Опубликовано: 4900

“Папа всю жизнь отдал Казахстану”

“Папа всю жизнь отдал Казахстану”

Алма-Ата, 1953 год. 23-летний выпускник строительного техникума Анатолий ОЖГО попадает в проектную мастерскую под руководством Евгении Матросовой и вместе с коллегами участвует в создании первого масштабного генерального плана города, определившего его развитие на много-много лет вперед. Тогда начинающий специалист предложил сделать улицу Абая пятиполосной в каждом направлении – видел, каким будет трафик через 50 лет. Позже нарисовал и

спроектировал целые улицы, поселки, здравницы, города…

Член Союза архитекторов СССР, Казахстана, Анатолий Анатольевич ушел из жизни в 90 лет. Его дочь Елена ОЖГО рассказала “КАРАВАНУ” – какой непростой и в то же время интересной была его судьба.

“Сызганов спас отца, и он всю жизнь это имя повторял”

Будущий архитектор родился в 1930 году в городе Свердловске, оттуда родом его мама. После семья переехала в туркменский город Кушку – на границе с Афганистаном. Это самая жаркая точка бывшего Союза. “Дальше Кушки не пошлют”, – так шутили между собой военные тех лет. Отец, Анатолий Фелицианович, работал бухгалтером в каракулеводческом хозяйстве, мама была домохозяйкой.

– Жили в землянках, на пол стелили только кошму – важно было отгонять от жилища каракуртов, – рассказывает Елена Ожго. – Отец заболел тяжелым отитом. Ему было 6 лет, когда приехал проверяющий из министерства сельского хозяйства.

Он увидел, как мучается ребенок, и сказал родителям: поезжайте в Алма-Ату, там есть хирург Сызганов, он вашему сыну поможет.

Александр Сызганов сделал папе первую операцию на уши, состояние было запущенное, так как в Кушке не было квалифицированной помощи. Его Александр Сызганов спас, и он всю жизнь это имя повторял. Отец почти потерял слух, слышал он одним ухом лишь на треть. Но это не мешало ему в дальнейшем быть ведущим танцором на всех мероприятиях – он прекрасно чувствовал ритм танго, вальса, фокстрота…

В Алма-Ате нашему деду помогли устроиться в министерство сельского хозяйства. Бабушка тоже работала. Выпускница царской гимназии, она прекрасно владела латынью, в дальнейшем это помогало ей выживать.

“По грудь в снегу ходил по полям”

1937 год. Репрессии. В течение 24 часов семью Ожго выселяют на улицу из собственной квартиры, что находилась в двухэтажном доме на Зенкова – Шевченко. Анатолия Фелициановича арестовали, в 1938 году расстреляли.

– Папа рос в интеллигентной семье служащих. Бабушка с дедушкой работали, хорошо зарабатывали, имели ковер, фортепиано, дедушка на скрипке играл, – продолжает Елена Ожго. – Наспех распродав вещи, бабушка с двумя детьми покидает Алма-Ату. Уехали они в Свердловск. А после их отправили в ссылку в поселок Пышма Свердловской области. Страшная глубинка – волки, маленькая сельская школа находилась от дома в 12 километрах, где отец окончил семилетку. Дедушкиных двоих братьев, супругу одного из братьев тоже репрессировали, осталась дочь Римма. Бабушка взяла ее к себе.

В первую зиму семья ела картофельные очистки – их выбрасывал человек, который сдавал им угол в своем доме.

Растущий подросток, не получавший необходимого питания, пух с голоду и выхаживался в областной больнице, куда мама привезла его, умирающего, на санках.

Потом бабушка устроилась на военное предприятие, шила по 12 гимнастерок в день. Всю жизнь папа не любил звук швейной машинки. Он был старшим ребенком, сестры Ада и Римма – младше. Единственный мужчина в семье рано стал взрослым, обучился всему: рыбачил, собирал грибы, колол дрова, строгал. С этих лет он всё делал своими руками – электрику, ремонт, замки ремонтировал. А потом и с машинами сам возился. А в 70-е годы своими руками дачу построил, из ничего…

– Анатолий Анатольевич получил образование?

– После войны семья вернулась в Алма-Ату. Папа мечтал быть летчиком, но понимал, что не пройдет медкомиссию из-за слуха. Любовь к рисованию с малых лет определила выбор профессии. В 1953 году он окончил строительный техникум, получил специальность техника-строителя. Уже через год отправился в первом эшелоне на целинные земли разбивать участки под посевы, размещать рабочие вагончики – основу будущих поселков. Отец вспоминал, как по грудь в снегу ходил по полям, чтобы их разметить на картах будущей посевной площади. Он имеет медаль “За освоение целинных и залежных земель”.

Дальше жизнь заставила его получить высшее образование – в 1970 году он окончил Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт в Москве.

Входную арку будущей ВДНХ рисовал на салфетке

– В какой вы росли атмосфере?

– Творческой! А еще в атмосфере постоянных планерок и технико-экономических совещаний. Мама, Ольга Ильинична, была инженером-градостроителем. Она – выпускница Харьковского коммунального инженерного института, приехала в Алма-Ату по распределению. Родители поженились в 1956 году, я у них поздний ребенок. Оба работали в Казгосстройпроекте. Много рисовали. Под руками всегда лежали кисти, краски, карандаши, а еще подрамники, рулоны ватмана, кальки… В школе я была оформителем, и по ночам кроме папиных проектов мы с ним рисовали стенгазеты.

– Расскажите о самых известных проектах отца, которыми гордится ваша семья.

– Улица Абая – его первая работа. Ему было 23 года – еще мальчишка, которого постоянно дергает милиция. Как только что-то случается на районе, за ним сразу приходят, забирают, потому что он из семьи репрессированного. Деда реабилитировали только в 1958 году.

Отец находился в постоянном напряжении, однако, когда садился за работу, был очень свободным. Он гордился этим проектом, знал каждый метр улицы Абая. На огромном листе ватмана нарисовал улицу и всё, что на ней будет размещено. По проекту, улица должна была быть пятиполосной в каждом направлении. Комиссия в составе 1-го секретаря Компартии Казахстана Пантелеймона Пономаренко и 2-го секретаря Леонида Брежнева принимала работу мастерской. Отец очень переживал, что они не смогли отстоять ширину улиц.

Мастерская Евгении Матросовой выполнила первый градостроительный план города – большую объемную работу. Отец вспоминал: их команда только и говорила о том, чтобы спроектировать город с учетом охраны окружающей среды, чтобы улицы продувались.

Второй объект, за который он переживал, – библиотека им. Ленина (Национальная) по улице Абая, так как ее построили за красной линией, поперек основных магистралей.

Но на этом настаивало городское руководство. У него отношение к власти всегда было, мягко говоря, критическое. И ничего от нее он не ждал.

Принимал участие в подготовке планировочного решения строительства ВДНХ в Алма-Ате. Один из вариантов входной группы, три куполообразные аркады, нарисовал на салфетке. Впоследствии родилась красивейшая пятиарочная входная группа с большей по масштабу высотой. Вообще, папа очень любил Алма-Ату, всегда восхищался красотой города.

В 1980 году отец перешел в Союзкурортпроект, проектировал санатории в Мерке, Сарыагаше, в других республиках – Узбекистане, Туркменистане, а после вышел на пенсию. Но пенсии как таковой не было – он постоянно работал на частных заказах.

Вся курортная Щучинско-Боровская зона нарисована и спроектирована отцом. Города – Арысь, Жезказган, Капшагай, Шымкент.

В этом году, на 90-летний юбилей, папа сказал: я счастливый человек, потому что у меня была такая работа! И видел результат.

“Таких людей на свете нет!”

Елена Анатольевна говорит, что отец, несмотря на постоянную загруженность, возложенную ответственность, был очень мягким, безотказным:

– Мне всегда казалось, что на нем все ездят. Последние годы он болел. Тяжело перенес смерть супруги – мама ушла 9 лет назад… Но старался не унывать, много общался, читал, был в курсе всех новостей. Впервые ознакомился с архивным делом своего репрессированного отца Анатолия Фелициановича – в МВД рассекретили архивы. Прочитал, что изъяли у семьи, какие показания кто давал – ни один человек про его отца плохого слова не сказал. Смог узнать, где отец родился, в какой семье рос. Для него это было очень важно! У нас впервые появилась фотография дедушки, измученного, перед расстрелом…

– Знаете, сейчас таких людей уже почти нет! – говорит Маргарита Алексеевна ХАНИКОВА, руководитель отдела экспертизы главного архитектурно-планировочного управления г. Алма-Аты (в 1960–1980 годы). – Анатолий Анатольевич был человеком широкой души, внимательным к людям, отзывчивым. Кто бы ни попросил помочь, выкладывался, рисовал, рассказывал. Мы работали в разных организациях, но контактировали часто. Всё, что проектировал его институт, попадало к нам на экспертизу, на согласование главного архитектора города. Это сотни проектов!

Дача. Последний урожай

Дача. Последний урожай

Мы смеялись с его супругой: когда на даче какой-нибудь сосед кричал: “Анатолий Анатольевич!” – он бросал всё, выходил и… пропадал. Люди очень тянулись к нему. Он с любовью относился ко всему, что делал. Очень интеллигентный – это свойство старых советских аристократов.

Анатолий Анатольевич ОЖГО – 9.02.1930 – 30.10.2020 г.

Участник трудового фронта, ветеран труда (стаж 55 лет), член Союза архитекторов СССР, член Союза архитекторов Казахстана, обладатель золотого диплома Союза архитекторов РК.

Алматы

Оставить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи