут озвучиваться и решаться те, которые волнуют большую часть населения.

Между тем на днях Касым-Жомарт ТОКАЕВ во время встречи с общественностью Туркестана заявил: “С народом надо работать каждый день. Главная цель министерств, акимов разных уровней – защита прав граждан. Это их конституционная обязанность и гражданский долг. Главный фокус государственных расходов – это решение нужд простых людей. Вода, жилье, рабочие места, условия и инфраструктура для жизни наших граждан – всё это беспокоит население страны. И эти вопросы мы будем решать”. Хочется надеяться, что это позволит пересмотреть работу новых общественных советов на всех уровнях.

СЕМЕЙ

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи